"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Артиллерия » Советские самоходки


Советские самоходки

Сообщений 1 страница 10 из 39

1

Горьковская альтернатива
История советских лёгких самоходных артиллерийских установок неразрывно связана с городом Горьким, нынешним Нижним Новгородом. Именно здесь разрабатывались и строились артиллерийские системы, которые устанавливались на лёгкие советские САУ. Здесь же создали и выпускали ЗИС-30, первую серийную советскую лёгкую САУ военного периода. В Горьком находилось и головное производство танков Т-60 и Т-70, на базе которых разрабатывались самоходные установки. Неудивительно, что конструкторское бюро Горьковского автомобильного завода им. Молотова в конце концов также подключилось к созданию САУ. Разработанные здесь машины ГАЗ-71 и ГАЗ-72, о которых пойдёт речь в этом материале, при определённом стечении обстоятельств вполне могли бы стать основными лёгкими самоходными установками Красной армии.

Вынужденная конкуренция
Работы по линии самоходных установок для ГАЗ им. Молотова можно считать не совсем профильными. Заводу и так хватало забот по основной сфере деятельности. Весной 1942 года произошёл переход от производства Т-60 к гораздо более совершенному лёгкому танку Т-70. Это не первая машина, созданная в Горьком: ещё в 1936 году под руководством В. В. Данилова здесь был разработан разведывательный танк-амфибия ТМ («танк Молотова»), весьма примечательная машина, оснащённая спаркой двигателей ГАЗ АА. Но ТМ дальше опытного образца не продвинулся. А вот ГАЗ-70, он же Т-70, оказался настоящей палочкой-выручалочкой для советского танкостроения и для Красной армии. Благодаря этой машине удалось, наконец, ликвидировать пробел в системе танкового вооружения, образовавшийся после неудачи с запуском в серию лёгкого танка Т-50.

Разумеется, по совокупности характеристик Т-50 превосходил Т-70, но воюют обычно тем что есть. В крупную серию Т-50 так и не попал, а Т-70 был максимально ориентирован на возможности производства в военный период. Неудивительно, что этот танк стал вторым по массовости советским танком военного времени после Т-34. Кроме того, база Т-70 оказалась удачной для разработки самоходных установок.
http://s8.uploads.ru/t/CSMI3.jpg
Тактико-технические требования на 45-мм противотанковую самоходную установку. Эту машину на базе Т-70 должен был разрабатывать ГАЗ
им. Молотова
В течение первой половины 1942 года основным центром разработки средних САУ был Свердловск. Туда в конце 1941 года эвакуировали завод № 37. Возрождённый на новом месте отдел № 22 помимо текущих работ по освоению производства Т-30 и Т-60 с весны 1942 года трудился над созданием лёгких самоходных установок. Конструкторское бюро плотно сотрудничало с С. А. Гинзбургом, претворяя в жизнь его концепцию «универсального шасси» на базе Т-60. Именно из этой концепции берут начало самоходные установки СУ-31 и СУ-32.

Одна их этих машин вполне могла бы пойти бы в серию, но судьбе было угодно распорядиться иначе: 28 июля 1942 года вышло постановление ГКО №2120 «Об организации производства танков Т-34 на Уралмашзаводе и заводе № 37 Наркомтанкопрома». Согласно этому документу, завод № 37 входил в состав Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ), а выпуск лёгких танков на его мощностях прекращался. Это означало, что и работы по лёгким САУ в Свердловске также останавливались. Наработки по СУ-31 и СУ-32 были переданы на завод № 38 в Киров, где Гинзбург стал работать в тесном сотрудничестве с заводским КБ под руководством М. Н. Щукина.
http://sh.uploads.ru/t/mLEwb.jpg
Постановление ГКО № 2429 «О производстве опытных образцов артиллерийских самоходных установок», ставшее отправной точкой для создания СУ-11, СУ-12, СУ-71 и СУ-72. Как можно заметить, ЗСУ сначала в текст не попала, её вписали позже. Правки вносил сам Сталин
Испытания СУ-31 и СУ-32 продолжались до сентября 1942 года. По их итогам выбор был сделан в пользу шасси «31» с параллельным размещением двигателей ГАЗ-202. Именно такую схему взяли в работу на заводе № 38. С другой стороны, в Главном артиллерийском управлении (ГАУ) и Главном автобронетанковом управлении (ГАБТУ) Красной армии решили подстраховаться. Серьёзные задержки имели место по всем направлениям развития советских самоходных установок. В этот момент и возникла идея привлечь к программе создания лёгких САУ КБ ГАЗ им. Молотова. Танковое направление там возглавлял заместитель главного конструктора Н. А. Астров. В тот момент КБ работало над модернизацией Т-70, но от срочного задания сверху отказываться не стало. Таким образом, начались работы над ещё одной машиной. В случае неудачи КБ завода № 38 и Гинзбурга она стала бы той самой СУ-76, которую ждали в войсках.

Мы пойдём другим путём
Тактико-технические требования (ТТТ) на самоходные артиллерийские установки были выработаны к 16 октября 1942 года. Изобретать наверху велосипед не стали и во многом повторили требования, по которым создавались СУ-31 и СУ-32. Даже в плане компоновки ТТТ повторяли построенные в Свердловске машины. Например, «76-мм штурмовая самоходная установка» базировалась на шасси, которое разрабатывалось с использованием агрегатов Т-70. Это означало, что в ней применялся спаренный двигатель ГАЗ-203. Выглядит это весьма любопытно, особенно на фоне того, что в ГАУ забраковали подобную схему, поскольку на СУ-32 такая силовая установка перегревалась. Начальник ГАУ генерал-полковник Н. Д. Яковлев и заместитель народного комиссара обороны генерал-полковник Н. Н. Воронов о результатах испытаний знали, тем не менее данные ТТТ подписали.

Наряду с ЗИС-3 в качестве альтернативного вооружения лёгкой штурмовой САУ предполагалось использовать 57-мм противотанковую пушку ИС-1. Она представляла собой переработанную противотанковую пушку ЗИС-2, летом-осенью 1942 года это орудие разрабатывалось КБ завода № 92 под руководством В. Г. Грабина. Это же орудие предполагалось использовать и на полугусеничной САУ ЗИС-41. Согласно требованиям, боекомплект штурмовой САУ, вооружённой ЗИС-3, должен был составить 60 патронов. Боевая масса машины не превышала 10 тонн, а высота в походном положении составляла не более 2 метров. Расчётная максимальная скорость достигала 45 км/ч, а запас хода — 200–250 км.

http://sg.uploads.ru/t/QeHIb.jpg
Продольный разрез ГАЗ-71. Хорошо заметно, что компоновка у машины весьма неординарная
Конструкция шасси должна была разрабатываться с возможностью постройки на этой же базе зенитной самоходной установки (ЗСУ). Вместе с тем ТТТ на «37 мм зенитную самоходную установки» оформили отдельно. Данная машина по компоновке практически полностью повторяла СУ-31, это касается и параллельного расположения двигателей ГАЗ-202. В отличие от предшествующей разработки, на сей раз базой машины выступал Т-70. Требования к характеристикам шасси оказались сходными с ТТТ на «76-мм штурмовую самоходную установку».

В дополнение к 76-мм САУ и 37-мм ЗСУ появилась третья машина на базе Т-70. В тот же день (16 октября 1942 года) Воронов и Яковлев утвердили ТТТ на «45-мм противотанковую самоходную установку». В качестве вооружения предполагалось использовать 45-мм противотанковую пушку М-42, незадолго до этого принятую на вооружение Красной армии. В качестве базы предполагалось использовать танк Т-70, причём в данном случае речь шла именно о самом танке, а не о его шасси.

http://s8.uploads.ru/t/Oy5GC.jpg
Ещё более нестандартно компоновка шасси выглядит сверху
19 октября 1942 года Сталин подписал постановление ГКО № 2429 «О производстве опытных образцов артиллерийских самоходных установок». В первоначальный текст ЗСУ не попала, её включили уже в ходе правок:

«2. Обязать Наркомтанкопром (т. Зальцмана) и Наркомсредмаш (т. Акопова) немедля создать образцы самоходных артиллерийских установок с 76 мм пушкой на базе агрегатов танка Т-70, подав их для полигонных испытаний к 15 ноября с. г.

3. Обязать Наркомсредмаш (т. Акопова) немедля создать образец самоходной артиллерийской установки с 45 мм пушкой на базе танка Т-70, подав его для полигонных испытаний к 20 ноября с. г.

4. Обязать Наркомтанкопром (т. Зальцмана) и Наркомсредмаш (т. Акопова) к 1 декабря с. г. изготовить и подать на полигонные испытания образцы самоходных артиллерийских зенитных установок с 37 мм пушками на базе агрегатов танка Т-70».

Все три самоходные установки разрабатывать обязали ГАЗ им. Молотова. 76-мм штурмовая САУ получила заводской индекс ГАЗ-71, ведущим инженером машины был В. С. Соловьев. ЗСУ получила заводское обозначение ГАЗ-72, в качестве ведущего инженера назначили А. С. Маклакова. Наконец, 45-мм самоходная установка на базе танка Т-70 получила заводское обозначение ГАЗ-73. Со стороны ГАУ КА работы сопровождал майор П. Ф. Соломонов, с осени 1941 года плотно курировавший работы по самоходной артиллерии. Согласно планам, работы по ГАЗ-71 предполагалось закончить к 15 ноября, по ГАЗ-73 — к 20 ноября, а по ГАЗ-72 — к 1 декабря 1942 года.
http://s8.uploads.ru/t/MEarf.jpg

Схема трансмиссии шасси ГАЗ-71 и ГАЗ-72
В КБ ГАЗ им. Молотова весьма вольно отнеслись к полученным тактико-техническим требованиям, впрочем, как и в КБ завода № 38. Прежде всего это касается компоновки самоходных установок. Достаточно сказать, что ни в Кирове, ни в Горьком даже не собирались проектировать машины с использованием двигателей ГАЗ-203. Решение вполне разумное, поскольку, как уже упоминалось выше, на испытаниях силовая установка СУ-32 в виде спарки этих моторов перегревалась. Неудивительно, что в такой ситуации было принято решение использовать параллельно расположенные моторы ГАЗ-202.

Кроме того, жизнь проекта ГАЗ-73 оказалась очень недолгой. Никаких проектных изображений этой машины не сохранилось, но в целом она должна была напоминать самоходную установку ИС-10, которую разработали в КБ завода № 92. На ГАЗ достаточно быстро поняли, что подобная концепция лишена смысла. Дальше проектных работ дело не продвинулось. Выяснилось, что для нормального размещения орудия необходимо поднимать высоту машины на 20 см. Боевое отделение при этом всё равно получалось маленьким, а огневая манёвренность и скорострельность оказывались низкими. По состоянию на конец ноября 1942 года работы по ГАЗ-73 перешли в другое русло: теперь машину начали проектировать на базе шасси ГАЗ-71. Вместо форсированных моторов ГАЗ предполагалось использовать двигатели ЗИС-16. Последние упоминания этой машины датированы 29 ноября 1942 года, далее работы были остановлены.
http://sh.uploads.ru/t/QJZGO.jpg

ГАЗ-71 на заводском дворе, декабрь 1942 года
Совсем иначе дела обстояли с ГАЗ-71, которую в переписке называли СУ-71. К 15 ноября 1942 года, как требовало постановление ГКО № 2429, её изготовить не успели. Но к 28 ноября машину построили, и она готовилась к заводским испытаниям. САУ получилась весьма оригинальной: формально СУ-71 базировалась на шасси Т-70Б, но в исходную конструкцию шасси внесли множество изменений. Ведущие колёса вместе с бортовыми передачами были перенесены из передней части корпуса в корму. Ленивцы, соответственно, перекочевали в носовую часть, одновременно лишившись обрезинивания. В корму, а именно под пол боевого отделения, справа по ходу движения, перекочевали коробки передач от ГАЗ ММ и фрикционы. Под пол боевого отделения, слева по ходу движения, перекочевали и топливные баки.

В отличие от СУ-31, коробки передач не были разнесены по бортам корпуса, а оказались установлены вплотную друг к другу, рядом с ними были расположены и фрикционы. Блокировку главных фрикционов конструкторы выполнили таким образом, что их можно было выключать раздельно, благодаря чему имелась возможность двигаться на одном моторе. Сами двигатели остались в носовой части СУ-71, но их расположили вплотную друг к другу, сместив вправо, а место механика-водителя перекочевало к левому борту.

http://s5.uploads.ru/t/1t7jc.jpg
Эта же машина спереди
Не менее оригинально был выполнен корпус СУ-71. Его лобовая часть собиралась не из трёх, а из двух деталей. В нижнем лобовом листе имелись лючки для доступа к механизмам заводки двигателей, а в верхнем находились люк механика-водителя и люк доступа к двигателю. Установка вооружения также отличалась: от ЗИС-3 использовались только качающаяся часть и верхний станок, который своим штырём устанавливался в гнездо на лобовом листе рубки. Подобная конструкция предусматривалась ещё на заводе № 37, но там так и не была реализована. Благодаря этому решению в рубке стало ещё просторнее (по сравнению с СУ-32). Противооткатные механизмы пушки прикрывались кожухом весьма сложной формы.

http://s3.uploads.ru/t/Y0bwU.jpg
Общий вид боевого отделения
Верхние борта корпуса и рубки были выполнены как единое целое и имели наклонное расположение. Благодаря такому решению СУ-71 имела более просторное боевое отделение. Правда, уровень пола оказался заметно выше из-за того, что под ним размещались топливные баки и элементы трансмиссии. Доступ в боевое отделение осуществлялся через большой двустворчатый люк в верхнем кормовом листе рубки. Радиостанция размещалась слева по ходу движения, при этом место командира и его перископический прибор находились справа. Боезапас размещался в укладке под пушкой (15 выстрелов) и в ящиках по бортам боевого отделения (три ящика справа и один слева, их крышки в походном положении выполняли роль сидений), ещё восемь выстрелов крепилось с внутренней стороны задней стенки рубки. Из-за того что на СУ-71 отсутствовали крылья, большую часть шанцевого инструмента также разместили в боевом отделении.

Оригинально, но ненадёжно
Проблемы, которые выявились при разработке самоходной установки ГАЗ-73, стали первой, но далеко не последней неудачей КБ ГАЗ им. Молотова. Как уже упоминалось выше, по состоянию на 28 ноября СУ-71 готовилась к заводским испытаниями. Между тем КБ завода № 38 к этому времени не только разработало собственную машину, получившую индекс СУ-12, но и успело её построить, а также провести заводские испытания, которые закончились 27 ноября. К 30 ноября предполагалось отправить её на Гороховецкий артиллерийский научно-испытательный опытный полигон (АНИОП) для проведения полигонных испытаний. В Горьком работы задерживались, из-за чего самоходная установка уже в начале декабря оказалась за бортом. 2 декабря 1942 года вышло постановление ГКО № 2559 «Об организации производства самоходных артиллерийских установок на Уралмашзаводе и заводе № 38». Ещё до начала совместных испытаний горьковская САУ оказалась не у дел.
http://s3.uploads.ru/t/lGgt3.jpg
Орудие на максимальном угле возвышения
Несмотря на решение Государственного комитета обороны о производстве СУ-12, сравнительные испытания СУ-12 и СУ-71 никто не отменял. На Гороховецкий АНИОП СУ-12 прибыла 5 декабря, к тому времени САУ в ходе заводских испытаний прошла 150 км.

Что же касается СУ-71, то её доставка на полигон затягивалась. 3 декабря на ГАЗ был отправлен член испытательной комиссии майор Соломонов. В ходе последовавших переговоров с руководством завода, в которых также принимал участие председатель комиссии генерал-лейтенант артиллерии В. Г. Тихонов, был назначен срок прибытия СУ-71 на полигон — 6 декабря. В назначенный срок машина не пришла, и лишь после вторичного прибытия Тихонова на ГАЗ СУ-71 отправили на полигон. Однако на полпути САУ вернули обратно вследствие неисправности системы охлаждения двигателей. В итоге до полигона СУ-71 добралась 9 декабря лишь для того, чтобы после проведения программы заводских испытаний и стрельб на следующий день снова вернуться на завод.
http://sg.uploads.ru/t/Lva81.jpg
Работа расчёта в боевом отделении
Снова на полигонные испытания СУ-71 поступила лишь 15 декабря. Вместе с ней прибыли начальник ОКБ ГАЗ В. А. Дедков и военпред Куликов. К тому моменту СУ-71 успела произвести 64 выстрела и пройти в общей сложности 350 км. В ходе последовавших полигонных испытаний полноценных тестов ходовой части так и не провели, поскольку машину постоянно преследовали технические проблемы. В итоге СУ-71 прошла лишь полноценные испытания стрельбой, дополнительные 235 выстрелов были сделаны для проверки системы установки орудия на штыре.
http://sh.uploads.ru/t/VgB7F.jpg
ГАЗ-71, вид сзади
Даже если абстрагироваться от постоянно преследовавших машину технических неполадок, у СУ-71 было далеко не всё гладко и с точки зрения тактико-технических характеристик. Вместо 10 тонн, как требовалось в ТТТ, боевая масса машины составила 11,75 тонн. В значительной степени именно существенный перегруз стал причиной перегрева двигателя и ряда других неполадок. Машина оказалась на 15 см выше положенного, недостаточными были углы вертикальной и горизонтальной наводки её орудия. Из-за технических проблем оценить максимальную скорость не получилось, но есть серьёзные подозрения, что разогнаться до 45 км/ч машина не смогла бы. Одной из немногих её положительных особенностей комиссия посчитала конструкцию крепления орудия в боевом отделении. В целом же вердикт оказался вполне ожидаемым: самоходная установка испытаний не выдержала, на вооружение рекомендована быть не может, доработка нецелесообразна.

2

Принятая 2 декабря 1942 года на вооружение Красной армии самоходная установка СУ-12 была вполне удачной машиной. Правда, у неё имелся врождённый дефект в виде параллельно расположенных двигателей. Такая компоновка силовой установки стала ахиллесовой пятой машины: число дефектов, связанных с моторно-трансмиссионной группой, было очень высоким. Из-за проблем многие СУ-12 долгое время даже не могли добраться до фронта. Чтобы исправить ситуацию, нужно было серьёзно переделывать проблемные узлы. Так появилась СУ-15М, более известная как СУ-76М. Она стала вторым по численности образцом бронетехники Красной армии, уступая только Т-34. Эта статья посвящена разработке СУ-76М и её серийному производству с лета 1943 до весны 1945 года.

По схеме Т-70 и без крыши
Первое время С.А. Гинзбург, главный конструктор СУ-12, считал причиной многочисленных поломок коробок передач их низкое качество. Но конструкторское бюро (КБ) завода №38 было иного мнения. К 11 марта 1943 года директор завода №38 К.К. Яковлев, главный инженер Л.Л Терентьев и главный конструктор М.Н. Щукин подготовили письмо, в котором изложили свой взгляд на причины поломок. По их мнению, проблема была не столько в качестве КПП, сколько в компоновочной схеме. В письме предлагались определённые решения, способные улучшить ситуацию, но для полноценного решения проблемы требовалась радикальная мера — установка на САУ двигателя и коробки передач от Т-70.

Это предложение поддержали военный представитель на заводе и Главное артиллерийское управление (ГАУ). 14 апреля 1943 года вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №3184сс «О самоходных установках СУ-76». Согласно ему, к 1 мая 1943 года завод №38 был обязан подготовить две 4-орудийные батареи СУ-76. Первая батарея строилась на шасси Т-70Б, вторая — на шасси СУ-12, но с моторно-трансмиссионной группой Т-70Б.

http://s5.uploads.ru/t/EYI8U.jpg
Первый образец самоходной установки СУ-15, Гороховецкий АНИОП, июнь 1943 года
Данный пункт постановления ГКО №3183 стал началом работ по самоходным установкам СУ-38 и СУ-16. Их конструкция во многом пересекалась с проектом САУ ИС-10 разработки КБ №92. Началась разработка и ещё одного семейства лёгких САУ — СУ-74. Эти машины разрабатывались КБ ГАЗ им. Молотова. Горьковские машины предполагалось оснащать двигателями ЗИС-16. Работа сразу над тремя однотипными проектами объясняется просто: скверная ситуация с надёжностью СУ-76 могла сорвать планы по насыщению войск лёгкими САУ. Нужна была подстраховка.
http://s3.uploads.ru/t/qfkzY.jpg

Орудие на минимальном угле склонения
Самоходная установка с моторно-трансмиссионной группой Т-70Б получила заводское обозначение СУ-15. Хотя от заводского КБ требовалось просто перекомпоновать машину под новые агрегаты, переделке подверглось и её боевое отделение. Причиной тому стали недостаточно просторные рабочие места командира и заряжающего. Из-за переделки моторного отделения внутри боевого отделения появился достаточно большой выступ, под которым скрывались радиатор и воздуховод системы охлаждения. Поскольку двигатель располагался теперь только справа, воздухозаборник и воздуховод системы охлаждения также остались только справа. Лючок для системы запуска двигателя расположился в правой части центрального лобового листа корпуса, люк доступа к главной передаче — в правой части верхнего лобового листа. Слева от механика-водителя находился отсек с топливными баками общим объёмом 412 литров.
http://sg.uploads.ru/t/3viku.jpg

Орудие на максимальном угле возвышения
Для увеличения объёма боевого отделения конструкторы немного расширили рубку влево, здесь появился небольшой выступ. Влево сместилась и орудийная установка, которая претерпела некоторые изменения и стала похожей на орудийную установку ЗИС-8, разработанную КБ завода №92. Появилась специальная балка с литым основанием под штырь верхнего станка. В средней части балка крепилась к лобовому листу рубки. С помощью этой конструкции удалось избавиться от старого варианта орудия с укороченными станинами, которые занимали немало места в боевом отделении.

Боевое отделение сохранило крышу по типу СУ-12. Боевая масса машины составила 11,2 тонны.

http://s7.uploads.ru/t/8vQOy.jpg

Как и у СУ-12, у СУ-15 боевое отделение было закрытым
Два сомнительных факта из истории СУ-15 переходят из одной публикации в другую. Первый заключается в том, что к созданию этой САУ якобы имел отношение Н.А. Астров. На самом деле Николай Александрович разрабатывал не СУ-15, а её прямого конкурента — СУ-74. Вторая ошибка касается количества выпущенных образцов и их времени постройки. На самом деле никакого опытного экземпляра СУ-15 не строилось. В постановлении ГКО №3184сс ясно говорится о производстве 4-орудийной батареи, именно столько СУ-15 и выпустил завод №38. Машины были построены в апреле 1943 года и получили серийные номера с 15-601 по 15-604.

У СУ-38 и СУ-74 на испытаниях были обнаружены серьёзные дефекты. В результате машины существенно переделали.
http://s3.uploads.ru/t/X4Rlv.jpg

В ходе ходовых испытаний стало ясно, что машину нужно делать более лёгкой
Первый образец СУ-15 вышел на заводские испытания 21 апреля 1943 года. Машина должна была пройти 1000 километров, из которых 300 по булыжному шоссе. В акте отмечалось, что машина 15-601 была собрана с массой недочётов, вызванных спешкой. Например, двигатель она получила ремонтный, не новой была и главная передача, а ленивец оказался с резиновым бандажом.

К 30 апреля машина прошла 804 километра. Вместо булыжного шоссе ехать пришлось по грязному просёлку. Средняя скорость движения в тяжёлых дорожных условиях составила 15,2 км/ч, машина расходовала 280 литров горючего на 100 километров. Для сравнения в пробег отправился и танк Т-70Б. Температурный режим у системы охлаждения СУ-15 оказался немного ниже, плавность хода машин оказалась одинаковой. Испытания стрельбой позволили сделать вывод о достаточно удобном размещении расчёта орудия.
http://s8.uploads.ru/t/B7Eqk.jpg

Одна из первых СУ-15М установочной партии, август 1943 года
К середине мая 1943 года СУ-15 с номером 15-601 прошла 960 километров, остальные три машины по 50–100 километров. В целом машина получилась удачной, но у комиссии возник целый ряд претензий. Среди них, помимо производственных дефектов, указывался и высокий износ ходовой части.

26 мая 4 СУ-15 и 3 СУ-38 были отправлены на Гороховецкий АНИОП, где с 4 по 16 июня эти машины испытывались. Испытания стрельбой машины выдержали, а с ходовыми испытаниями обнаружились прежние проблемы. Наблюдался повышенный износ гусениц и других элементов ходовой части.

В Главном бронетанковом управлении Красной армии (ГБТУ КА), которое с конца апреля 1943 года контролировало работы над самоходными установками, одной из причин быстрого износа посчитали чрезмерный вес машины. Кроме того, весной 1943 года были изучены трофейные немецкие аналоги СУ-15 — самоходные установки Marder II и Marder III. С учётом полученной информации было принято решение облегчить конструкцию СУ-15 путём уменьшения толщины лобовой брони до 25 мм, а бортов и кормы до 13–15 мм. Этого вполне хватало, чтобы защитить экипаж от огня стрелкового вооружения. Наконец, ГБТУ КА распорядилось снять крышу боевого отделения и убрать броню с части бортов и кормы рубки. Эти меры позволили снизить боевую массу до 10,5 тонн. Для защиты от непогоды САУ получила тент. Переделки и снижение максимальной скорости СУ-15 до 30 км/ч были утверждены постановлением ГКО №3760сс от 17 июля 1943 года.
http://s9.uploads.ru/t/CbkoT.jpg
Одна из СУ-15М, проходивших испытания на НИБТ Полигоне в августе 1943 года
Переделанная подобным образом самоходная установка получила обозначение СУ-15М. Параллельно похожим образом была переделана СУ-38, получившая после этого новое обозначение СУ-16. Ещё большим метаморфозам подверглась СУ-74. Но уже в начале июня было понятно, что СУ-15М выглядит предпочтительнее. Её боевое отделение было скомпоновано лучше, чем у конкурентов, и даже первый экземпляр с кучей недочётов оказался более надёжным, чем СУ-12 и не уступал по надёжности СУ-38. В соответствии с постановлением ГКО №3703 сс 8 июля 1943 года завод №38 получил план на выпуск установочной партии из 25 СУ-15М. 24 июля в сборке находилось пять СУ-15М, к 1 августа была собрана вся партия из 25 машин. Об изготовлении некоего второго опытного образца СУ-15, о котором говорится в ряде публикаций, не шло и речи. Приказом Народного комиссариата танковой промышленности (НКТП) №360 от 9 июля 1943 года на 3-й квартал 1943 года был запланирован выпуск 225 СУ-15М.
http://sd.uploads.ru/t/3kL1i.jpg

Боевое отделение СУ-15М не имело крыши
К началу августа на НИБТ Полигон в Кубинку прибыли две СУ-15М и одна СУ-16. Уже в это время СУ-15М в переписке обозначалась более известным индексом СУ-76М. Испытания на НИБТ Полигоне проходили с 10 по 20 августа, когда СУ-15М уже второй месяц находилась в серийном производстве.

При модернизации САУ на заводе №38 не ограничились одним только снижением боевой массы. Ряд переделок был внесён в конструкцию моторно-трансмиссионной группы и ходовой части. На люке механика-водителя появился визир для грубой наводки. В лобовом листе рубки вместо пистолетного порта появилась заслонка с защитным стеклом, что улучшило обзор с места командира. Испытатели отмечали ненадёжные крепления смотровых приборов, а качество изготовления самих приборов было признано низким. Проблемы с качеством призм на тот момент были общей головной болью советских танков и самоходных установок.
http://s8.uploads.ru/t/i5agU.jpg

Для защиты от непогоды предназначался съёмный тент. Устанавливать его было проще, чем на немецких САУ
Благодаря облегчению модернизированной САУ разница между СУ-15М и СУ-16 в удельной мощности оказалась невелика. Минусом СУ-16 традиционно было признано меньшее по размеру боевое отделение. За время испытаний СУ-15М с серийным номером 57402 прошла 1016 километров (из них по шоссе — 309 и по просёлку — 707), а машина 57406 — 953 километра (304 по шоссе и 649 по просёлку). У первой машины средняя скорость чистого движения составила 26 км/ч, а у второй — 34,1 км/ч. Максимальная скорость составила 43 км/ч, то есть даже больше, чем указывалось в требованиях. Средняя скорость движения по просёлку составила 17,5 и 21,5 км/ч соответственно. В ходе испытаний на местности максимальный угол преодолеваемого подъёма составил 28 градусов, а максимальный крен — 30 градусов.
http://sg.uploads.ru/t/GlqPJ.jpg

Испытания на НИБТ Полигоне в августе 1943 года
И СУ-15М, и СУ-16 выдержали испытания. Имелись нарекания к различным элементам конструкции, общие с Т-70Б. В целом СУ-15М выглядела явно предпочтительнее. При одинаковой надёжности она была более удобной для расчёта, имела меньшую нагрузку на опорные катки и отличалась большей плавностью хода. Кроме того, машина отличалась большей скорострельностью (не менее 10 выстрелов в минуту). Выбор в пользу производства СУ-15М стал закономерным итогом испытаний. Впрочем, к тому времени завод №38 уже вовсю выпускал эти машины и сдал за август 1943 года 47 СУ-76М вместо запланированных 45.

Вместо лёгких танков
Лето 1943 года оказалось для советского танкостроения временем серьёзных перемен. Сражение на Курской дуге дало ГБТУ КА много пищи для размышлений. Появились сомнения в эффективности советских лёгких танков. Выпускавшийся на ГАЗ им. Молотова лёгкий танк Т-70Б имел на поле боя мало шансов не только при встрече с тяжёлыми, но даже средними танками противника. Эффективность нового лёгкого танка Т-80, производство которого с трудом налаживалось на заводе №40, тоже была под вопросом. Даже в случае установки на него длинноствольной 45-мм танковой пушки ВТ-43 перспективы Т-80 при встрече с немецкими танками были сомнительными.
http://sh.uploads.ru/t/pbe0I.jpg
СУ-76М завода №38, выпущенная в августе 1943 года
21 августа 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №3964сс «О производстве самоходных артиллерийских установок с 76-мм пушками на Горьковском автозаводе и заводе № 40 Наркомата среднего машиностроения». В соответствии с этим документом первым делом под нож попал Т-80, производство которого на заводе №40 и так не было массовым. В сентябре в Мытищах планировалось сдать первые 15 СУ-76М, в октябре — 50, в ноябре — 100 и в декабре — 150. Что же касается ГАЗ им. Молотова, то там первые 15 СУ-76М ожидалось получить в октябре. Затем темпы производства резко увеличивались: в ноябре 1943 года здесь планировалось построить 200 машин, в декабре — 300. Производственные возможности завода в Горьком вполне позволяли выполнять эти планы. СУ-76М становилась по-настоящему массовой машиной.
http://sd.uploads.ru/t/HKiTg.jpg

Первые СУ-76М покидают сборочный цех ГАЗ им. Молотова в октябре 1943 года
По состоянию на 25 августа 1943 года на заводе №38 имелось 58 СУ-76М с дефектами коробок передач. На сей раз проблема заключалась не в компоновочной схеме, а качестве коробок передач, поступавших из Миасса и с московского ЗИС. Подобные дефекты КПП встречались и на Т-70. Коробки с дефектами требовалось срочно заменить. Имелись и проблемы с качеством двигателей, выявленные, к примеру, при гарантийном испытании СУ-76М завода №40 сентябрьского выпуска.

Дефекты коробок передач составляли 37,6% от общего объёма брака за 1943 год, дефекты электрооборудования — 19%, двигателей — 11,8% и главной передачи — 10%. Но даже с этими дефектами машина была надёжнее, чем СУ-12.
http://s5.uploads.ru/t/cVpN4.jpg

СУ-76М завода №40, выпущенная в октябре 1943 года, на которой испытывались уширители траков
На заводе №40 к выпуску СУ-76М приступили в третьей декаде сентября 1943 года. Задержка оказалась связана с тем, что предприятие осваивало производство отдельных узлов и деталей. Несмотря на это, к 1 октябрю завод смог сдать положенные 15 машин. Завод №38 при плане в 75 машин сдал 78 штук. Перевыполнили в Кирове и октябрьский план, сдав 102 СУ-76М вместо 100. Ударно поработали и на ГАЗ им. Молотова, сдав 16 машин вместо 15 положенных.

Завод №40 в октябре сдал положенные 50 машин, а вот в ноябре вместо 100 СУ-76М сдал лишь 75. В декабре удалось сдать только 70 машин. Причиной тому стало отсутствие задела, а также большое количество бракованных деталей и узлов.

Проблемы с поставками комплектующих (особенно двигателей ГАЗ-203) имелись и на других заводах. Тем не менее и в Горьком, и в Кирове план стабильно перевыполнялся. За ноябрь ГАЗ и завод №38 сдали 225 и 126 машин соответственно, а в декабре — 360 и 136. Благодаря этому недобор, возникший у завода №40, удалось восполнить.

Имели место и проблемы организационного характера. Дело в том, что из трёх заводов, выпускавших СУ-76М, один относился к НКТП (завод №38), а два — завод №40 и ГАЗ — к Народному комиссариату среднего машиностроения (НКСМ). Взаимодействие между ними было осложнено некоторыми проблемами, связанными с технической документацией и взаимозаменяемостью узлов и агрегатов. Головным предприятием по производству СУ-76М являлся завод №38, но фактически каждый завод вносил изменения в конструкцию САУ по-своему. Чтобы решить эту проблему, 10 ноября 1943 года руководство ГБТУ КА написало письмо Берии с предложением перевести завод №8 в ведение НКСМ. Но этого не случилось.
http://s8.uploads.ru/t/QN9b1.jpg
Дополнительный кронштейн крепления орудия по-походному, появившийся в декабре 1943 года. У разных заводов он выглядел по-разному
Кроме устранения проблем с качеством и постепенным ростом объёмов выпуска, продолжались работы и по улучшению конструкции СУ-76М. Занимался ими в основном завод №38. При эксплуатации выяснилось, что штатного стопора орудия по-походному, сделанного по типу ЗИС-8, установке не хватает. К декабрю 1943 года был разработан дополнительный кронштейн крепления орудия по-походному, который разместился в верхней части лобового листа. Это стало первым заметным изменением внешнего вида СУ-76М. Как показали проведённые испытания, для перевода орудия в боевое положение требовалось 23 секунды, а в походное — 40 секунд. Дополнительный кронштейн снимался и ставился быстрее, чем задний стопор. Кроме того, в декабре 1943 года для СУ-76М был изготовлен блок световых сигналов для быстрой подачи приказов механику-водителю. В серию он пошёл уже в 1944 году.
http://sh.uploads.ru/t/8aZDJ.jpg

СУ-76М, выпущенная ГАЗ им. Молотова в марте 1944 года
Проблемы с качеством КПП оказались настолько серьёзными, что в январе 1944 года их выпуск в Миассе фактически остановился. Для решения этой проблемы на заводе срочно была организована военная приёмка. Тем не менее проблемы с коробками передач ещё долго преследовали самоходные установки. По состоянию на 8 февраля 1944 года на ГАЗ имелось 97 СУ-76М, которые не могли отправить в войска из-за проблем с КПП.

Уже в начале 1944 года машины, выпускавшиеся разными заводами, стали отличаться друг от друга. Особенно это касается САУ, выпускавшихся на ГАЗ им. Молотова. За январь-февраль здесь были введены такие изменения, как водоотводные желобки над воздухопритком, утолщённый кормовой лист, переделанные кронштейны балансиров и изменения в установке бонок для крепления различных элементов. Также велись работы по созданию полного ограждения двигателя, новых задних крюков, улучшенных снарядных укладок и переделанной защёлки задней двери. Упоминавшиеся кронштейны крепления орудия по-походному у горьковских машин тоже отличались.

Наиболее заметным отличием машин из Мытищ стала поперечная перекладина, которая упрощала установку тента.

http://sg.uploads.ru/t/5skDF.jpg

Эта же машина слева
Несмотря на недопоставки двигателей, темпы выпуска СУ-76М выглядели неплохо. За январь 1944 года завод №40 сдал положенные 75 машин, а завод №38 и ГАЗ снова перевыполнили план, сдав 141 и 316 машин соответственно. В феврале в Мытищах, Горьком и Кирове сдали 85, 141 и 341 СУ-76, в марте — 87, 176 и 365 штук. Перевыполнение планов требовало от заводов невероятных усилий. В начале 1944 года появились перебои с поставками орудий, которые теперь вместо завода №92 поступали с завода №235. Масса нареканий имелась к радиостанциям 12-РТ. Имелись проблемы с трещинами в корпусах САУ.
http://s9.uploads.ru/t/9g4Wh.jpg

К весне 1944 года машины разных производителей внешне немного отличались
На самодеятельность с внесением изменений в конструкцию САУ обратили внимание в ГБТУ КА. В середине апреля 1944 года в ходе совещаний на заводах №38 и ГАЗ был утверждён список изменений из 24 пунктов. Помимо упоминавшихся выше переделок, в этот список попала переделка стопора по-походному. Задний стопор убирался, а передний теперь можно было снимать с водительского места. Появлялся гильзоулавливатель, но на практике его ставили только на заводе №38.

Переделки планировалось вводить с мая 1944 года, но фактически появились они уже в июне. СУ-76М получила ленивцы с резиновыми бандажами, новые буферы балансиров, трёхцветную сигнализацию. Впрочем, различия между машинами разных заводов всё равно сохранялись. Каждое предприятие оснащало САУ стопорами по-походному своей конструкции. А завод №40 вносил изменения как по своему списку, так и по чертежам ГАЗ им. Молотова.
http://sh.uploads.ru/t/qX2xj.jpg

На СУ-76М, строившихся в Мытищах, ещё с начала 1944 года появилась поперечная перекладина на дугах для установки тента, облегчавшая его установку
http://sd.uploads.ru/t/oKEUN.jpg
Слева направо: стопор орудия по-походному завода №40, завода №38 и ГАЗ им. Молотова. Они не только отличались, но и внедрялись в конструкцию в разное время
Интересно, что работы по модернизации и усовершенствованию САУ без проволочек велись только на заводе №38. С завода №40 ежемесячно поступали доклады о том, что отдел главного конструктора своими обязанностями занимается только после нажима со стороны военной приёмки. Ещё интереснее выглядела ситуация на ГАЗ им. Молотова. С конца 1943 года на «военную» часть завода оказывалось всё большее давление со стороны заводского руководства. Главный конструктор А.А. Липгарт ненавязчиво «торпедировал» новые разработки. Причиной тому были планы по организации гражданской продукции. В начале 1944 года после конфликта с Липгартом с завода ушёл В.А. Грачёв, на котором держались все военные разработки ГАЗ на колёсной базе. Периодически возникали трения между главным конструктором и военной приёмкой.

http://sg.uploads.ru/t/PN5Fx.jpg
Ленивец с обрезинкой, появившийся на САУ разных заводов в мае-июне 1944 года
Несмотря на проблемы с коробками передач, моторами и прочими узлами, объёмы производства СУ-76М росли. За апрель 1944 года завод №38, завод №40 и ГАЗ сдали 176, 87 и 365 машин соответственно. В мае заводы сдали такое же количество машин, а в июне — 175, 90 и 370 соответственно. В июле было принято решение перевести завод №38 в Харьков для комплектации завода №75. Первоначально предполагалось организовать на новом месте выпуск тягачей АТ-45, затем вместо них было решено организовать производство новых средних танков Т-44. Тем не менее за июль завод №38 смог сдать 141 СУ-76М. Теперь роль ведущего разработчика СУ-76М перешла к заводу №40.
http://s8.uploads.ru/t/LRM5n.jpg

Работа расчёта боевого отделения СУ-76М. Несмотря на небольшие размеры, внутри машина была вполне просторной
В связи с расформированием завода №38 увеличилась нагрузка на другие заводы. В июле ГАЗ им. Молотова сдал 386 самоходных установок, а завод №40 — 100 штук. В августе заводы сдали 430 и 130 машин соответственно, в сентябре — 450 и 130, в октябре — 425 и 150, столько же в ноябре, а в декабре — 451 и 150 штук. К концу 1944 года объём ежемесячного выпуска снова превысил 600 машин. К слову, фактически ГАЗ сдал в декабре 470 машин, но по приказу наркома среднего машиностроения Акопова число принятых машин снизили до 451. Постепенно улучшалось и качество, хотя столь большие объёмы производства усложняли эту задачу.
http://sh.uploads.ru/t/xeR71.jpg

Запасной опорный каток начали устанавливать на ГАЗ-овских машинах с 1 января 1945 года
С осени 1944 года на заводе №40 начались работы по серьёзной модернизации корпуса СУ-76М, о которых будет рассказано в отдельном материале. Вместе с тем на обоих заводах продолжалась работа по усовершенствованию существующей конструкции. В декабре 1944 года машины, произведённые на ГАЗ, получили дверку между боевым и моторным отделениями, что упростило эвакуацию механика-водителя. В январе появился изменённый стопор орудия по-походному, была усилена корма под задним буксирным крюком. Также с 1 января 1945 года появился запасной опорный каток на корме корпуса. В марте немного изменилось расположение двигателя.
Постепенно в Мытищах появился центр разработки лёгких САУ, окончательно он оформился уже после войны, когда на завод пришёл Астров. При этом внедрение новых элементов в конструкцию на заводе №40 немного тормозилось, например, дверки между боевым и моторным отделениями сделанные здесь машины не получали даже в марте 1945 года. В этом месяце в конструкцию серийных машин был введён изменённый стопор орудия по-походному. А запасного опорного катка машины из Мытищ не получили даже в мае 1945 года, когда оба завода перешли на модернизированный корпус.
http://s9.uploads.ru/t/47EVk.jpg
С декабря 1944 года СУ-76М, выпускавшиеся на ГАЗ, получили дверку между боевым и моторным отделениями
За январь 1945 года завод №40 сдал 140 машин, а ГАЗ им. Молотова — 435. В феврале объём выпуска не изменился. В марте в Горьком сдали 450, а в Мытищах — 150 машин. Темп по 600 машин в месяц заводы продолжали сохранять и в дальнейшем, когда начался серийный выпуск СУ-76М с модернизированным корпусом. Называть эту САУ, о которой речь пойдёт в отдельном материале, «СУ-76 послевоенного выпуска» в корне неверно. Ведь ещё до окончания Великой Отечественной войны было сдано не менее 600 таких машин.

3

Тема про советские самоходки? Тогда Ромасу привет :flag:

4

Курдюмов Евгений написал(а):

Тема про советские самоходки? Тогда Ромасу привет

:cool:  :cool:  :cool: САУ 2С3М
Самоходные гаубицы "Гвоздика" и "Акация"
https://www.youtube.com/watch?v=6nAwtcyKIdo

[edit]undefined[/edit]

Отредактировано Андрей Михайлов (2019-01-07 08:47:40)

5

Romas написал(а):

САУ 2С3М
Самоходные гаубицы "Гвоздика" и "Акация"
https://www.youtube.com/watch?v=6nAwtcyKIdo

Отредактировано Андрей Михайлов (Сегодня 07:47:40), Причина: undefined.

У Акации башня как у танка крутится?????

6

Андрей Михайлов написал(а):

У Акации башня как у танка крутится?????

Да Андрей так и есть :cool: Здесь САУ 2С3М Акация 152 мм
http://s8.uploads.ru/t/NDur2.jpg
Я и навочик Грузин он еще черпак а Я уже ДЕДУШКА :crazyfun:

[edit]undefined[/edit]

Отредактировано Romas (2019-01-07 22:56:17)

7

http://s8.uploads.ru/t/L3ugG.jpg

8

Ребята, давайте отделим мух от котлет. Особое мнение как АвтоТанкоАртиллеристаРакетчика....Автомобилиста в общем :dontknow:  Эта "клумба" в смысле названий ОКР..."Гвоздика" автомобильная, а "Акация" танковая. Как вам такой расклад.

9

Для справки, "СУ-76" единственная "самоходка"...простите,-самоходного артиллерийского орудия, где заряжающий слева сзади от орудия. Таких больше не было. "Смерть врагу".."П....ц расчёту" (прозвище СУ-76). Вер их мах её ети. мечтали эту су..чку получить в трофеи. Было! Освоили. Оценили

10

" Танк самоходку полюбил
в лес её гулять водил
и от такого романа
вся роща переломана"


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Артиллерия » Советские самоходки