"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Флот » Рейхсмарине, Кригсмарине.


Рейхсмарине, Кригсмарине.

Сообщений 11 страница 16 из 16

11

Один против эскадры
Значительная часть немецких историков считает, что линкор «Шарнхорст» погиб из-за неблагоприятного стечения обстоятельств: взломанные англичанами коды, несогласованность действий разведки, удачные первые выстрелы противника… Но истинную причину гибели, вероятно, следует искать в конструктивных недостатках корабля: однотипные «Шарнхорст» и «Гнейзенау» проиграли бой ветерану «Ринауну», а позднее «Шарнхорст» был потоплен чуть ли не самым слабовооруженным линкором времен Второй мировой войны

Решение о строительстве линейного крейсера «Шарнхорст» и однотипного ему крейсера «Гнейзенау» является результатом отказа командования кригсмарине от строительства четвертого и пятого кораблей типа «Дойчланд» (в немецких источниках фигурируют как броненосцы «D» («Ersatz Elzass») и «E» («Ersatz Hessen») в пользу корабля улучшенного проекта со стандартным водоизмещением до 26 000 тонн и дополнительной третьей трехорудийной артиллерийской башней калибра 280 мм. Крейсер «Шарнхорст» был заложен на верфи ВМС в Вильгельмсхафене 15 июня 1935 года и получил имя в честь прусского генерала времен Наполеоновских войн, которого звали Герхард фон Шарнхорст.
http://s3.uploads.ru/t/HpnLJ.jpg
«Шарнхорст» весной 1939 года. Корабль оборудован проектным форштевнем
Технические характеристики
Проектирование нового крейсера производилось в сжатые сроки с расчетом на максимальное использование задела, оставшегося от незавершенного строительства броненосцев «D» и «E». В результате корабль получил традиционную гладкопалубную конструкцию корпуса с наружным вертикальным броневым поясом, защищавшим цитадель от первой носовой до кормовой башни главного калибра, а также двойным дном протяженностью в 79% от общей длины корабля. Набор корпуса осуществлялся по продольной схеме с массовым использованием электросварки. Применение прогрессивных технологий позволило спустить корабль на воду уже 3 октября 1936 года.
http://s5.uploads.ru/t/0zlws.jpg
Схема «Шарнхорста». Ниже приведен вид крейсера «Гнейзенау», однотипного по проекту модернизации
Тактико-технические характеристики крейсера «Шарнхорст»
СТАНДАРТНОЕ ВОДОИЗМЕЩЕНИЕ, ТОНН

31053

ПОЛНОЕ ВОДОИЗМЕЩЕНИЕ, ТОНН

37224

ДЛИНА, М

235,4

ШИРИНА, М

30

ОСАДКА, М

9,1

СКОРОСТЬ, УЗЛОВ

31,5

ЭКИПАЖ, ЧЕЛОВЕК

1840

При проектировании крейсера инженеры отказались от дизельной силовой установки в пользу экспериментальной турбинной установки в составе трех турбозубчатых агрегатов и двенадцати паровых котлов (суммарная мощность – 160 000 л. с.), размещенных в трех котельных и двух машинных отделениях, расположенных по линейной схеме и разделенных отсеками-коффердамами. Силовая установка корабля обладала низкой надежностью и обеспечивала дальность плавания ниже проектной (7100 и 8200 миль соответственно при скорости 19 узлов).

Бронирование крейсера «Шарнхорст» было вполне сопоставимо с защитой английских линкоров типа «Король Георг V» или немецкого типа «Бисмарк», что позволяло немецким специалистам классифицировать «Шарнхорст» именно как линкор.

Толщина брони, мм
ГЛАВНЫЙ ПОЯС

350

ПАЛУБА

80–95

БАШНИ ГЛАВНОГО КАЛИБРА

90–350

БАРБЕТЫ

200–350

БОЕВАЯ РУБКА

220–350

Проектирование артиллерийского вооружения вели в соответствии с классической для линейных кораблей 30-х годов схемой, предусматривавшей наличие:

Артиллерии главного калибра (356–406 мм), предназначенной для поражения линейных кораблей противника;
Артиллерии среднего калибра (150–203 мм), предназначенной для поражения крейсеров и миноносцев противника;
Универсальной артиллерии (88–127 мм), предназначенной для поражения как слабо бронированных надводных целей, так и удаленных воздушных целей;
Зенитных автоматов (20–40 мм), предназначенных для поражения скоростных воздушных целей в непосредственной близости от корабля.
Однако в соответствии с первоначальным проектом в качестве артиллерии главного калибра для крейсера «Шарнхорст» предполагалось использовать девять 283-мм орудий С/34, представлявших собой модернизированную версию орудий, установленных на кораблях типа «Дойчланд». Орудия главного калибра разместили в трех трехорудийных башнях, по конструкции аналогичных установленным на «Дойчланд» (две носовые и одна кормовая башня – соответственно «Антон», «Бруно» и «Цезарь»). Такое вооружение для корабля с полным водоизмещением в 37 000 тонн изначально казалось недостаточным и уже в 1935 году привело к разработке проекта, предусматривавшего вооружение крейсера тремя двухорудийными башнями калибра 380 мм. Во избежание задержки со строительством корабля проект отложили (существует кажущаяся маловероятной версия, что выбор орудий главного калибра был обусловлен политическими соображениями), а в 1942 году от него отказались окончательно.
http://s3.uploads.ru/t/TswuD.jpg
Башни главного калибра «Антон» и «Бруно» крейсера «Шарнхорст». Хорошо видна заливающая нос вода. Фото сделано в 1940 году в ходе Норвежской кампании

При выборе орудий среднего калибра немецкие конструкторы были вынуждены учитывать существовавший задел 150-мм башен, изготовленных для четвертого и пятого кораблей типа «Дойчланд». В результате «Шарнхорст» получил артиллерию среднего калибра из двенадцати 150-мм орудий модели С/28, восемь из которых были установлены в двухорудийных башнях, а еще четыре – в одноорудийных. Зенитная батарея дальнего боя состояла из четырнадцати 105-мм универсальных орудий модели С/33, размещенных в семи спаренных установках LC/31.
http://s5.uploads.ru/t/luSZb.jpg

150-мм и 105-мм орудия  «Шарнхорст»
Легкое зенитное вооружение крейсера состояло из шестнадцати 37-мм полуавтоматов модели С/30 в восьми спаренных стабилизированных установках LC/30 и восьми зенитных автоматов С/30 калибра 20 мм, что обеспечивало так называемое «двухэшелонное» прикрытие корабля от воздушного нападения: первый эшелон составляли более дальнобойные установки 37-мм зенитных автоматов, второй эшелон – более скорострельные 20-мм зенитные автоматы. В ходе боевой службы количество 20-мм автоматов неоднократно увеличивалось (в 1939 году установлено два автомата, в середине 1941 года – шесть счетверенных и два одинарных автомата, к середине 1943 года крейсер располагал тремя счетверенными и десятью одинарными автоматами калибра 20 мм).

Система управления огнем артиллерии главного и среднего калибра включала в себя три командно-дальномерных пункта – на боевой рубке (оборудован 6-метровым стереодальномером), на носовой надстройке и в корме (оборудованы 10,5-метровыми стереодальномерами). Первоначально каждая башня главного калибра также оснащалась 10,5-метровым дальномером, но позднее дальномер с передней носовой башни был снят по причине постоянного заливания водой при движении. Управление огнем 105-мм орудий осуществлялось четырьмя стабилизированными постами SL-6 «тип 33», оборудованных 4-метровыми дальномерами. В 1939 году корабль был оборудован РЛС FuMO-22, а к 1943 году – станциями радиотехнической разведки FuMB-1, FuMB-3, FuMB-4 и FuMB-7.

Авиация
В соответствии с существовавшей в 30-е годы модой на использование гидросамолетов для вооружения крупных надводных кораблей (предполагалось использование самолетов для противолодочной обороны, ведения разведки и корректировки огня) крейсер «Шарнхорст» получил на вооружение авиагруппу в составе трех гидросамолетов, запуск которых осуществлялся при помощи двух катапульт, расположенных на ангаре и кормовой башне главного калибра. После выполнения задания гидросамолеты садились на воду и поднимались на борт краном. В 1940 году катапульта с артиллерийской башни была демонтирована.
http://sd.uploads.ru/t/YDbZM.jpg

Гидросамолет «Арадо» Ar-196 на борту «Шарнхорста». Фото сделано в 1940 году в ходе Норвежской кампании
Минно-торпедное вооружение
Первоначально минно-торпедное вооружение на крейсере отсутствовало, что соответствовало существовавшим взглядам на номенклатуру вооружений линкоров, однако в 1941 году на корабле по неизвестной причине были установлены два трехтрубных торпедных аппарата калибра 533 мм, снятых с легкого крейсера «Нюрнберг».

Боевая служба
Крейсер «Шарнхорст» был введен в строй 7 января 1939 года, однако уже в середине года корабль был модернизирован: на нем установили новую грот-мачту, расположенную ближе к корме, а прямой форштевень заменили так называемым «атлантическим», чтобы улучшить мореходность.
http://s9.uploads.ru/t/WYduQ.jpg
«Шарнхорст» после модернизации. Фото сделано в июле-августе 1939 года
С учетом слабости артиллерийского вооружения крейсера практически весь период своей боевой службы «Шарнхорст» применялся только вместе с однотипным крейсером «Гнейзенау». Первой боевой операцией кораблей было патрулирование прохода между Исландией и Фарерскими островами в конце ноября 1939 года, в ходе которого был потоплен вспомогательный британский крейсер «Равалпинди».

Позднее «Шарнхорст» и «Гнейзенау» приняли активное участие в Норвежской кампании. Уже первый бой двух немецких кораблей с одиночным устаревшим (вступил в строй в 1918 году) английским крейсером «Ринаун», состоявшийся 9 апреля 1940 года, подтвердил ошибочность выбора орудий главного калибра и неудачное расположение передних носовых башен главного калибра. Башни главного калибра «Антон» на крейсерах «Шарнхорст» и «Гнейзенау» были залиты водой, что привело к замыканию в цепях электроприводов подачи боеприпаса и заставило немецкие корабли значительную часть времени вести бой кормой к противнику во избежание дальнейшего поступления воды в башни. При попытке оторваться от английского крейсера на «Шарнхорсте» возникли проблемы с силовой установкой, из-за чего он не смог развивать скорость более 25 узлов. Расход боеприпасов составил: 54 снаряда калибра 283 мм и 10 снарядов калибра 150 мм – на «Гнейзенау», и 195 снарядов калибра 283 мм и 91 снаряд калибра 150 мм – на «Шарнхорсте». Несмотря на существенный расход боеприпасов, свидетельства о повреждениях от попаданий немецких снарядов в «Ринаун» отсутствуют (по некоторым данным, попадания были, но снаряды не смогли пробить броню). В свою очередь, крейсеру «Ринаун» удалось попасть в «Гнейзенау» снарядом калибра 381 мм (выведен из строя артиллерийский командный пункт) и двумя снарядами калибра 114 мм (одним снарядом разрушен дальномер передней носовой башни главного калибра, другой попал в надстроечную палубу по левому борту рядом с кормовым 105-мм зенитным орудием). «Шарнхорст», длительное время шедший замыкающим в кильватерной колонне, получил в ходе преследования пробоину в кормовой части (предположительно, от снаряда калибра 381 мм).

Бой 8 июня 1940 года, несмотря на одержанную немцами победу (потоплены английский авианосец «Глориес» и сопровождавшие его эсминцы «Ардент» и «Акаста»), только подтвердил правильность мнения о конструктивных недостатках «Шарнхорста» и «Гнейзенау». В ходе боя на «Шарнхорсте» произошел разрыв трубы котла, из-за чего скорость упала до 28,5 узлов. В 18 часов 38 минут «Шарнхорст» был торпедирован эсминцем «Акаста» и получил пробоину в правый борт в районе кормовой башни главного калибра (длина пробоины составила 12 метров, высота – 4 метра). В результате попадания торпеды вышла из строя кормовая башня главного калибра, IV башня средней артиллерии правого борта, корабль принял 2500 тонн воды и получил увеличивавшийся крен на правый борт. Тем не менее, «Шарнхорст» сумел своим ходом прибыть в норвежский порт Тронхейм (9 июня в 16 часов). В ходе боя, завершившегося потоплением авианосца и двух эсминцев, «Гнейзенау» израсходовал 175, а «Шарнхорст» – 212 снарядов калибра 283 мм, в целом оба корабля выполнили 1448 выстрелов боеприпасами калибра 150 мм. Из-за полученных 8 июня повреждений «Шарнхорст» был отправлен в сухой док в Киле, где и пробыл до конца 1940 года. В декабре 1940-марте 1941 года «Шарнхорст» и «Гнейзенау» предприняли два рейда в Атлантику. Рейд в декабре 1940 года был прерван из-за неисправностей в силовой установке «Гнейзенау». В ходе рейда по Атлантике с 22 января по 22 марта 1941 года «Шарнхорст» уничтожил 8 торговых судов общим тоннажем 48 886 брт («Гнейзенау» – 14 торговых судов общим тоннажем 66 449 брт). Во время рейда немецкие крейсеры избегали контакта с крупными английским кораблями. Так, атака конвоя HX-106 была прекращена после появления британского линкора «Рамиллес», а конвоя SL-67 – при появлении линкора «Малайя».
http://sg.uploads.ru/t/s4TAx.jpg
«Шарнхорст» в Атлантике. Фото сделано в начале 1941 года
24 июля 1941 года «Шарнхорст» был поврежден во время английского авианалета в Ла-Паллисе, а 11–13 февраля 1942 года совместно с «Гнейзенау» совершил прорыв из французского Бреста в Норвегию, при этом 12 февраля крейсер дважды подрывался на минах. Переход крейсеров в Норвегию свидетельствовал о том, что командование кригсмарине перестало расценивать «Шарнхорст» и «Гнейзенау» как реальную угрозу для конвоев в Атлантике, но рассчитывало использовать их совместно с линкором «Тирпиц» и крейсером «Адмирал Шеер» в качестве потенциальной угрозы арктическим конвоям с целью отвлечения крупных надводных кораблей союзников на этот театр военных действий
http://sd.uploads.ru/t/ARHJQ.jpg

«Шарнхорст» и «Гнейзенау». Фото сделано не позднее 2 октября 1941 года
Наличие крупных немецких боевых кораблей в норвежских портах объективно представляло собой достаточно сильную угрозу безопасности конвоев и послужило одной из официальных причин, выдвинутых союзниками в качестве оправдания прекращения отправки конвоев в СССР (в советской историографии отказ от посылки конвоев обычно объяснялся кознями капиталистических правительств). Ситуация на советско-германском фронте и низкая пропускная способность путей переброски военных грузов в СССР через Иран и Дальний Восток заставили союзников 1 ноября 1943 года возобновить отправку арктических конвоев в Мурманск и Архангельск. Для их охраны была использована оригинальная схема, учитывавшая географические особенности театра военных действий, а также возможности боевого использования надводных и подводных сил Кригсмарине. Конвои союзников, следовавшие из СССР (код RA) и в СССР (код JW) состояли из 10–20 торговых судов, которые на начальных стадиях пути охранялись эсминцами, фрегатами и корветами, обеспечивавшими надежную противолодочную оборону. Конвои, двигаясь навстречу друг другу, одновременно входили в наиболее опасный район южнее острова Медвежий, где к их охране приступали соединения крупных надводных кораблей ближнего и дальнего прикрытия. Ближнее прикрытие, состоявшее из крейсеров, осуществляло сопровождение конвоев, а дальнее прикрытие, имевшее в составе линейный корабль, патрулировало зону от 10 миль к востоку до 200 миль к северо-западу от маршрута следования конвоев. Подобная схема прикрытия позволяла, привлекая весьма ограниченные средства, создавать эшелонированную оборону. За период с 1 ноября по середину декабря 1943 года союзникам удалось без потерь провести три конвоя в СССР (JW-54A, JW-54B, JW-55A) и два – из СССР (RA-54A и RA-54B). Подобная активность грузооборота между портами Великобритании и СССР лишала смысла пребывание немецких линкора и крейсеров в норвежских портах. Рациональным представлялось проведение хотя бы одной удачной атаки на конвой крупным надводным кораблем, что как минимум заставило бы противника на некоторое время (до окончания анализа произошедших событий) прекратить перевозки, а как максимум – могло послужить причиной повторного отказа от идеи арктических конвоев. В целях организации рейда немцы проследили, не предпринимая активных боевых действий, весь маршрут следования конвоя JW-55A, что позволило вскрыть систему организации охранения конвоев.

Целью для проведения рейда был выбран конвой JW-55B (девятнадцать транспортов и танкеров), который вышел из британской бухты Лох-Ю 20 декабря под охраной десяти эсминцев, четырех корветов и трех тральщиков, и был обнаружен 22 декабря немецким разведывательным самолетом в 400 милях к западу от норвежского порта Тромсе. В соответствии с принятой схемой охраны навстречу конвою JW-55B двигался конвой RA-55A в сопровождении десяти эсминцев, трех корветов и одного тральщика. Ближнюю охрану конвоев в угрожаемой зоне осуществляли английские тяжелый крейсер «Норфолк» и легкие крейсера «Шеффилд» и «Белфаст». Дальнюю охрану осуществляло соединение в составе линкора «Дюк оф Йорк» (принадлежал к типу «Принц Уэльский», иногда упоминается в русскоязычной литературе как «Герцог Йоркский»), крейсера «Ямайка» и четырех эсминцев. По немецкому плану соединение в составе линейного крейсера «Шарнхорст» и пяти эсминцев должно было, избежав встречи с дальней охраной (дословно приказ на проведение операции звучал так: «В принципе, Вы должны прервать бой в случае появления превосходящих сил противника»), перехватить конвой и, нанеся ему максимальный урон («Бой не должен закончиться патом. Следует использовать любую возможность для атаки»), а также повторно уклонившись от встречи с дальней охраной, вернуться в порт. Не совсем понятно, почему для проведения операции, требовавшей длительных скоростных переходов, был выбран именно «Шарнхорст», который не имел преимущества в скорости перед кораблями охранения и неоднократно демонстрировал ненадежную работу силовой установки.

Обоснование из приказа («Превосходство «Шарнхорста» в орудийной мощи дает лучший шанс на успех, и он должен быть использован») также не объясняет решение немецкого командования – непонятно, о каком преимуществе в орудийной мощи идет речь. «Шарнхорст» располагал девятью орудиями калибра 283 мм с дальностью стрельбы 40 км и двенадцатью орудиями калибра 150 мм с дальностью стрельбы 22,2 км, из которых при ведении линейного боя могли быть использованы соответственно 9 и 6 орудий. В свою очередь, англичане располагали десятью орудиями калибра 356 мм с дальностью стрельбы 35 км – на линкоре «Дюк оф Йорк», восемью орудиями калибра 203 мм с дальностью стрельбы 24 км – на «Норфолке» и тридцатью шестью орудиями калибра 152 мм с дальностью стрельбы 20 км (по двенадцать орудий на «Белфасте», «Шеффилде» и «Ямайке»), причем все они могли быть использованы одновременно. Кроме того, англичане могли использовать восемь 133-мм орудий с дальностью стрельбы 22,2 км, установленных на линкоре «Дюк оф Йорк» (всего на линкоре было шестнадцать 133-мм орудий, установленных по восемь на борт).
http://sg.uploads.ru/t/AeHRB.jpg
Башни главного калибра «Антон» и «Бруно» крейсера «Гнейзенау». На заднем плане – «Шарнхорст»
«Шарнхорст» имел подавляющее преимущество над британскими кораблями ближней охраны при стрельбе с дистанции свыше 30 км, но ведение боя на таком расстоянии при значительном волнении моря, свойственном северным морям в декабре с учетом быстроходности противника, представляется маловероятным. Существовавшее полуторакратное преимущество в огневой мощи при ведении боя на дистанции до 20 км не позволяло надеяться на уничтожение противника до подхода кораблей дальнего конвоя (особенно с учетом того, что часть орудий калибра 150 мм будет занято отражением атак эскадренных миноносцев противника) и, как минимум, оставляло торговым судам время на рассредоточение – тем более что, по расчетам немцев, для атаки на конвой они располагали 6 часами сумерек и 45 минутами светлого времени. Вероятно, командование кригсмарине адекватно оценивало огневую мощь «Шарнхорста» и планировало, что крейсер свяжет боем крейсеры охранения, а собственно атаку транспортов будут проводить немецкие эсминцы.
Гибель
Хронология последнего похода «Шарнхорста» выглядит следующим образом:

25 декабря в 19 часов немецкое соединение в составе «Шарнхорста» и эсминцев Z-29, Z-30, Z-33, Z-34 и Z-38 вышло в море. Из-за штормовой походы скорость эсминцев падает до 10 узлов в час, и командир немецкого соединения адмирал Эрих Бэй запрашивает штаб о возможности проведения операции без эсминцев (26 декабря в 3 часа 19 минут адмирал получает от штаба принципиальное согласие). Обмен радиограммами был перехвачен и расшифрован англичанами.

В 7 часов 03 минуты немецкое соединение, вышедшее в район к юго-западу от острова Медвежий, приступает к поиску конвоя. В целях секретности на «Шарнхорсте» был отключен радар, что делало принципиально возможным только визуальное обнаружение конвоя. С этого момента немецкие эсминцы действуют самостоятельно от «Шарнхорста».

В 8 часов 40 минут английский крейсер «Белфаст» обнаруживает «Шарнхорст» при помощи радара с дистанции 33 км.

В 9 часов 21 минуту крейсер «Шеффилд» с дистанции 11 км устанавливает визуальный контакт с «Шарнхорстом», а в 9 часов 24 минуты «Белфаст» с дистанции 8,6 км открывает огонь осветительными снарядами. Таким образом, бой ведется на дистанции, удобной англичанам.

В 9 часов 25 минут «Шарнхорст» открывает ответный огонь и пытается отойти на скорости 30 узлов для увеличения дистанции боя.

Артиллеристы «Норфолка» первым же залпом добиваются накрытия и в течение 20 минут трижды попадают в «Шарнхорст» снарядами калибра 203 мм (первый снаряд, пробив верхнюю палубу с левого борта, не взорвавшись, прошел в кубрик водонепроницаемого отсека IX, второй – уничтожил носовые дальномеры и антенну носового радара, третий – попал в полубак и взорвался в кубрике). «Шарнхорсту» удается оторваться от преследующих крейсеров и эсминцев и к 12 часам выйти в район к северо-востоку от транспортов конвоя.

В 12 часов 5 минут «Белфаст» повторно обнаруживает «Шарнхорст» радаром, а в 12 часов 21 минуту англичане выходят на дистанцию артиллерийского огня. В ходе боя немцы добиваются двух попаданий снарядов калибра 283 мм в «Белфаст» (разрушена одна из башен главного калибра и радарная установка).

В 12 часов 41 минуту «Шарнхорст» снова отрывается от вражеских крейсеров и пытается прорваться к конвою. Англичане теряют визуальный контакт с крейсером, но наблюдают его на радарах, сообщая координаты на «Дюк оф Йорк». В 13 часов 43 минуты адмирал Бэй принимает решение возвращаться на базу.

Пока адмирал Бэй пытается прорваться в базу, за сотни миль от «Шарнхорста» несогласованная работа немецких военных разведок обрекает корабль на гибель. В изложении английского историка Дональда Маклахана цепь роковых событий выглядит следующим образом. Во время проведения патрулирования морской акватории самолет люфтваффе (кригсмарине никогда не имела собственных самолетов для этих целей) обнаруживает группу кораблей, о чем и сообщает в разведотдел люфтваффе: «Пять кораблей, один предположительно крупный, северо-западнее мыса Нордкап». Один из основополагающих принципов разведки гласит: первоначальную обработку и анализ информации должно осуществлять одно и то же лицо, имеющее полный доступ к внутренней информации конечного получателя разведданных. Передача в люфтваффе информации, подлежавшей использованию морским командованием, являлась грубым нарушением этого принципа. Офицер люфтваффе, руководствуясь правилом, что информация должна содержать факты, а не предположения, вычеркивает из сообщения слова «один предположительно крупный». А офицер кригсмарине на основании сообщения «пять кораблей северо-западнее мыса Нордкап» ошибочно идентифицирует фактически обнаруженный «Дюк оф Йорк» с кораблями сопровождения как пять немецких эсминцев, отделившихся от «Шарнхорста», и оставляет маршрут следования крейсера без изменений. С учетом того, что англичане читали переговоры «Шарнхорста», совсем неочевидно, что после изменения маршрута он смог бы избежать встречи с «Дюк оф Йорк», но несогласованная работа разведок лишила корабль даже теоретической возможности спастись.

В 16 часов 17 минут «Дюк оф Йорк» с помощью радара обнаруживает «Шарнхорст» на дистанции 225 кабельтовых.

В 16 часов 47 минут огонь по «Шарнхорсту» с дистанции 11 км открывает «Дюк оф Йорк», к которому в 16 часов 53 минуты присоединяется крейсер «Ямайка» с дистанции 12 км.

К 16 часам 55 минутам англичане добиваются как минимум трех попаданий снарядами калибра 356 мм (заклинена башня «Антон», поврежден вентиляционный канал башни «Бруно», в районе башни «Цезарь» затоплен ряд отсеков).

Около 18 часов снаряд калибра 356 мм пробивает палубу и взрывается в котельном отделении №1. Из-за многочисленных разрывов паропроводов четырех котлов и частичного затопления котельной скорость корабля падает до 8 узлов. Позднее команде корабля удалось повысить его скорость до 22 узлов.

В 18 часов 42 минуты «Дюк оф Йорк» прекратил огонь, сделав 52 залпа, из которых 31 залп лег накрытием. Кроме того, англичане поразили противника тремя или четырьмя торпедами, но, несмотря на такое количество попаданий, «Шарнхорст» не только остался на плаву, но даже сохранил боеспособность части орудий (башни главного калибра «Цезарь» и кормовых 150-мм орудий). Для затопления крейсера англичане проводят серию торпедных атак с острых носовых курсов, чтобы избежать огня уцелевших орудий (из-за плохой погоды и острых углов атаки значительная часть торпед проходит мимо корабля).

Около 18 часов 50 минут эсминцы «Сторд» и «Скорпион» выпускают по 8 торпед с дистанции 1650 и 1900 м. Несколько позднее эсминцы «Сэведж» и «Сомарец» выпускают соответственно 8 и 4 торпеды. В результате попадания торпед началось затопление погребов прекратившей огонь башни «Бруно» и был поврежден гребной винт, в результате чего скорость «Шарнхорста» падает до 12 узлов. Это позволило «Дюк оф Йорк» приблизиться на дистанцию 9,1 км и вести огонь вне зоны обстрела уцелевшей башни «Цезарь». По мере заполнения корпуса водой скорость «Шарнхорста» постепенно снижалась и упала до 5 узлов.

В 19 часов 25 минут «Ямайка» выпускает по «Шарнхорсту» две торпеды, а в 19 часов 35 минут – еще три торпеды с дистанции 3,5 км. Скорость «Шарнхорста» падает до 3 узлов.

В 19 часов 33 минуты четыре торпеды выпускает эсминец «Маскетир» с дистанции 900 м и три торпеды – эсминец «Оппортьюн» с дистанции 1900–2300 м.

В 19 часов 34 минуты с дистанции 2500 м семь торпед выпустил эсминец «Вираго».

К 19 часам 40 минутам крен «Шарнхорста» сильно увеличился, а носовая часть почти ушла под воду.

В 19 часов 45 минут «Шарнхорст» затонул.

В ходе боя в «Шарнхорст» попало не менее 13 снарядов калибра 356 мм, 3 снарядов калибра 203 мм и 14 снарядов калибра 150 мм. Вероятно, количество попавших снарядов было еще больше: англичане израсходовали 446 356-мм, 161 203-мм, 974 152-мм, 531 133-мм (плюс 155 осветительных) и 83 102-мм снарядов (трудно представить, что ведший огонь практически в упор «Дюк оф Йорк» не попал ни одним из 531 снаряда калибра 133 мм).

Считается, что всего за время боя было израсходовано 55 торпед, из которых не менее 14 попали в цель: по 2 попадания добились «Ямайка» и «Вираго», по 3 – «Маскетир» и «Сэведж» и 1 – «Скорпион», принадлежность еще трех торпед оспаривается.

Значительная часть немецких историков считает, что «Шарнхорст» погиб из-за неблагоприятного стечения обстоятельств: взломанные англичанами коды, несогласованность действий собственных разведок, удачные первые выстрелы «Белфаста»… Но истинную причину гибели, вероятно, следует искать в конструктивных недостатках корабля: однотипные «Шарнхорст» и «Гнейзенау»» проиграли бой ветерану «Ринауну», а позднее «Шарнхорст» был потоплен чуть ли не самым слабовооруженным линкором времен Второй мировой войны. Вообще, корабль с бронированием линкора и вооружением крейсера – по-своему уникальный продукт военно-морской мысли. Специалисты даже не могут однозначно классифицировать «Шарнхорст» – корабль был слишком велик для крейсера, но слишком слабо вооружен для линкора, а применяемая англичанами и наиболее распространенная классификация «линейный крейсер» вообще неверна по определению (классический линейный крейсер – это линейный корабль с ослабленным бронированием и увеличенной за счет этого скоростью).

Завершая рассказ о «Шарнхорсте», следует признать мастерство (далеко не каждый корабль может похвастаться потоплением авианосца) и мужество его экипажа (командир эсминца «Вираго» утверждал, что во время своей последней атаки был обстрелян 20-мм орудием, установленным на башне главного калибра «Антон»).

12

Из статьи «Флот, утопивший Гитлера»

Главный урок Первой мировой войны – Германия не потянет войны одновременно на суше и на море – так и остался Гитлером невыученным. 28 апреля 1939 года Гитлер объявил в рейхстаге о денонсации соглашения с Англией, ограничивающего строительство Кригсмарине. За время правления Гитлера Кригсмарине пополнились четырьмя линкорами стоимостью от 143 млн рейхсмарок за «Гнейзенау» до 197 млн за «Бисмарк»; четырьмя тяжелыми крейсерами за 85–105 млн марок каждый (пятый продали СССР); заложили и довели до высокой стадии готовности авианосец (92,7 млн марок), развернули строительство подлодок.

Поскольку эти цены мало что говорят современному читателю, придется прибегнуть к «натуральному обмену» между армией и флотом. Танки обходились вермахту по следующему прейскуранту: Т-II – 49 тысяч марок, 38(t) – 53 тысяч, T-IV – 103 тысячи, «пантера» – 117 тысяч, «тигр» – 250 тысяч. То есть один «Бисмарк» – это 1912 танков Т-IV.

Из четырех немецких танковых групп (армий), развернутых против СССР к 22 июня 1941 года, в двух сильнейших – 2-й Гудериана и 3-й Гота – насчитывалось 1986 танков с составе 9 танковых дивизий. Причем новейшие средние Т-IV составляли в них подавляющее меньшинство (259), основная масса была представлена легкими машинами.

Со стоимостью подводного флота ситуация еще более драматическая. Подводные лодки шли по цене от 4,2–4,4 млн марок за «тип VII» (самый распространенный) до 6,1–6,4 млн за «тип IX» и даже 17,4 млн за «тип ХXI». Т.е в среднем лодка – это эквивалент 50–100 танков в зависимости от марки. За время войны с немецких конвейеров сошло 75 513 танков и штурмовых орудий. А со стапелей – 1154 субмарины. Помножим последнюю цифру на 50–100, и продукция танкопрома рейха если не удвоится, то уж во всяком случае уверенно превзойдет уровень производства бронетехники в СССР за 1940–45 гг. (мы произвели 112 475 танков и самоходных артиллерийских установок).

Сколько торпед в танке

Разумеется, в реальности один «Бисмарк» нельзя автоматически конвертировать в 9 танковых дивизий. Хотя бы потому, что им помимо танков нужна масса другой техники и вооружения. К примеру, немецкой танковой дивизии по штату 1941 г. положено 60 орудий (не считая противотанковых), и если 75-мм пехотная пушка обходится в скромные 6,7 тысяч марок, то 105-мм легкая полевая гаубица уже в 16,4 тысяч, а 150-мм тяжелая гаубица – в 38,5 тысяч.

Эти орудия и снаряды к ним надо чем-то таскать, самый распространенный восьмитонный полугусеничный тягач Sd.Kfz.7 стоит 36 тысяч марок. Всего же в дивизии порядка двух тысяч грузовых и легковых машин и тягачей, 1200 мотоциклов. То есть на один танк штатно приходится 15–17 единиц «небоевых» моторов разной стоимости. Да и сами танки – расходный материал войны. Поэтому с ее началом конвейеры работают не только на создание новых танковых частей, но и на поддержание численности уже имеющихся.

Все это так. Но, во-первых, и «Бисмарк» не одинок. И если мы посмотрим финансовые затраты Германии на различные типы вооружений в 1941 году, то получим такую картину:

корабли – 1293,6 млн марок;
танки – 228 млн марок;
бронемашины и полугусеничные тягачи – 384 млн марок;
остальные виды вооружений (сухопутных войск) – 903,6 млн.

То есть корабли в год «Барбароссы» обошлись Германии в два раза дороже всей гусеничной и полугусеничной техники.

А во-вторых, к построенным кораблям тоже много чего прилагается в качестве дополнительных опций. Ту же подводную лодку нужно обслуживать, ремонтировать и защищать на базе от бомбежек. Для этого в портах по всему немецкому и западному французскому побережью было развернуто строительство громадных бетонных бункеров, только в Бремене на это пошло 132 тысяч тонн цемента и 20 тысяч тонн стали. Эти базы приходилось защищать сотнями стволов зенитной артиллерии, тоже вещью недешевой – 88-мм Flak 36 стоит 33,6 тыся марок.

А самое главное, подлодки – рекордсмены по стоимости «расходных материалов». Торпеда – очень дорогой и сложный механизм. Одна торпеда G7a обходится в 50 тысяч марок. Итого: две торпеды равны одному T-IV. Боекомплект торпед у «семерки» – 14 штук. И если танк, как правило, можно несколько раз вернуть в строй после ремонта, то торпеду выстрелил – и списал. «Волчья стая» субмарин (адмирал Дениц разработал для подлодок групповую тактику охоты на конвои), таким образом, за одну операцию списывала с бухгалтерского счета рейха эквивалент танкового батальона.

Стоимость есть, а где эффективность?

Конечно, для победы немцам ничего не жалко – поражение обходится еще дороже. Вопрос – где победы? Немецкие танковые дивизии бросили к ногам фюрера Париж и едва не ворвались в Москву. А единственный успех оперативного масштаба, который могла бы записать в актив надводных кораблей Кригсмарине – это знаменитый конвой PQ-17. Собственно, разгромили его в июле 1942-го подводные лодки и авиация, но роковой приказ рассредоточиться британское Адмиралтейство отдало PQ-17, получив ложные разведданные о выходе на перехват линкора «Тирпиц». На потопленных в итоге судах ко дну пошли 430 танков и 210 самолетов, не считая прочей техники и припасов.

Но уже попытка перехватить конвой JW-51B в декабре того же 1942 года обернулась для немцев полным провалом. Два немецких тяжелых крейсера не смогли пробиться к добыче через эсминцы охранения, а после подхода британских легких крейсеров – бежали. Все торговые суда дошли до Мурманска. Гитлер в ярости орал в лицо командующему Кригсмарине адмиралу Редеру, что его корабли совершенно бесполезны, и лишь «служат питательной средой для революции, бесцельно отстаиваясь на якоре и не желая вступать в бой». Сменивший Редера адмирал Дениц с трудом уговорил фюрера отменить отданный приказ о разделке всех линкоров и крейсеров на металл. Ограничились тем, что окончательно заморозили достройку крупных проектов (из-за чего Германия так и не получила авианосец).

Однако подводные лодки продолжали клепать со все возрастающими темпами, отнюдь не коррелировавшими с ростом доставленных Англии проблем. В пиковых для британцев 1939–1941 гг. в английские порты в составе конвоев (из колоний империи, а также из США и стран Южной Америки) вышло 12 057 судов, потоплено 291–2,4%. Затем противолодочная оборона загнала субмарины под воду, не давая атаковать в надводном положении – и кривая потерь судов в конвоях пошла вниз. В последние месяцы 1941 года – около 1%, в первом полугодии 1942 года – 0,5%. Дальше было только хуже, несмотря на рост числа подлодок в Атлантике успехов, подобных разгрому PQ-17, не наблюдалось и близко.

Цена танковой группы

А теперь давайте представим, что подарок вермахту Гитлер сделал не на новый 1943 год, а лет на семь раньше. Что еще до войны он отказался от строительства линкоров. А убедившись в неэффективности «волчьих стай» Деница, решил последовать примеру СССР, где завод «Красное Сормово» после начала войны перевели с выпуска подлодок на Т-34. Причем для разогрева германскому танкопрому поначалу даже не нужны были дополнительные производственные мощности – только металл и люди для организации трехсменной работы. Вряд ли будет чересчур смелым предположение, что тогда вермахт к июню 1941-го мог бы получить как минимум 4–5 дополнительных танковых дивизий (суммарно 800–900 танков), которые составили бы костяк 5-й танковой группы (ТГр).

Наиболее очевидный вариант развертывания этой 5-й ТГр в июне 1941-го – в Румынии, на южном фасе Львовского выступа. 1-я ТГр фон Клейста при этом остается на своем месте в районе Холма. Это позволяет им ударом по сходящимся направлениям устроить на Украине те же «Канны», что группа армий «Центр» устроила Западному фронту в Белоруссии ударами 2-й и 3-й ТГр. Основные силы Юго-Западного фронта будут окружены и разгромлены не в сентябре 1941-го на левом берегу Днепра, а уже в июле – на правобережье. Киев падет гораздо раньше.

В реальном августе 1941-го немецкая группа армий «Центр» фон Бока уже прошла Смоленск, а «Юг» все еще топтался под столицей Украины. Между ними образовался гигантский разрыв, и директивой от 21 августа Гитлер остановил наступление на московском направлении, бросив 2-ю ТГр на юг. Ряд историков до сих пор считает это решение ключевой ошибкой в реализации «Барбароссы». Да, оно позволило немцам провести самую большую в истории войн операцию на окружение, сокрушив Юго-Западный фронт и обеспечив фланг Бока от неожиданностей. Но было потеряно время, и решающее исход всей кампании наступление на Москву было начато только 2 октября.

При наличии 5-й танковой группы дилемма «Москва или Киев» перед Гитлером в августе даже не встает. Юго-Западный фронт уже разгромлен, операцию «Тайфун» можно начинать в комфортном сентябре, к тому же нет нужды рокировать на московское направление 4-ю ТГр из группы армий «Север». А это означает падение Ленинграда и, с большой долей вероятности, обрушение всего северо-западного участка советско-германского фронта. Всего одна лишняя танковая группа сдвигает в 1941-м для СССР стрелку с отметки «критично» до «катастрофично»…

Символично, что единственный крупный корабль Кригсмарине, уцелевший во Второй мировой – крейсер «Принц Ойген» – был передан американцам по репарациям и потоплен в июле 1946 года в ходе испытаний атомной бомбы у атолла Кваджалейн. Начинались новые времена, с новыми «большими игрокам» и новыми символами могущества.

13

Андрей Михайлов написал(а):

В пиковых для британцев 1939–1941 гг. в английские порты в составе конвоев (из колоний империи, а также из США и стран Южной Америки) вышло 12 057 судов, потоплено 291–2,4%. Затем противолодочная оборона загнала субмарины под воду, не давая атаковать в надводном положении – и кривая потерь судов в конвоях пошла вниз. В последние месяцы 1941 года – около 1%, в первом полугодии 1942 года – 0,5%.

Откуда эта хрень!?
За войну только англичане потеряли 2570 торговых судов. США — 538. Прочие торговые флоты союзников —1172 транспорта. В сумме это составляет 4280 торговых судов. 
Из них, по разным данным, от 2840 до 2882 транспортов числятся за немецкими  подводными лодками.
Так что потеря восьми десятков транспортов из состава северных конвоев в СССР (включая и потери 22-х судов упомянутого в этой статейке конвоя  PQ-17) составляет в этой, утопленной немцами армаде торговых судов, исчезающе малую величину.

Получается,  что расходы немецкой казны на  строительство более чем 1150 ПЛ были вполне оправданы, вопреки всем расчетам этого "бухгалтера", не представляющего реального размаха морских сражений за Атлантику.
Каждая среднестатистическая немецкая лодка утопила почти 2,5 торговых судна, каждое из которых могло перевозить до сотни танков или материалов и промышленного оборудования для их выпуска.

Но это ведь только торговые суда....
А еще на счету немецких подводников более 170 боевых кораблей союзников, включая линкоры и авианосцы.
Так что даже тяжелые  потери   немецких подводников в Битве за Атлантику  (более 33 тысяч подводников в их без малого 800 железных гробах) вполне соизмеримы потерям только боевых кораблей союзников.
И еще один фактор, не учтенный этим автором в его бухгалтерии.
Для уничтожения средне-статистической немецкой ПЛ союзники выполнили более сотни выходов в океан противолодочных кораблей, для чего была построена огромная их армада, и выполняли несколько сотен вылетов патрульной авиации, а также вынуждены были сопровождать каждый конвой конвойным авианосцем, которых тоже было построено несколько десятков.
Так что одна средне-статистическая немецкая лодка, пиратствующая в океане, вытаскивала из кармана союзников сумму, в десятки раз крупнее затрат на свою постройку и содержание, даже без учета нанесенных ею потерь.


[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-06-23 09:03:50)

14

Андрей Михайлов написал(а):

Из статьи «Флот, утопивший Гитлера»

Хорошо бы бухгалтерию советского ВМФ проверить, чего добились против своих потерянных кораблей.  У нас баланс, наверняка, похуже будет и верховный это понимал.  Даже в конце войны флот особой активностью не отличался, чтобы не множить собственные потери.

15

сержант-1 написал(а):

Откуда эта хрень!?


https://republic.ru/posts/90245

16

Сражения на море во время Первой мировой войны ассоциируются с подводными лодками, дредноутами, броненосцами и крейсерами. В этом ряду история трехмачтового парусного корабля «Зееадлер» (морской орел – орлан) кажется невероятной.

Корабли начала ХХ века зависели от угля. С углем у немцев были проблемы – своих баз в Атлантике у них не было и достать уголь в открытом море можно было только захватив вражеский корабль. И тогда лейтенант флота Альфред Клинг предложил использовать в качестве рейдера парусник, который не нуждался в топливе и, следовательно, имел дальность плавания, ограниченную только запасами провизии. Идея показалась интересной – парусник не вызывал подозрений.

Командиром был назначен немецкий дворянин Феликс фон Люкнер. У него была очень бурная биография. В возрасте тринадцати лет Люкнер сбежал из дома и завербовался за еду и кров юнгой на русский парусник. Его карьера могла оборваться толком не начавшись: Люкнер выпал за борт и мог утонуть, поскольку капитан не хотел рисковать жизнями других членов команды. Его спасло вмешательство старшего помощника, вступившего в спор с капитаном (тот угрожал старпому гарпуном) и сумевшего с помощью добровольцев спустить шлюпку. К тому времени над Люкнером уже кружили альбатросы.

Люкнер перепробовал множество занятий: продавал книги Армии Спасения, помогал смотрителю маяка, охотился на кенгуру, работал в цирке, профессионально боксировал, был рыбаком, моряком, солдатом в мексиканской армии, железнодорожным строителем, барменом и трактирщиком. Некоторое время провёл в чилийской тюрьме по обвинению в краже свиней, два раза ломал ногу, а однажды был выброшен из больницы на Ямайке из-за отсутствия денег. В двадцать лет Люкнер поступил в немецкую навигационную школу, где сдал экзамены на помощника капитана. В начале войны Феликс фон Люкнер принял участие в сражении в Гельголандской бухте, а во время Ютландского сражения он командовал одной из башен дредноута «Кронпринц Вильгельм». Люкнер был чрезвычайно силён физически, мог сгибать монеты пальцами и рвать телефонные справочники.

Затем нужно было найти подходящий корабль. Выбор пал на захваченный в Атлантике немецкой подводной лодкой U-36 винджаммер (выжиматель ветра) парусник «Пасс оф Бальмаха». На него был установлен дополнительный дизельный двигатель мощностью в 1000 л.с., цистерны для солярки и питьевой воды и два артиллерийских орудия калибра 105 мм. Будущий рейдер получил мощную рацию, в его трюме были устроены помещения для содержания экипажей захваченных судов.

Английская морская блокада все более усиливалась, и проскользнуть даже паруснику через вражеские дозоры было практически невозможно. В Копенгагене немцы выкрали бортовой журнал с норвежского парусника «Малета», который местами исправили, подмочив водой. В каютах моряков были развешены фотографии, сделанные в норвежских фотоателье, комплект навигационных приборов, книги и пластинки в кают-компании и каютах офицеров, часть провизии также была норвежского производства. Были найдены матросы, говорившие по-норвежски. «Зееадлер» замаскировался под норвежский парусник «Ирма», следующий из Копенгагена в Мельбурн с грузом леса. Дополнительные помещения, запасы и два 105-мм орудия были завалены бревнами.

Люкнер планировал идти вдоль норвежских берегов, далее обогнуть с севера Шотландию и выйти в Атлантику обычным судовым маршрутом. 23 декабря «Зееадлер» попал в жестокий шторм, который его командир отметил как добрый знак. Теперь не нужно было придумывать причину для англичан, почему судовые документы и журнал подмочены. В Рождество в 180 милях от Исландии рейдер был остановлен английским вспомогательным крейсером «Эвендж», вооруженным восемью 152-мм орудиями. На борт рейдера поднялась досмотровая группа из 2 офицеров и 15 матросов.

Англичане досматривали «Зееадлер» довольно тщательно. Но немцы хорошо играли свои роли: Люкнер подвыпившего норвежского шкипера, а один из его офицеров, лейтенант Лейдерман – гостеприимного старпома. Осмотрев «норвежца», англичане пожелали счастливого плавания и предупредили о возможной угрозе со стороны германских подводных лодок и вспомогательных крейсеров.

Выйдя на просторы Атлантики немцы сбросили за борт груз леса и установили две свои пушки. Первой победой «Зееадлера» стал британский пароход «Глэдис Ройял», перевозивший около 5000 т угля из Кардиффа в Буэнос-Айрес. Экипаж взят в плен, пароход затоплен к востоку от Азорских островов. Через два дня та же судьба постигла британский пароход «Ланди Айленд» (4500 тонн сахара).

3 февраля в неспокойную погоду с рейдера был замечен большой четырехмачтовый барк «Антонин». Ради спортивного интереса немцы решили устроить регату. Ветер крепчал, француз начал убирать паруса, опасаясь за их целостность. Люкнер не убрал ни лоскутка – «Зееадлер» подошел к борту французского барка, с которого удивленно разглядывали «безумного норвежца». Внезапно был поднят германский флаг, и пулеметная очередь превратила в лохмотья столь оберегаемые капитаном «Антонина» паруса. После досмотра проигравший гонку барк был отправлен на дно.

Потом немцы обогнули мыс Горн и вышли в Тихий океан. Чтобы усыпить бдительность противника, Люкнер прибегнул к очередной импровизации. За борт были выброшены шлюпки и спасательные жилеты, заранее снятые с потопленных кораблей. На них были сделаны надписи «Зееадлер». Одновременно радио рейдера передало несколько коротких, обрывающихся на полуслове сообщений с сигналом SOS.

В конце июля командир рейдера решил дать своей команде отдых, а заодно провести некоторый ремонт самого «Зееадлера». На борту начал ощущаться недостаток питьевой воды и свежей провизии, что грозило цингой. Он бросил якорь у острова Мопелиа из архипелага Французской Полинезии. Тут было достаточно пустынно, можно было не только перебрать корабельный дизель, но и почистить днище корабля – за долгое плавание «Зееадлер» основательно оброс, что сказывалось на его скоростных характеристиках. Экипаж сошел на берег. Через три дня налетевший шквал, сорвав «Зееадлер» с якорей, выбросил его на рифы.

Но деятельной натуре бывалого графа претила маячившая перед ним и командой карьера Робинзона Крузо, хотя на Мопелиа была вода и много растительности, и большую часть провизии и снаряжения немцам удалось спасти. 23 августа Люкнер и пять человек матросов вышли в море на спасательной шлюпке, носящей гордое название «Кронпринцесса Сесилия» – так назывался один из германских лайнеров-трансатлантиков. Целью плаванья были острова Кука, а если позволят обстоятельства, то и Фиджи. Граф планировал захватить какой-нибудь парусник, вернуться за своими людьми и продолжить крейсерство. На острове Вакая немцев арестовали. Из плена граф Люкнер попытался бежать на катере, принадлежавшем коменданту тюремного лагеря. Катер был вооружен умело сделанным макетом пулемета. С помощью фальшивого пулемета немцы захватили небольшую шхуну «Моа», но их перехватил патрульный корабль.

В судьбе их товарищей, робинзонствующих на Мопелиа, тем временем произошел неожиданный поворот. 5 сентября к острову подошла французская шхуна «Лютеция». Оставленный за старшего офицер Клинг начал подавать сигналы бедствия. Француз увидел обломки «Зееадлера» и согласился помочь за треть страховой суммы. Немцы с радостью согласились, «Лютеция» бросила якорь, и к ней подошла шлюпка с вооруженными матросами. Французов попросили очистить корабль. Оставив на острове пленных американцев с захваченных еще «Зееадлером» шхун вместе с французами и их чрезмерно сребролюбивым капитаном, Клинг повел свой трофей на восток. Он планировал зайти на остров Пасхи и подготовить корабль к переходу вокруг мыса Горн – он все еще надеялся вернуться на родину. Однако 4 октября 1917 года «Фортуна» налетела на необозначенный на карте риф и потерпела крушение. Экипаж смог добраться до острова Пасхи, где и был интернирован чилийскими властями до конца войны.

Всего за 244 дня похода последний немецкий рейдер уничтожил три парохода и одиннадцать парусников общим тоннажем более 30 тыс. тонн. Идея о замаскированном под безобидный парусник рейдере полностью оправдалась. Феликс фон Люкнер заслужил прозвище «Морской дьявол», а команду его корабля окрестили «пиратами императора»

В конце Второй мировой войны мэр Галле, города, в котором Люкнер жил, попросил его провести переговоры о сдаче города с приближающимися американскими войсками, что он и сделал.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Флот » Рейхсмарине, Кригсмарине.