"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Самолеты » Люфтваффе


Люфтваффе

Сообщений 211 страница 220 из 221

211

Ковыряясь в дислокациях частей вермахта на территории Германии, я с удивлением обнаружил, что в казармах нашего полка в курортном городе Бад Лангензальца формировалась и в последствии базировалась 2-я эскадра пикирующих бомбардировщиков "Иммельман". А поскольку в ней воевал, судя по наградам, самый прославленный воин Рейха  Hans-Ulrich Rudel, то это обстоятельство наполнило мое сознание определенным чувством гордости и,  не побоюсь этого слова - сопричастности к истории его подвигов, как в небе, так и на земле. Подумать только - все танкисты 119 ОТП  служили в одном гарнизоне с любимцем Фюрера, кавалером  Рыцарского креста с золотыми дубовыми листьями, мечами и бриллиантами, единственным в мире воином уничтоживший за свою карьеру 519 (пятьсот девятнадцать !) танков противника.
Посмотрим результаты лучшего война всех времен и народов Ганса-Ульриха Руделя:

Официально уничтоженных танков – 519 шт.
Подтверждено уничтожение – 100 шт.
Не подтверждено, но им заявлено уничтожение  - 150 шт.
Не было  возможности проверить уничтожение  - 269 шт.

В этом случае можно с достаточно большой вероятностью говорить, что у него на счету  примерно 200 реально уничтоженных танков противника.

Не спеша читая его воспоминания однозначно приходишь к выводу, что книга написанная им в Аргентине через несколько лет после событий  при полном отсутствии доступа к любым документам, представляет собой около художественные  воспоминания человека  глубоко уязвленного унизительным для него исходом войны.
Но я хочу коснуться его воспоминаний о его первых вылетах на Ju-87G-1. Но сначала предыстория…
Инициатором переоборудования «штуки» в противотанковый  пушечный вариант стал известный пилот-штурмовик майор Отто Вейсс (Otto Weiss). В декабре 1942 г. подобной операции подвергли серийный Ju 87D-1
Команда Вейсса получила несколько самолетов Ju 87G-1. В отличие от прототипа, они были переоборудованы из Ju 87D-3 с увеличенной площадью крыла.
В начале 1943 года после заслуженного отпуска,  Rudel  направляется в Рехлен, где учится применять «Густова» в группе Вейсса.
В мае 1943 года  Рудель, по его словам,  на новом Ju-87G вернулся в свою группу, которая базировалась тогда на аэродроме Харьков-Западный (по другим данным Харьков-Восточный).
    В начале июня 1943 г. в районе Белгорода Рудель, командир III/SG2, атаковал танк, который стал первым танком, уничтоженным им в ходе вылетов на пушечном Ju-87G.

http://s9.uploads.ru/t/j9c0S.jpg

  Не совсем ясно, как это могло случиться, если согласно http://www.ww2.dk/oob/bestand/stuka/bistg2.html, первые самолеты этой модификации появились в Группе только в июле 1943.
   Тем не менее он пишет о том, что  перед тем, как идти в атаку, он  поднимается на 800 метров и оттуда отвесно пикирует…
Однако Ju87G-1 уже не пикировал (хотя на проходивших испытания опытных машинах имелись тормозные щитки), атака целей производилась с планирования под углами не более 10-12. Кстати сказать, Ju87G-2 так же не мог пикировать. Да и выпустили их лишь около 210. Тогда возникает закономерный вопрос: на каком самолете он мог в тот день пикировать на танки? Ju87D-5? Но там стояли MG-151/20, бесполезные в борьбе с танками.
Еще один момент, который заслуживает рассмотрения
К 1 июня 1944 года «доска достижений» Ганса-Ульриха Руделя фиксировала «всего» 301 уничтоженный танк — 223 пушечным огнём и 78 бомбами. Посему стоит полагать, что 223 танка, уничтоженных пушечным огнем, - это результат за 11 месяцев, поскольку  фактически боевое применение пушечных вариантов Густавов началось под Курском летом 1943.
Следовательно, еще 215 танков он набил за оставшиеся 8 месяцев.
На чем он столько танков настрелял, если первые 9 Ju 87G-1 I./St.G.2 получила только в июле 1943, а первый Ju 87G-1 поступил в ЕГО III./SG2 только в ноябре 1943??

Но блестящая память этого величайшего война и вера в свою непогрешимость  позволяют нам понять его командиров , которые безоговорочно принимали его доклады об уничтожении вражеских танков. Ведь докладывал не Рудель, а Сама Совесть Великой Германии. Ведь ОДИН ФЮРЕР, ОДИН НАРОД, ОДИН РУДЛЬ...
[edit]undefined[/edit]

Отредактировано ИС-3М (2019-02-19 23:44:51)

212

ИС-3М написал(а):

Но блестящая память этого величайшего война и вера в свою непогрешимость  позволяют нам понять его командиров , которые безоговорочно принимали его доклады об уничтожении вражеских танков.

По той же причине, что командование делало вид, что принимает на веру доклады истребителей об уничтожении самолета пр-ка лишь по факту фиксации его обстрела ФКП, принимались на веру и факты уничтожения танков, обстрелянных с направлений их уязвимых мест, которыми,  применительно к оружию штурмовика, являлось МТО. Этим поощрялась боевая активность пилота, когда он не просто тупо отвозил свой б/к за линию фронта, но и наносил им ущерб противнику.
А для вывода танка из строя достаточно было и попадания в МТО даже снарядиков калибра 20 мм. Их поражающего действия вполне довольно, для вывода из строя двигателя, радиаторов, КПП,  агрегатов трансмиссии, а то и для взрыва или поджигания баков, распоженнных в МТО. Понятно, что однозначно танк уничножался таким огнем лишь в случае взрыва баков (что тоже имеет место на кадрах немецких ФКП). Но, для успеха боя, а то и всей операции, чаще всего, достаточно не обязательно уничтожить танки. Достаточно обездвижить часть из их на какое-то время в ходе марша и нанести существенные потери всей прочей инфраструктуре танкового подразделения (грузовики или БТРы пехоты, бензозаправщики, сопровождающую танки артиллерию, грузовики с её снарядами,  полевые рембазы, подвижный тыл и т.п.).
А при обстреле танковых колонн или даже развернутой линии атаки танков "под раздачу" неизбежно попадает и атакующая или дрыхнущая в транспорте или в выжидательном районе пехота, пушкари  и всевозможный танковый тыл. Без этого танки, даже исправные,  становятся в танковой части лишь бесполезным железом. Ибо главной ценностью  танковой части или соединения является  подвижность всех её компонентов, способная применить её в нужном месте и в нужное время, а не собственно голые танки.
Но, от атак "Лапотников" в ЖБД многих наших  танковых дивизий и бригад (в первой половине войны) и танковых копусов и отдельных танковых и самоходных полков и бригад (во второй половине войны), не так уж редко отмечены и большие потери собственно танков.
Я уже приводил текст докладной записки штабника 33-й армии Верховному после более чем полугодового провального наступления Западного фронта на немецкий "Белорусский балкон". Это уже как раз время активной работы "противотанковых" самолетов (весна 44-го).
Дам еще раз эту цитату из этой докладной применительно к этой теме:
"...за этот же период армия потеряла 419 танков и 60 самоходных орудий сожженными и разбитыми артиллерией и авиацией противника непосредственно на поле боя; при неудачном вводе для развития успеха понес большие потери и приведен в небоеспособное состояние 2-й гв. Тацинский танковый корпус...   ...".
2-й гв. Тацинский танковый корпус генерала Бурдейного, напомню,  не был подчинен 33-й армии, поэтому автор его  потери не указал. Но они были такими, что, согласно докладу комиссии Маленкова, в корпусе осталось лишь... ДВА танка.

Так что немцы и в данном вопросе были абсолютно правы, закрывая глаза на существенное превышения заявок на уничтоженные танки над количеством их, реально уничтоженных безвозвратно. Главное, чтобы эти штурмовики постоянно висели над нашими танковыми корпусами и армиями, тормозя их марши и снижая боевые возможности нашей основной ударной силы, а не сколько там конкретно они сожгут танков.






[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-02-20 14:06:44)

213

ИС-3М написал(а):

Подтверждено уничтожение – 100 шт.

А этого, блин,  мало?!  Один лишь летчик уничтожил матчасть штатов почти  двух танковых бригад или половину парка нашего танкового корпуса :mad: .

ИС-3М написал(а):

Тогда возникает закономерный вопрос: на каком самолете он мог в тот день пикировать на танки? Ju87D-5? Но там стояли MG-151/20, бесполезные в борьбе с танками.

Не трудно ответить и на этот вопрос, ибо "бесполезными" они, к сожалению, не были....
Пушки MG-151/20 имели высокую скорострельность и ленточное питание (что позволяло возить в крыле "Лапотника" большой б/к к ним), а также высокую нач. скорость снарядов, легко пробивающих чисто символическую защиту МТО наших танков. Поэтому, при атаке с пологого пикирования со стороны кормы танка (см. фотку, где Рудель инструктирует по этому вопросу своих подчиненных на макете нашей "Тридцатьчетверки"), за счет большей плотности снарядов в очереди, её поражающий эффект был как бы не выше, чем от менее скорострельных и с существенно меньшим б/к пушек 37-мм калибра. Кроме этого, эта плотная очередь снарядов летела и с меньшим рассеиванием из-за меньшей отдачи этих пушек в сравнении с 37-миллиметровыми, отдача которых сильнее болтала самолет.
Не надо также забывать и о слабом бронировании борта Т-34 за катками, где оно было всего 20 мм, а местами даже и отсутствовало вовсе из-за особенностей конструкции подвески "Кристи". Из-за этого, они были весьма уязвимы с этого направления для поражения бронебойными боеприпасами даже 20-мм калибра. Было много случаев, когда в эти места они поражались зенитными автоматами этого калибра. Но, при обстреле с земли настильным огнем, эта часть борта хотя бы частично прикрыта "экраном местности", а при атаке с малой высоты при пологом пикировании платформы этой пушки эта часть борта вполне поражаема. Так что были немалые шансы поразить эти танки и атакой в боковую проекцию (при этом ведь часть снарядов плотной очереди из двух стволов тоже пойдет в жалюзи и решетки радиаторов на МТО).
Все вышесказанное касается только наших (и импортных) средних и тяжелых танков. Но, не надо забывать, что вторым по численности нашим танком был легкий танк Т-70 с очень слабым бронированием, а в  первой половине войны у нас было, как грязи, танков БТ и Т-26, которые легко дырявились как снарядами авиапушек с любого направления, так и крупными осколками авиабомб. Танки Т-70 были в наших корпусах и в 44-м году, а после на их шасси появилось много самоходок СУ-76, которые в отчетах "Руделей" тоже проходили, как танки.
Летчику в скоротечной атаке сложно было точно идентифицировать, что там за железяку он атаковал, а вспыхивали эти "Голожопые Фердинанды" с противопульной броней — как спички, от любого калибра, будучи легкой целью для таких штурмовых атак самолетов.




[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-02-20 09:55:24)

214

ИС-3М написал(а):

В начале июня 1943 г. в районе Белгорода Рудель, командир III/SG2, атаковал танк, который стал первым танком, уничтоженным им в ходе вылетов на пушечном Ju-87G.

Занимаясь знакомством с ходом Кировоградской операции (5-16 января 44-го года), снова вышел и на упоминание об участии в ней (с немецкой стороны) гауптмана Руделя, воевавшего в эти дни во второй штурмовой эскадре подполковника Штеппа. Командовал он в этот момент отдельной противотанковой эскадрильей этой эскадры — 10(pz)/SG2 и летал, действительно, на Ju 87G-1. Весь ход этой операции пересказывать не буду. Кому интересно —  ход её не засекречен, хоть и не шибко афишировался в нашей историографии войны. Даже в справочнике Кривошеева она не выделена в отдельную фронтовую,  а потери её включены в полугодовую  Днепровско-Карпатскую стратегическую наступательную операцию 24.12.43 — 17.04.44г.г.
В целом, она была успешной (хоть и не выполнившей свою задачу) с продвижением наших войск на 50 км и с окружением части войск двух немецких дивизий, их уничтожением и освобождением г. Кировоград.
Наши войска поддерживала 5-я ВА в составе двух истребительных (на Як-1М, Як-7Б, Як-9, Ла-5 ,"Аэрокобра"), бомбардировочного (на Пе-2) и штурмового (на Ил-2) авиакорпусов а также ночной бомбардировочной авиадивизией на По-2. Всего в ней было 787 самолетов.
Так вот, после окружения немцев на внешнем его  фронте западнее Кировограда начались сильные немецкие контратаки извне, поддержанные сильной авиацией, от которой наши танковые части понесли крупные потери, вынудившие свернуть дальнейшее развитие операции.
Немцы очень близко подтянули аэродромы "подскока" и выполняли, в среднем, почти  по десятку вылетов на один самолет в короткий зимний день. Для нашей авиации, видимо, как обычно, была "нелетная погода". Поэтому, для попытки наказать их за такую наглость, наше командование  в ночь с 9-го на 10-е января 44-го бросило в рейд по немецким тылам 116-ю танковую бригаду из 8-го мехкорпуса 5-й танковой армии —  с задачей раздолбать ж/д станцию снабжения М.Виска, с которой снабжались контратакующие войска, и площадку базирования самолетов около неё. Это почти 70 верст!  Рейд частично удался. Был устроен нехилый погром на складах в Палиевке (недалече от станции) и прокатились танками по  аэродрому около него, где базировались "Мессера" двух групп 52-й эскадры. Сколько там конкретно в темноте и спешке растоптано самолетов —  сказать сложно. Капониры на полевых площадках для минимизации потерь от БШУ авиации супостатов отрываются настолько беспорядочно и настолько хорошо маскируются, что их не шибко просто отыскать и аэродромным водилам даже днем (накатывать колеи им при этом запрещается). Но факт тот, что они были. Танкисты в донесении бодро рапортовали аж о 40 самолетах, но ВСЯ 52-я эскадра за ВЕСЬ январь 44-го списала по всем причинам аж ... 34 самолета.

С рассветом на отходившие танки и прочие многочисленные  машины бригады набросились противотанковые "Лапотники" Руделя. Наша авиация ничем бригаде не помогла ("нелётная погода", да и "далеко" заехала  :mad: ), в результате чего отход был с большими потерями.
Больше эта бригада ни в каких активных эпизодах в 44-м  не засветилась, как и весь 8-й мехкорпус, аж до 45-го года....

Из отрывочных сведений  об этом эпизоде известно, что обратно она, без связи с командованием, отошла до с. Марьяновка (примерно до полдороги от расположения своих передовых подразделений), где она израсходовала горючку. После, заправив один из Т-34 мл. л-та Дусенбаева, его оправили через фронт с донесением о проделанной работе и месте и состоянии остатков бригады (все радиостанции бригады уже были выведены из строя). Но и его танк получил на марше два попадания с "Лапотника»". Один из 37-мм снарядов пробил крышу и тяжело ранил командира, а другой повредил радиатор. Механик все же успел загнать его в какой-то перелесок, подлатал охлаждение и доехал до своих. Вроде бы, остаткам бригады ночью побросили горючки, но сколько машин бригады и каких вышло — данных нет…. Бригаду, как и др. танковые части, долбали с воздуха и на следующий день, ибо немцы своим противотанкистам и летчикам  за 11-е января засчитали уничтожение  87 наших танков. Сколько там среди них в реальности было именно  танков (за которые летчики могли принимать тягачи, трактора и пр. технику), а также сколько наших танков уничтожено безвозвратно, а не лишь повреждено с возможностью ремонта — тайна, покрытая мраком....

Теперь по Руделю и его подчиненным. На самолет эскадрильи в среднем за эти сутки 10-го января выполнено по семь боевых вылетов. Всеми экипажами заявлено поражение 16-ти  наших танков.   Сам Рудель выполнил 10-го января  аж 15 боевых вылетов, и записал себе 11 наших танков. Понятно, что работала по этой бригаде не только эсадрилья Руделя, что часть из них были не именно танки, но и всевозможные  тягачи и спецмашины бригады, но факт тот, что бригады, как боеспособной части   на полгода не стало.

116-я танковая  бригада до переформировок лета 44-го выглядела так:
Управление бригады [штат № 010/345]
323-й отд. танковый батальон [штат № 010/346]
324-й отд. танковый батальон [штат № 010/346]
Мотострелково-пулеметный батальон [штат № 010/347]
Противотанковая батарея [штат № 010/348]
Зенитная батарея [штат № 010/349]
Рота управления [штат № 010/350]
Рота технического обеспечения [штат № 010/351]
Медико-санитарный взвод [штат № 010/352]
Танков в 2-х её танковых батальонах было по штату 54 машины, а типы между тяжелыми, средними, легкими и импортными варьировались в разных сочетаниях. В этот момент в них были лишь Т-34 и "Валентайны".  Сколько и каких из них вошло в рейд ( понятно, что много меньше штатных) точно мне   пока не ведомо.

Помимо этого, 10-го января немецкие штурмовики нанесли критические потери 29-му танковому корпусу и отдельной 110-й танковой бригаде. Подробностей пока  не попадалось, но их пришлось вывести из боев.
К 13-му января обстановка стабилизнулась в 20-30 верстах западнее Кировограда, начала активничать и наша авиация, а войска 2-го УФ маршала Конева все же попытались перегруппироваться для продолжения выполнения задачи операции. 15-го началось и наступление уже в направлении Новоукраинка. Было и незначительное продвижение, но … 18-го для нашей авиации вновь "ухудшилась погода".
Немцы это "ухудшение"  почему-то не особо ощутили, но обнаружили, что основная ударная сила Конева — 5-я гв. танковая армия Ротмистрова  осталась без воздушного прикрытия.
И без этого сильно ослабленная предыдущими боями, она понесла новые потери в танках  от ударов авиации. В её корпусах осталось лишь по нескольку боеготовых танков, что заставило 19-го января вывести её из боев.
Завершилась этим и Кировоградская операция (остановленная, в который уж раз, благодаря эффективной работе авиации немцев и плохой работе нашей).
Войска фронта стали готовить новую, которая станет более известной, как совместная с 1-м УФ — Корсунь-Шевченковская.






[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-03-06 07:44:36)

215

сержант-1 написал(а):

Завершилась этим и Кировоградская операция (остановленная, в который уж раз, благодаря эффективной работе авиации немцев и плохой работе нашей).

Тем не менее, работу нашей 5-й ВА — на фоне общего успеха операции (овладение Кировоградом, оперативного окружения и уничтожения остатков двух немецких дивизий) — в Москве сочли успешной,  и 1-му штурмовому авиакорпусу, 1-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии, 205-й истребительной авиадивизии и 302-й истребительной авиадивизии — были присвоены почетные наименования "Кировоградских".
Безнаказанно разбитая "Руделями" (благодаря, в т.ч. и "успешной" работе наших асов) в ходе своего глубокого рейда  116-я танковая бригада — такого отличия, увы, не удостоилась :mad: .  Вдрызг растерзанная  немецкой авиацией 5-я гв. танковая армия тоже на эту оценку не повлияла, хоть и, справедливости  ради,  три её танковых бригады (25-я, 31-я и 170-я), тоже стали "Кировоградскими".
Наше верховное командование при этом, конечно, можно понять. Зимне-весеннее наступательная кампания на Украине была очень успешной на фоне полностью провальных одиннадцати наступательных операций Западного фронта и ряда прочих малоуспешных наступательных операций фронтов Центрального и Северо-Западного направлений. Отсюда и столь завышенная их оценка, видимо,  для возбуждения зависти командования "аутсайдеров"....

[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-03-06 07:07:27)

216

Пикирующий бомбардировщик Ю-87 «Штука»

http://s5.uploads.ru/t/rQ5OM.jpg

Материал из немецкого военно-исторического журнала «Militär&Geschichte». В основе статьи высказывания и выдержки из документов, иллюстрирующие оценку «Штуки» современниками по обе стороны фронта.

                                     Воющий истребитель танков.

Название «Штука» происходит от аббревиатуры всех пикирующих бомбардировщиков (STUrzKAmpbomber). Однако, уже во время Второй мировой войны этот термин все теснее ассоциировался с пикирующим бомбардировщиком «Юнкерс Ю-87» (Junkers Ju 87). Ничего не изменилось, и когда этот самолет официально стал штурмовиком во время последней фазы войны. Даже сегодня все сначала думают о Ю-87, когда возникает слово «Штука».
Летчики Люфтваффе являлись последовательными приверженцами концепции пикирующей атаки. Поскольку она позволяла поражать даже маленькие цели с высокой точностью. Британский летчик-испытатель Эрик БРАУН (Eric BROWN) оценивал Ю-87 «Штука», как лучший пикирующий боевой самолет за всю историю:
«Этот самолет, кажется, был самой естественной вещью в мире… Во время значительного ускорения, которое возникало при пикировании под 90 градусов, у меня никогда не было чувства, что попадаешь в неконтролируемое падения, подобное тому, что я переживал в других боевых самолетах того же поколения«.

http://s9.uploads.ru/t/t7lqM.jpg

Схема, демонстрирующая точку сброса бомбы при пикирующей атаке. 1940 г.

                               Ю-87 «Штука» против танков.

Тем не менее, борьба с точечными целями, такими как мосты, бункеры, танки и корабли, была нелегкой для пилотов «Ю-87». Для этого требовалась большая практика. Из них наиболее опытным считался Фридрих ЛАНГ (Friedrich LANG). Во время Второй мировой войны он выполнил более 1000 боевых вылетов и написал:
«Танки были самой маленькой и наиболее сложной для поражения целью для соединений пикирующих и штурмовых самолетов. В большинстве случаев они уничтожались только прямым попаданием. Так называемое «близкое попадание» почти всегда было не эффективным. В лучшем случае удавалось добиться только временного отказа танка из-за повреждения гусениц».
Тем не менее, эффективность Ю-87 «Штука» в борьбе с танками считалась высокой, что подтверждается документами. Так, в докладе командующего 3 гвардейским советским танковым корпусом о боевых действиях под Харьковом весной 1943 г. сообщается:
«19 марта 1943 года вражеская авиация атаковала боевые порядки 18 гвардейской танковой бригады. Они вывели из строя 26 танков, из которых 19 Т-34. В период боя 3 гвардейской танковой бригады противник бомбардировал и обстреливал наши танковые части в течение дня. «Штуки» атаковали наши танки пикированием до десяти раз«.

http://sg.uploads.ru/t/Q6hek.jpg

                         Прицел пикирующего бомбардировщика.

http://s5.uploads.ru/t/zlhqy.jpg

                         Взлет «Штуки» после бомбардировки моста.

                                Легенда Ганс-Ульрих Рудель.

В марте 1943 г. германские ВВС впервые получили «Юнкерс Ю-87G». Этот штурмовик с пушечным вооружением быстро добился успеха. В донесении командира советского 2  гвардейского танкового корпуса от весны 1943 года говорится:
«Вражеские штурмовики (очевидно, истребители танков) использовал 37 мм противотанковую автоматическую пушку, которая вывела из боя несколько Т-34 прямым попаданием».
http://sh.uploads.ru/t/Dw1M9.jpg

                                          «Юнкерс Ю-87G»

Пушечную Ю-87 «Штуку» прославил самый успешный пилот немецких ВВС Ганс-Ульрих РУДЕЛЬ (Hans-Ulrich RUDEL). Его воинственное и непреклонное отношение к жизни и национал-социалистические убеждения сделали его фаворитом нацистской пропаганды. Она снова и снова представляла его как идеал мотивации и мировоззрения  солдата. Говорят, что Гитлер даже обыгрывал идею после войны ввести Руделя в свой ближайший круг и, однажды, сделать его своим преемником.

http://s5.uploads.ru/t/rZoAb.jpg

Ганс-Ульрих РУДЕЛЬ отмечает свой 2000 боевой вылет. Июнь 1944 г.

Для своих полетов Г. Рудель предпочитал «пушечную Штуку» Ю-87G, что и позволяло поражать исключительно много боевой техники. Пропаганда сделала его имя настолько легендарным, что в конечном счете на фронте почти после каждого успешного штурмового вылета результат приписывали лично Руделю. Хайнц Лоренц, радист дивизии СС «Мертвая голова», писал о боевых действиях летом 1944 г. в районе Седльце (Siedlce, Польша):
«На рассвете мы … увидели два одиночных немецких самолета в небе. Они шли прямо к нам и прокрутили над нами несколько петель. А затем одна машина подлетела к нашей деревне. Выстрел из пушки, и в следующий момент взорвался один из русских Т-34. Ю-87 снова пошел вверх, а мы знали: наш подполковник Рудель, истребитель танков, выводит нас отсюда! Один за другим он расстрелял около десяти русских танков, после чего остальные бежали вместе с пехотой… В конце концов, приблизились оба: летчики спустились еще раз и прошли над нами, покачивая крыльями — их сопровождали приветствия машущих с земли, которым они спасли жизни.»

http://s9.uploads.ru/t/z1qma.jpg

                               Пушечная «Штука» с двумя 37 мм пушками.

                                                  В битве под Курском.

Первое крупное использования немецких противотанковых самолетов произошло в битве под Курском. В начале июля 1943 г. противотанковые эскадрильи на восточном фронте смогли использовать более 5100 машин «Хеншель Hs 129» (Henschel Hs 129B), «Юнкерс Ю-87G» и «Мессершмитт Bf 110G» (Messerschmitt Bf 110G). Однако, основной удар танковых бомбардировщиков по-прежнему ложился на плечи «Штук», которые атаковали бомбами.
Штурмовик СС Вильгельм РОЕС (Wilhelm ROES) пережил наступление на Курск в качестве радиста для связи с самолетами на командном танке лейбштандарта «Адольф Гитлер»:
«…На следующий день мы снова были готовы к бою, командир вернулся в наш танк. «Мне нужна радиосвязь со «Штуками», — сказал он. «Есть что-то особенное». По радио я передал его приказ авиационному командованию: «Закопанные Т-34. Из земли торчат только башни и пушки. Для наших танков они недосягаемы. Уже есть потери. Нанесите удар с тыла».
… Около часа пикирующие бомбардировщики летали над нами. Издали мы наблюдали, как пилоты пикируют на русские танки, сбрасывая свой груз и поднимаясь в последний момент. Танк за танком занимались огнем, вздымался черный дым. Мы медленно проехали мимо горящих обломков…«.
13 июля 1943 года командование 9 армии севернее Курска также подтвердило то, что В.Роес пережил на юге:
«Использование «Штук» особенно эффективно с тыла против закопанных или сдерживания двигающихся танков».

http://s9.uploads.ru/t/hFzn0.jpg

                        Советские танки, пораженные пикированием.

                                             Под дружественным огнем.

Время от времени войска могли на себе почувствовать, что значит быть целью атаки «Штуки». Так, Рудольф фон Риббентроп (Rudolf von Ribbentrop) командир  танковой роты лейбштандарта:
«Мне вспоминается, как за день до наступления на Прохоровку нас атаковали наши собственные «Штуки», поскольку офицер по связи с авиацией был невнимателен. Мы сердито барабанили по каске, пока он не понял, что случилось! Мы чуть не избили его!»
Риббентроп и его люди слегка отстали. Другим же повезло меньше. 13 июля 1943 г. Георг ЛУТТЕР (Georg LUTTER) военнослужащий противотанкового подразделения, стал свидетелем того, как Ю-87 «Штука» непреднамеренно атаковала их позицию:
«Мы в ужасе, смотрели, как бомбы взорвались в середине нашего первого взвода. Когда облака дыма рассеялись, я выполз из-под взводной машины и огляделся. Вокруг меня стояла мертвая тишина. Шесть погибших, несколько раненых и два уничтоженных самоходных орудия. Весь первый взвод исчез!«

http://sd.uploads.ru/t/8pE9b.jpg

                    Наземная команда на полевом аэродроме у «Штуки». 1942 г.

                                                          В заключении.

Уже весной 1943 г. стало ясно, что у классической Ю-87 «Штука» в долгосрочной перспективе нет будущего из-за ее низкой скорости. Генерал-фельдмаршал Эрхард МИЛЬХ (Erhard MILCH), генеральный инспектор люфтваффе, 6 апреля 1943 г. выразился так:
«Покуда русских можно бить «Штуками», это могут делать и старые 87».
Руководство ВВС отказалось от разработки модели-преемника, потому что для строительства новой конструкции потребовались бы годы. Таким образом, модель Ю-87 оставалась на службе до конца войны.
Подводя итог, можно сказать, что «Штука» была гораздо более эффективна при борьбе с танками, чем это часто считается в наши дни. Это относится как к бомбовым версиям «Юнкерс Ю-87», так и к «пушечным». 26 июля 1943 г. советский маршал Николай ВОРОНОВ докладывал Сталину:
«Опыт показывает, что ни «Тигр», ни «Фердинанд» не приводят наши наземные части ни в страх, ни в ужас. Именно вражеские ВВС оказывают сильное моральное воздействие на наши войска».
Эта оценка вытекала в первую очередь из-за «Штук», которых особенно боялись из-за их высокой точности.

[edit]undefined[/edit]

Отредактировано Владимир Белорус (2019-05-15 14:47:37)

217

Летчики были элитой нацистской Германии. И о них заботились – во время «Битвы за Британию» над Ла-Маншем постоянно работала поисковая служба, состоящая из спасательных катеров и гидросамолетов. В августе-октябре 1940 года только самолетами Dornier Do 24 (немецкая трёхмоторная летающая лодка) были спасены 102 пилота. Но потом немцы перешли на ночные бомбардировки промышленных узлов Великобритании и результативность спасательной службы резко упала.

С приближением поздней зимы шансы на их спасение стали еще ниже: даже удачные по своим характеристикам Do-24 не могли выполнять свои задачи в условиях непредсказуемого зимнего пролива, как и катера, тем более ночью. К утру в спасжилете при температуре воды около 6 градусов и примерно такой же температуре воздуха, шторме и порывистом ветре мог выжить не каждый летчик. Выход предложил генерал-полковник авиации Эрнст Удет – второй по результативности немецкий лётчик-ас Первой мировой войны.

Удет предложил спроектировать и изготовить несколько десятков стационарных плавучих спасательных буев (Rettungsboje), которые могли бы послужить укрытием для сбитых летчиков и которые следовало расположить в районе активности Люфтваффе над Ла-Маншем. По замыслу Удета, при наличии определенного везения экипаж сбитого самолета сможет доплыть до такого буя, вызвать по радио помощь и дождаться внутри прибытия спасателей, сигналя пролетающим поисковым самолетам поднятым на мачте флагом.

Идея показалась привлекательной, не особо дорогостоящей и вполне выполнимой. В результате уже в середине октября 1940 года руководство II.Fliegerkorps в секретной телеграмме сообщало своим подразделениям о том, что первые 50 спасательных буев в ближайшее время будут поставлены на якорь в соответствующих районах Ла-Манша на расстоянии 12 миль друг от друга.

Кабина буя позволяла комфортно расположиться четырем человекам на несколько дней. Она освещалась электричеством от аккумуляторов, но на случай перебоев были предусмотрены керосиновые лампы или другие осветительные приборы. Здесь располагались две двухэтажные койки и похожее на буфет хранилище для средств первой помощи, сухой одежды и обуви, сухого пайка и запаса воды. Горячую еду можно было приготовить на спиртовой печке. Для расслабления был коньяк, а для успокоения нервов - сигареты. Настольные игры, карты и т.д. помогали скрасить время в ожидании помощи. Запасы пополнялись немедленно после прибытия спасательного судна. Для транспортировки летчиков на борт судна была предусмотрена спасательная лодка.

Сигналы СОС с координатами буя автоматически транслировались аварийным передатчиком. Дополняли сигнальное оборудование сигнальные пистолеты с красными и белыми огнями, ракетницы, стреляющие белыми ракетами на парашютах, а также дымовые приспособления. Прочее оборудование включало в себя деревянные колышки для устранения течи из пулевых отверстий и насос для откачки воды за борт.

Достоверной информации о количестве спасенных летчиков нет, но то, что «буи Удета» спасли не один экипаж – это факт.

Союзники тоже взяли на вооружения эту идею. Британцы разработали спасательную лодку на шесть человек Air-Sea Rescue Float . Такие лодки были установлены вдоль основных маршрутов, по котором летали бомбардировщики. Летчики называли их «Ocean Hostels». Там тоже были сухая одежда, вода, еда, спиртное, карты, средства связи и сигнализации, аптечка и пр.

https://c.radikal.ru/c34/1906/8d/830bc976682c.jpg
https://d.radikal.ru/d05/1906/49/22b3b1645153.jpg
https://c.radikal.ru/c07/1906/87/29f41af904da.jpg
https://a.radikal.ru/a36/1906/5a/e4dbe2aa90ef.jpg

218

Авиация против танков.

Сравнение документов воюющих сторон, а также результатов полигонных испытаний позволило сделать вывод о крайне низкой эффективности применения советской штурмовой авиации против немецких танков. Действия немецких пикировщиков, штурмовиков и противотанковых самолётов на этом фоне выглядят гораздо успешнее. Однако публикаций, посвящённых действиям авиации против танков в годы Великой Отечественной войны, очень мало, и составить какую-то более-менее целостную картину с их помощью сложно.

Сегодняшний рассказ — о действиях немецкой авиации 22 июня 1941 года против 28-й танковой дивизии, которой командовал будущий генерал армии и дважды Герой Советского Союза И.Д. Черняховский. Эпизод особенно интересен тем, что немцы применили против советских танков обычные двухмоторные бомбардировщики Ju 88.
В составе I авиакорпуса люфтваффе, развёрнутого к 22 июня 1941 года в Восточной Пруссии против ВВС Прибалтийского особого военного округа, было восемь групп бомбардировщиков, полностью укомплектованных новейшими на тот момент Ju 88 А-5 и А-6 — всего 240 самолётов. Это позволяло командиру корпуса генералу Гельмуту Фёрстеру (Gen. Helmuth Förster) утром первого дня войны бросить в бой не все свои силы, оставив некоторое количество самолётов в резерве. Одной из частей, не участвующих в утренних атаках против советских аэродромов, была авиагруппа II./KG 76.

http://sd.uploads.ru/t/ExCO6.jpg

Талисман II./KG 76 и эмблема группы, которая несёт некий собирательный образ англичанина: утка в знаменитой каске-«тазике» Броуди с зонтиком Невилла Чемберлена и сигарой Уинстона Черчилля.

Эта группа не была кадровой частью люфтваффе: её сформировали только в начале 1940 года как III./KG 28 на «Хейнкелях» He 111P. После кампании против Франции группу переименовали и перевооружили на Ju 88А; летом – осенью её экипажи участвовали в «Битве за Британию», а в начале 1941 года — в операции «Блиц». В этих боях личный состав II./KG 76 приобрёл серьёзный опыт, а её командир майор Вальтер Шторп (Maj. Walter Storp) пошёл на повышение и возглавил формировавшуюся эскадру скоростных бомбардировщиков SKG 210. К 22 июня 1941 года группа была переброшена в Восточную Пруссию на аэродром Юргенфельде (Jurgenfelde) и насчитывала 30 Ju 88 А-5, из которых 25 были исправными. Возглавлял часть гауптман Вольпрехт Ридезель цу Эйзенбах (Hptm. Riedesel zu Eisenbach).

                                   Бомбардировщики второго эшелона.

Утром 22 июня командование I авиакорпуса люфтваффе предприняло серию атак по аэродрому Шауляй в Литве, но столкнулось с серьёзным противодействием. Базировавшийся в Шауляе 10-й ИАП был вооружён устаревшими истребителями И-16 тип 5 выпуска 1936-1937 годов, однако командир полка майор К.П. Деревнин избрал правильную тактику. Самолёты полка вылетали на перехват большими группами по 20 самолётов, а опытный техсостав успевал быстро готовить самолёты к следующим вылетам.
Группа II./KG 76 в первой половине дня использовалась мало: первые вылеты в 09:07–10:45 (здесь и далее время приведено к московскому) на разведку аэродрома Шауляй и дороги Таураге – Шауляй обошлись без столкновений в воздухе. Затем, в 11:44–13:32 и 12:38–14:25, две пары вылетали уже для атаки целей в районе Шауляя.
Согласно журналу боевых действий 7-й смешанной авиадивизии, в которую входил 10-й ИАП, в 12:40 пилоты «ишачков» смогли отразить атаку двух шестёрок Ju 88, но в 13:00, когда советские самолёты пошли на посадку, паре немецких бомбардировщиков удалось сбросить на аэродром восемь бомб. Эти два Ju 88 были первыми самолётами II./KG 76 (эскадрилья не указана), вылетевшими для ударов в район Шауляя. Согласно отчёту штаба группы, два «Юнкерса», выполнявшие боевой вылет в период 11:44–13:32, атаковали аэродром в Шауляе и якобы уничтожили пять одномоторных и один четырёхмоторный самолёт.

http://s7.uploads.ru/t/j2zZP.jpg

На этом и последующих снимках запечатлена подготовка к боевому вылету самолётов эскадрильи 4./KG 76.

Немецкие экипажи несколько преувеличили свои успехи: судя по журналу боевых действий 7-й САД, потерь от сброшенных парой разведчиков бомб на аэродроме не было. Однако, учитывая упоминания про уничтоженный четырёхмоторный самолёт, есть вероятность, что немцы отбомбились по старым литовским самолётам и ТБ-3, стоявшим на краю аэродрома и списанным после аварийной посадки ещё в 1940 году.
Если первой паре удалось выполнить вылет без противодействия со стороны советских истребителей, то вторую пару из эскадрильи 6./KG 76 ждал тёплый приём. Техники 10-го ИАП успели в кратчайшие сроки подготовить самолёты, и когда в 13:35 над Шауляем вновь появились немецкие бомбардировщики, в небо поднялись сразу 19 И-16. Про этот вылет (12:38–14:25) в отчёте группы II./KG 76 скромно указано: «Нападение на аэродром в Шауляе. Результаты удара из-за нападения истребителей не отмечены».

http://s8.uploads.ru/t/mAiJ5.jpg

И-16 тип 5 из разных эскадрилий 10-го ИАП, 1941 год (художник Игорь Злобин)

В этой атаке, по всей видимости, немцам вообще не удалось попасть в аэродром — по крайней мере, в советских документах об этом нет никаких упоминаний. Это не удивительно, учитывая соотношение сил, — немецким экипажам явно было не до разглядывания результатов бомбового удара. Согласно журналу боевых действий 7-й САД, истребители преследовали и атаковали «Юнкерсы» вплоть до границы, но бомбардировщикам удалось уйти. Для того, чтобы оторваться от «ишачков», экипажи бомбардировщиков воспользовались заградительным огнём немецкой зенитной артиллерии в районе Таураге, причём зенитчики не только отсекли преследователей, но и сбили один советский истребитель, пилоту которого удалось выпрыгнуть с парашютом.
Однако и немцы понесли потери: в результате атаки истребителя повреждения получил Ju 88A-5 W.Nr.2277, а его опытный бортстрелок фельдфебель Эмиль Маркль (Fw. Еmil Markl), награждённый Железным крестом I класса, умер от полученных ран.

http://sd.uploads.ru/t/1i2Iz.jpg

В дальнейшем удача в этот день сопутствовала экипажам группы, и потерь они не имели. При этом экипажи разведчиков смогли разглядеть в районе Шауляя не только аэродром, но и колонны советских танков и грузовиков.
Один к шести или один к семи
Посчитав, что для ударов по советским аэродромам задействованы оптимальные силы, командование I авиакорпуса во второй половине дня активизировало удары по войскам Северо-Западного фронта. Для находившейся практически весь день в резерве II./KG 76 нашлась достойная цель — те самые колонны в районе Шауляя. Это были части советской 28-й танковой дивизии 12-го мехкорпуса, вооружённые преимущественно танками БТ-7, выдвигавшиеся из района Шауляя для контрудара по прорвавшимся в район Таураге немецким танкам. На руку немцам было то, что противодействие в воздухе отсутствовало: 10-й ИАП был перебазирован в Митаву и в вечерних боевых действиях не участвовал.

http://sh.uploads.ru/t/gdwW1.jpg

Всего вечером «Юнкерсы» II./KG 76 выполнили четыре групповых вылета для ударов по танкам. Результаты были зафиксированы в дневном отчёте штаба группы:

«1) 15:16-17:18, три самолёта. Цель: атака колонн в районе Шауляя. Результат: прямое попадание в колонны и обстрел бортовым оружием. Сильный дым.

2) ??:??-??:??, три самолёта. Цель: атака колонн в районе Шауляя. Результат: два танка перевернулись. Последующие результаты не наблюдали ввиду поднявшейся пыли.

3) 18:15-20:07, пять самолётов. Цель: атака танков. Результат: наблюдением результатов атаки установлено, что из около 50 наступавших танков удалось половину вывести из строя.

4) 20:42 −22:36, 16 самолётов. Цель: борьба с танками. Результат: атака большой группой самолётов (парами и звеньями) на колонны танков (около 150 единиц). Наблюдались многочисленные прямые попадания и перевернувшиеся танки. Выведено из строя 40 танков и 10 грузовых автомобилей».
Несложно подсчитать, что немецкие экипажи, выполнив 27 боевых вылетов, без ложной скромности заявили о том, что вывели из строя ни много ни мало, а 65-70 танков и десяток автомашин. При сравнении этих данных с советскими документами немецкие заявки придётся серьёзно скорректировать в сторону уменьшения. Так, согласно журналу боевых действий 12-го механизированного корпуса, отмечены сильные налёты авиации противника на маршевые колонны 28-й танковой дивизии, следовавшие по маршруту Груджяй – Шексцы, при этом в результате бомбардировки выведено из строя 10 боевых и шесть колёсных машин. Кроме того, в районе командного пункта дивизии вышли из строя ещё три колёсные машины.

http://s7.uploads.ru/t/qdamY.jpg

Поломка бомбардировщика Ju 88 с бортовым кодом «F1+MM» из 4./KG 76

Естественно, потеря 10 танков и девяти транспортных машин не могла серьёзно повлиять на выдвижение целой танковой дивизии, в которой было более 250 танков и около 1000 автомобилей, или, тем более, остановить её. Однако эти числа дают нам приблизительные сведения о том, сколько бомбардировщиков требовалось практически одномоментно задействовать, чтобы нанести серьёзный урон только одному танковому соединению.
Судя по представленным данным, для выведения из строя 100 советских танков типа БТ или Т-26 потребовалось бы не менее 250-300 вылетов Ju 88, причём практически в идеальных условиях отсутствия противодействия истребителей. Для того, чтобы разгромить только одну дивизию полковника Черняховского, потребовалось бы задействовать все бомбардировщики I авиакорпуса, при этом каждому экипажу пришлось бы выполнить не менее двух вылетов.
Разумеется, привлечь такие силы немецкое командование не могло ни 22 июня, когда большинство самолётов корпуса было задействовано для ударов по советским аэродромам, ни в последующие дни. Поэтому удар 28-й танковой дивизии пришлось отражать немецкой пехоте 1-го армейского корпуса.

http://s9.uploads.ru/t/CDoVP.jpg

Реконструкция внешнего вида самолёта с предыдущего фото (художник Игорь Злобин)
Тем не менее повреждение 10 танков и девяти автомобилей, несомненно, является отличным результатом для двухмоторных бомбардировщиков, не приспособленных для уничтожения таких небольших целей. Вполне возможно, что часть танков была уничтожена, а остальные, скорее всего, не успели оперативно вернуть в строй, что в условиях отступления означало безвозвратную потерю.
К сожалению, в донесении II./KG 76 не указано, какие были использованы боеприпасы, а также какие тактические приёмы применялись при атаках. Несомненно, даже если принять во внимание некоторую долю везения, мастерство немецких экипажей было на высоком уровне, особенно на фоне советских коллег, которым в течение всего дня так и не удалось вывести из строя ни одного немецкого танка. Если же говорить в целом, то этот пример показывает, насколько низкой была эффективность действий авиации даже против защищённых слабой бронёй лёгких танков. Разработка специализированных самолётов и боеприпасов для борьбы с бронетехникой была вполне оправданным шагом.

Источник  Ссылка

219

Как эскадрилья пикирующих бомбардировщиков врезалась в лес.

http://s8.uploads.ru/t/GIPkm.jpg

На расположенном неподалеку от Котбуса полигоне Нойхаммер (Neuhammer) должны были пройти показательные учения штурмовой авиации Люфтваффе. Предполагалось, что I./StG76 в полном составе продемонстрирует бомбометание с пикирования.
Утром 15 августа метеослужба сообщила, что над полигоном находятся облака с верхней кромкой на высоте 2000 метров и нижней на 900 метров. На Ju-87 были подвешены учебные цементные бомбы с дымовыми сигнальными ракетами. Планировалось, что "Юнкерсы" подойдут к цели на высоте 4000 метров, а затем, спикировав сквозь облака, на высоте около 500 метров сбросят бомбы.
Командир I./StG76 хауптман Вальтер Зигель (Walter Siegel) летел впереди группы, слева и справа от него были самолеты его адъютанта и офицера технического обеспечения группы. Позади в сомкнутом строю летели все три эскадрильи I./StG76 - сначала 2-я, затем 3-я и лишь потом 1-я эскадрилья во главе с обер-лейтенантом Дитрихом Пельтцем (Dietrich Peltz).
Достигнув цели, Зигель покачал крыльями своего Ju-87, давая сигнал к началу атаки, и "Юнкерсы" один за другим вошли в облака. Прошло 10-15 секунд, показавшихся экипажам вечностью. Молочно-белая пелена перед лобовым стеклом кабины Зигеля вместо того, чтобы постепенно рассеяться, внезапно стала темной. Он был всего в 100 метрах над землей, а позади него пикировала, ничего не подозревая, вся его группа!

http://s5.uploads.ru/t/Dx1Yz.jpg

Зигель закричал по радио: "Вывод! Вывод! Впереди земля!", одновременно изо всех сил потянув на себя ручку. По свидетельству очевидцев, видевших все с земли, когда Ju-87 Зигеля окончательно выровнялся, его шасси находились всего в двух метрах над землей. Зигелю пришлось отчаянно маневрировать, чтобы не врезаться в деревья небольшого лесочка, растущего на окраине поля, которое и должно было стать целью для бомбометания.
Оба ведомых Зигеля оказались менее удачливыми, их самолеты, упав в лес, превратились в огненные шары. Затем в землю врезались все 9 "Юнкерсов" из 2./StG76. Пилоты 3./StG76, летевшие вслед за ними, рассыпав боевой порядок, отчаянно пытались выйти из пикирования. Самолеты на предельно малой высоте уходили в разных направлениях. Большинству из них удалось это сделать, но все же еще два "Юнкерса", зацепив деревья, рухнули на землю.

http://s3.uploads.ru/t/SAn1T.jpg

Только самолеты 1./StG76 во главе с Пельтцем, замыкавшие боевой порядок группы, сумели выйти невредимыми. Они только начали входить в облака, когда Пельтц услышал в наушниках крик Зигеля, и немедленно дал команду своим пилотам прекратить атаку. Описывая круг, они, не веря своим глазам, видели, как в небо один за другим поднимаются коричневые столбы дыма от врезавшихся в землю самолетов.
Всего разбилось 13 Ju-87 из I./StG76, и все 26 членов их экипажей погибли.
Расследование, проведенное в тот же день, установило, что причиной катастрофы стал внезапный сильный туман. Он возник примерно за час до появления "Юнкерсов" и, захватив нижнюю часть облаков, фактически понизил их нижнюю кромку до высоты 100 метров. Командир группы хауптман Зигель был признан невиновным в этой трагедии, a I./StG76 была быстро пополнена за счет самолетов и экипажей, переведенных из других групп.

Источник Ссылка

220

Владимир Белорус написал(а):

Зигелю пришлось отчаянно маневрировать, чтобы не врезаться в деревья небольшого лесочка, растущего на окраине поля, которое и должно было стать целью для бомбометания.

Жаль, конечно, что и он тогда не убился.... После группа из этой эскадры (переименованной в StG3) под его командованием сотворила множество бед, участвуя в Польской кампании,  в покорении Бельгии, в войне против Франции (за это он был награжден Рыцарским крестом), а также в Греции. После утопила множество боевых кораблей и транспортов, воюя против англичан на Крите. Там в сентябре 41-го он стал командиром всей эскадры StG3. Далее эта эскадра под его командованием воевала в Африке и на Средиземном море, нанеся там большие потери английским войскам и кораблям флота. За это в сентябре 42-го Зигель получил Дубовые листья к своему Рыцарскому кресту и стал уже подполковником. Этой эскадрой он командовал до апреля 43-го после чего был переведен на чисто штабную должность в штабе командования Люфтваффе в Норвегии. получив там звание оберста (полковника). И вот уже там он, наконец-то погиб, когда его "Шторх" зацепился за высоковольтную ЛЭП и упал в воду фьорда....

Владимир Белорус написал(а):

Только самолеты 1./StG76 во главе с Пельтцем, замыкавшие боевой порядок группы, сумели выйти невредимыми. Они только начали входить в облака, когда Пельтц услышал в наушниках крик Зигеля, и немедленно дал команду своим пилотам прекратить атаку.

Тоже остается лишь сожалеть, что уже перед войной на "Лапотниках" была столь прекрасная радиосвязь, которой наши пилоты не имели и в конце войны....
Уже к июню 41-го он за налеты на Мальту в составе эскадры StG2 был награжден Железным крестом 2-го класса.  В июне прямым попаданием утопил английский сторожевик. При этом в бою с английскими истребителями его "Лаптотник" был сильно поврежден, его стрелок-радист был убит, но Хуберт Пёльтц все же дотянул горящий самолет до берега. Уже на следующий день на новой "лошади" тяжело повредил английский крейсер. В марте 42-го был переведен на должность командира эскадрильи в эскадру StG3 которой командовал вышеупомянутый Зигель.
А в июне южнее Крита утопил английский транспорт в 10 тыс тонн и участвовал в атаке на английский конвой из Александрии, при которой было потоплено и тяжело повреждено несколько кораблей, из-за чего конвой вынужден был повернуть обратно. 3-го апреля его самолет вновь был сбит английскими истребителями, стрелок погиб, а сам Пёльтц был тяжело ранен.
После излечения вернулся в ту же 3-ю группу эскадры StG3, которая уже летала против наших войск с Брянского аэродрома, где участвовал в Курской битве. В августе 43-го III/StG3 перелетела на отдых в Крым, где с авиабазы Каранкут "лапотники" этой группы, где он по-прежнему командовал эскадрильей, 6-го октября в центре Черного моря утопили лидер "Харьков" и  эсминцы "Способный" и "Беспощадный", что до конца войны вывело все оставшиеся крупные корабли нашего ЧФ  из активного участия в ней. После этого, совершив уже 500 б/в, был награжден Рыцарским крестом. Всего до перевооружения III/StG3 на ФВ-190 выполнил на Ю-87   704 боевых вылета. Свой тысячный б/в, летая уже на Фокке-Вульфе, выполнил в ноябре 44-го командуя уже группой I/SG151, за что был награжден Дубовыми листьями к РК. Уже на Фокке-Вульфе ему было засчитано поражение 76 наших танков и 11 воздушных побед над нашими самолетами. Всего за войну выполнил 1055 боевых вылетов, в ходе которых 4 раза был сбит и трижды ранен.
Но все же благополучно пережил войну и стал после нее руководителем и владельцем самой крупной авиафирмы в Австрии

[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-08-17 21:05:36)


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Самолеты » Люфтваффе