"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Самолеты » Люфтваффе


Люфтваффе

Сообщений 201 страница 210 из 221

201

СПИСОК СБИТЫХ
на Восточном фронте экспертов Luftwaffe c короткими пояснениями

Ганс Бейсвенгер, сбивший 152 самолета, погиб в середине марта 1943 г., но в некоторых сборниках этот факт просто опускается.

Хорст Ханниг (98 побед) погиб, сбитый летчиками 485 ИАП 1 мая 1943 г. Между тем утверждается, что его сбили на Западе спустя полмесяца.

Леопольд Штейнбатц (99 побед) назван пропавшим без вести. На самом деле его сбили наши зенитчики 15 июля 1942 г.

Рейнхард Зейлер (109 побед) сбит 5 июля 1943 г. Напротив фамилии этого летчика вообще отсутствуют упоминания о его смерти.

ДЕВЯТЫЙ ПО РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ЭКСПЕРТ  Герман Граф (212 побед) был сбит над Сталинградом дважды Героем Советского Союза Виталием Попковым и спасся на парашюте. Об этом в западных источниках также - ни слова.

ГЕРХАРД ЛООЗ (92 победы) объявлен погибшим в боях против англичан в апреле 1944 г. Между тем этого эксперта 6 марта (!) 1944 г. сбил командир 4-го Гвардейского истребительного авиаполка Василий Голубев. При этом Лооз остался жив, попал в плен, после войны вернулся в Германию и издал книгу (!) о своих боях.

ГАНС ХАН (108 побед) попал в плен в результате боя со штурмовиком Ил-2, пилот которого совершил свой восьмой боевой вылет.

Отто Киттель (267 побед). Его бой 16 февраля 1945 г. с комэском 4 ИАП, дважды Героем Советского Союза майором Степаненко, стал последним и для четвертого по результативности эксперта. 16 февраля 1945 г. Киттель был сбит и погиб.

ЭРИХ ХАРТМАН, лучший немецкий эксперт (352 победы), был сбит  и пленен во время битвы под Курском, но сумел бежать. До конца войны его сбивали еще 7 раз.

ГЮНТЕР РАЛЛЬ, третий по результативности эксперт (275 побед), был сбит так же восемь раз. Из них семь - на Восточном фронте.

ЭРИХ РУДОРФЕР, шестой эксперт (222 победы), сбивался 19(!) раз. То есть в среднем Рудорфер уничтожал 11 наших самолетов, а затем падал сам. Вообще-то летчики такого класса долго не живут. Рудорфер - исключение. Он умудрялся выжить, да еще и вести воздушные бои.

ГЮНТЕР ШЕЕЛЬ является рекордсменом мира по скорости уничтожения самолетов. За 70 боевых вылетов он сбил 71 советский самолет. Такого не удавалось даже Хартману. Для того чтобы сбить самолет, необходимо, прежде всего, его повстречать. Количество боевых вылетов у всех знаменитых летчиков значительно больше количества боев. Шеель - единственное исключение. Он встречал врага в каждый свой вылет. Шеель действовал методом "свободной охоты", поэтому уничтоженных им самолетов никто не видел. Ему верили на слово. Впрочем, поскольку Шеель действовал над советской территорией, то он быстро примелькался. Через три месяца после начала своей героической серии, 16 июля 43-го года, Гюнтер Шеель был протаранен советским Яком и сгорел вместе со своей машиной.

РУДОЛЬФ МЮЛЛЕР (94 победы), став командиром авиаотряда "Гордость Германии", провел показательный воздушный бой против советских истребителей. 19 апреля 1943 г. шесть Ме-109Ф над Мурманском схлестнулись с пятью нашими самолетами. С нашей стороны участвовали: Горишин, Бокий, Титов, Сорокин, Сгибнев. Итог боя - четыре "мессера" сбиты, сам Мюллер подбит и захвачен в плен. Подбил Мюллера наш летчик Бокий. Этот ас за годы войны на севере сбил еще четырнадцать самолетов. Захар Сорокин в том бою одержал свою седьмую победу. Интересно, что Захар Сорокин с октября 1941 г., после воздушного тарана Ме-110 тяжелого ранения и шестидневного путешествия по льду к своим, летал без обеих ног. Но побеждать экспертов это ему не помешало. Всего Захар Сорокин сбил 18 вражеских самолетов, 12 из них - будучи на протезах.

ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ВАСИЛИЙ ГОЛУБЕВ уничтожил лично 39 машин врага. Среди тех экспертов, которые стали его жертвами, фельдфебель Понтер Бартлиг (67 побед, из них 56 на Западе), обер-лейтенант Херберт Лейште (29 побед, 9 на Западе), обер-лейтенант фон Бюлов (61), фельдфебель Альфред Деттеке (33), Зигфрид Матушка (29), Эрих Рудорфер (222), Герхард Лооз (92).

Первые пятеро из перечисленных экспертов погибли. Из них двое - в одном бою. Весной 1942 г. Бартлиг и Лейште вдвоем атаковали одиночный самолет Голубева над Волховом. Наш летчик сбил обе вражеские машины. При этом летал он на "устаревшем" И-16.

202

ИС-3М написал(а):

СПИСОК СБИТЫХ
на Восточном фронте экспертов Luftwaffe c короткими пояснениями


Вячеслав! Прежде, чем далее постить сюда творения Димыча или Корнюхина (все это я читал еще 10-15 лет назад, как, думаю, и все интересовавшиеся темой), не поленись почитать реценции на них архивистов, давно показавших их, мягко говоря, "неточности", В них перечислены отсутствие боевых вылетов или потерь на указанные там даты, отсутствие многих перечилсленных "сбитых асов" вообще, в природе, факты отсутствия наших летчиков в списках умомянутых полков, "факты" сбития немецких асов уже давно погибшими на этот момент,  нашими пилотами. Есть в списках потерь той же 54-й эскадры перечисленных Дымичем,  и пилоты, хоть и погибшие, но отнюдь не в боевых вылетах, а в автомобильных ДТП и т.п. казусы.
Когда будешь тащить сюда следующие поделки такого "качества", хотя бы повыбрасывай из них те места, куда натыкали носом этих авторов исследователи сохранившихся  документов. Мне лень этим заниматься, а за читающих это форумчан все же обидно....

Но не в них ведь даже дело. 
Общая картина-то от этого не меняется. Ну, завалили, североморцы самолет фельдфебеля (старшины, по нашему) Мюллера, отправившего до этого в землю не один десяток наших пилотов (в офицерских, кстати,  чинах). Но Мюллер-то  лишь обеспечивал удары бомбардировщиков, не оставивших на месте Мурманска и камня на камне, утопивших на его рейде и у причалов много судов с ценнейшими грузами, которые с величайшим трудом пришли к нам через атаки немецких подводников, летчиков и пр. "Тирпицев". Это даже заставило перевести порты назначения ленд-лизовских грузов в замерзающие порты Архангельска, и Молотовска, что сильно усложнило их проводку и обработку в холодное время (оно там очень длительное), заставило выпросить у американцев аж три ледокола и дождаться когда они дойдут к нам. Оборудование этих портов тоже заставило тащить от англичан уйму подъемных кранов и пр. портового оборудования в ущерб более важным поставкам промышленного оборудования, высокооктанового бензина и боевой техники.
Сбили Киттеля, к примеру, (и не наши  истребители, как указано в той поделке, что ты перепостил, а безвестные стрелки Илов, когда он  влез в их плотный заградительный огонь). Но до этого-то он, такими же атаками  сбил 267 наших самолетов (в реальности, конечно, порядка сотни), сорвав этим множество ударов наших ударных самолетов по своим войскам.
От того, что сбили Графа (и даже сделали его антифашистом в нашем плену), наши истребители не спасли от уничтожения Сталинград, в процессе которого немецкими бомбардировщиками  было выполнено более двух тысяч боевых вылетов практически без боевых потерь матчасти.
Аж два полка с доброй полусотней  наших истребителей, сидящих в Анапе, не спасли остатки нашего флота, удравшего в Новороссийск после сдачи Севастополя, хоть какого-то немецкого истребителя и сбили зенитчики (сел на воду и был вывезен гидросамолетом).
Примеров могу привести много, но это не изменит того факта, что едва ли не каждый летчик немцев сделал для своих войск больше, чем добрый полк наших.
Всю войну ведь наши войска страдали от немецких ударов с воздуха и (за очень редким исключением) не видели толку от нашей авиации. Большой урон понесла также наша промышленность и стратегические перевозки, а немецкая и не подозревала о наличия у нас авиации огромной численности.


[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-01-23 10:59:09)

203

Я опять об экспертах...
Ни в одном немецком документе регламентирующего порядок награждения   летчиков Luftwaffe  за победы в воздушных боях Рыцарским Крестом Железного Креста  (Ritterkreuzträger des Eisernen Kreuzes), нет и намека на наличие сбитых вражеских самолетов.
Так статус Железного Креста предусматривал награждение первой (начальной) степенью Ордена при достижении героем первоначальных 20 баллов, которые при учреждении этой награды складывались так:
1 балл — за уничтожение одномоторного самолёта, либо добитие повреждённого четырёхмоторного самолёта
2 балла — за уничтожение двухмоторного самолёта, либо за повреждение четырёхмоторного самолёта с оставлением им своего строя
3 балла — за уничтожение четырёхмоторного самолёта
Все баллы удваивались, а в некоторых случаях увеличивались в 3-4 раза за ночные или на предельном боевом радиусе боевые вылеты.

В отличии от нас,  немцы педантично вели учет БАЛЛОВ, которые зарабатывал каждый «эксперт» в своих многотрудных полетах. Она, эта система, позволяла командованию  иметь представление о боевой активности летчика выражавшейся не только (и не столько) в СБИТЫХ вражеских аэропланах, а в ПРОТИВОДЕЙСТВИИ вражеской армии, авиации и флоту в нанесении ущерба своей армии и Фатерлянду. Поэтому очень многие «эксперты» по нескольку раз испытывали горечь поражения, когда их сбивали всякие «унтерменши». Вот Хартман 8 раз наслаждался спуском на парашюте, а уж ЭРИХ РУДОРФЕР, сбивался 19(!) раз. И мы должны отдать таким «Экспертам» должное – надо было иметь характер, что бы снова подняться в воздух.
  Эта система накопления баллов творчески менялась по ходу войны и к 1942 году для получения первого ордена надо было набрать не 20, а уже 40 баллов. Но и «эксперты» тоже были не лыком шиты – умели они «удивлять» своих генералов.
В книге американца М. Спика «Асы Люфтваффе» изданной в 1999 году приводится такой пример:
«На североафриканском театре военных действий известен случай, когда «звено экспертов» в составе командира эскадрильи 4/JG-27 обер-лейтенанта Фогеля и его ведомых менее чем за месяц в августе 1942 года сбило 65 самолетов противника. Действовали они просто: вылетали четверкой, расстреливали боезапас в песок, а после посадки докладывали о «сбитых» вражеских самолетах. В любой армии мира такие «победы» обернулись бы трибуналом, но в Люфтваффе, когда их действия были раскрыты, пилотов всего-навсего разбросали по разным боевым частям, а «победы», утвержденные в Берлине, так и остались на их счету. Таким образом, обыкновенные приписки побед «экспертами-охотниками» выглядели детской забавой».
«Эксперт» из «экспертов» - ГЮНТЕР ШЕЕЛЬ, чемпион всех времен и народов, так старался побыстрее набрать эти балы, что за 70 боевых вылетов сбил 71 советский самолет. А поскольку он все свои результативные полеты на  «свободную охоту» осуществлял в гордом одиночестве,  то ему незачем было ломать себе голову над 21 вопросом  пресловутой АНКЕТЫ – «ЭКСПЕРТ ВРАТЬ НЕ МОЖЕТ»! Сказал  СБИЛ – значит СБИЛ!
Но Господь, как известно – шельму метит. Сгорел бедолага. Но другие продолжали летать и сбивать. Только без фантастики.
Показательна боевая работа «экспертов», которые после Восточного фронта, где они буквально «купались» в победах, попадали в ПВО Рейха. Их как будто подменяли – вместо привычных десятков «побед» - ЕДИНИЦЫ! Как же так? Почему? А потому, что орлы Геринга очутились над РОДИНОЙ. И Родина своими глазами видела КАК ВОЮЮТ ее обласканные  Фюрером любимцы. Здесь уже сказки не проходили. Посему «эксперты» воевали, как умели. А воевали они точно так же, как проклятые Иваны, Майклы и даже Жаки – не хуже, но и НЕ ЛУЧШЕ…

204

ИС-3М написал(а):

Она, эта система, позволяла командованию  иметь представление о боевой активности летчика выражавшейся не только (и не столько) в СБИТЫХ вражеских аэропланах, а в ПРОТИВОДЕЙСТВИИ вражеской армии, авиации и флоту в нанесении ущерба своей армии и Фатерлянду.

Умное у немцев, стало быть, было их авиационное командование.
Именно в этом, и был основной смысл участия в войне истребительной авиации. Немецкие истребители в ту войну ОБЕСПЕЧИЛИ нанесение нам и нашим союзникам огромного ущерба и больших потерь наземных войск своей ударной авиацией.
А наша авиация с этим не справилась.

И написано это не какими-то Дымичами или Корнюхоными или даже Спиками, а командованием наземных войск РККА всех уровней в их боевых донесениях практически на всем протяжении  войны. Отражено это и в мнении командования РККА  самого высокого ранга.

Вот, например, докладная записка заместителя Верховного главнокомандующего Г.К. Жукова, секретаря ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкова и командующего ВВС Красной Армии А.А. Новикова, направленная И.В. Сталину в первых числах сентября 1942 г., по возвращении ее авторов со Сталинградского фронта: "...В течение последних шести-семи дней наблюдали действие нашей истребительной авиации. На основании многочисленных фактов пришли к убеждению, что наша истребительная авиация работает очень плохо. Наши истребители даже в тех случаях, когда их в несколько раз больше, чем истребителей противника, в бой с последними не вступают. В тех случаях, когда наши истребители выполняют задачу прикрытия штурмовиков, они также в бой с истребителями противника не вступают, и последние безнаказанно атакуют штурмовиков, сбивают их, а наши истребители летают в стороне, а часто и просто уходят на свои аэродромы.
То, что мы вам докладываем, к сожалению, является не отдельными фактами.
Такое позорное поведение истребителей наши войска наблюдают ежедневно. Мы лично видели не менее десяти таких фактов. Ни одного случая хорошего поведения истребителей не наблюдали...
".
   
А вся эта возня, с личными счетами результативных и активных истребителей, подсчет-пересчет их — не более, чем детская забава для поднятия самооценки молодых пацанов-пилотов, не имеющая никакого практического смысла, кроме их морального стимулирования (даже наградная система мало зависела от количества этих их "побед" — рельных или липовых). Не понятно даже, на кой ляд все это вывывает такой интерес....

Ну, к примеру,  если бы тому же Шеелю, даже не засчитали ни одного сбитого им нашего истребителя, кроме однозначно  зафиксированного пленкой ФКП (они без них редко летали)?
В своих 70 боевых вылетах он 70 раз блокировал наши аэродромы, не давая взлетать нашим истребителям, в те моменты, когда их бомбардировщики прилетали кошмарить наши войска или их станции снабжения. Эти 70 ударов даже "Лаптежников" по нашему переднему краю, срывающие наступления наших войск —  без противодействия наших "соколов", сидящих в это время  в укрытиях, —  вполне стоили краски для рисования  отметок побед на руле поворота его  самолета. Да и, по-любому, стоило морально поощрять действия таких "охотников", блокирующих наши аэродромы за 30-50 верст от фронта, когда был весьма вероятен случай попадания в плен не только от боевых повреждений зенитчиков, но и от любой поломки движка.  Кстати, во время блокирования нашего аэродрома была и реальная возможность, помимо снятия на взлете какого-нибудь нашего геройского  "Кузнечика", вывести из строя на стоянках  и еще пару-тройку самолетов дежурного звена.

[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-01-27 12:58:54)

205

ИС-3М написал(а):

Показательна боевая работа «экспертов», которые после Восточного фронта, где они буквально «купались» в победах, попадали в ПВО Рейха.


Тоже вполне объяснимо.
На фронте у них было очень большое количество боевых вылетов и относительно намного более слабый противник. Семь боевых вылетов за световой день не являлось для немецких истребителей чем-то шибко выдающимся, а в условиях многократного количественного превосходства нашей авиации целей для них хватало почти в каждом вылете.

А в ПВО — совсем другая специфика. Налет даже нескольких сотен американских самолетов на какой-то конкретный объект, вблизи или на маршруте пролета к которому  базируется какая-то авиагруппа ПВО, длится не более получаса. Летают американцы к какому-то конкретному городу далеко не каждый день. Рейх большой, а радиус истребителей для него относительно малый. Свои планы, чтобы командование ПВО могло оперативно перебрасывать истребителей на маршруты очередного налета, американцы не докладывали. В итоге каждый конкретный пилот ПВО имел, хорошо, если пару боевых вылетов в неделю.

Кроме этого, на Западе немцам противостояли ВВС совсем другого уровня организации, квалификации лётного состава. и технической оснащенности, в сравнении с их противником на Востоке. У американцев ведь  не было пилотов с учебным налетом, меньше, чем у немцев, а наши «асы» привозились на фронт с двумя десятками часов налета, в больших количествах погибая в первых же боевых вылетах. "Коробки" их тяжелых бомбардировщиков шли на больших высотах, на которые средневысотные немецкие истребители заползали на последнем издыхании — даже с их системами высотного форсирования.
На этих высотах они были плотно прикрыты со всех сторон специализированными  истребителями сопровождения с большой дальностью полета и имеющими движки с турбокомпрессорами, что обеспечивало им полное превосходство в летных характеристиках на таких высотах.  Та же ситуевина, что и была на советско-германском фронте, где наши низковысотные самолеты имели худшие возможности по отношению к более высотным немецким истребителям «хозяин высоты — хозяин боя..».  Вооружение этих истребителей было тоже не соизмеримое по своей мощи с нашими истребителями-"деревяшками" с двумя стволами, летающими лишь над своей территорией, и только в хорошую погоду. Так что на Западе в ПВО Рейха  "мальчиками для битья" были не наши "соколы", летающие, в большинстве своем, на плохих самолетах, с никудышей связью и с командованием низкой квалификации, а такими "мальчиками", были уже сами немцы....
Пробиться в таких условиях к объектам охоты было совсем не то, что свалиться с высоты на строй нашей девятки Илов или "Пешек", сбить, тех, что попались в прицелы и разогнать остальных, сорвав этим удар по своим войскам. Даже если это и удавалось, то только на одной "Крепости" было 13 крупнокалиберных пулеметных стволов оборонительного вооружения с грузовиком патронов в их б/к. Это соответствовало мощи оборонительного огня целой эскадрильи наших Илов, "Пешек" или "Бостонов". А сами эти «Крепости» шли в плотных коробках из трех десятков таких мощно вооруженных самолетов, при попытке атаковать которые истребители нарывались на дикую плотность оборонительного огня, которую даже не с чем сравнивать в условиях советско-германского фронта.
И, тем не менее, у немцев были пилоты ПВО, на счету которых десятки сбитых «Крепостей»

[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-01-25 13:38:45)

206

сержант-1 написал(а):

Примеров могу привести много, но это не изменит того факта, что едва ли не каждый летчик немцев сделал для своих войск больше, чем добрый полк наших.
Всю войну ведь наши войска страдали от немецких ударов с воздуха и (за очень редким исключением) не видели толку от нашей авиации.

Вот вполне характерный пример одного воздушного сражения:
В любимой советскими историками нашей воздушной "победе" на Кубани в апреле-мае 43-го, нашим 26-37 (в разное время) истребительным  авиаполкам двух воздушных армий, ПВО, Черноморского флота, а также двум авиакорпусам и двум авиадивизиям из резерва Ставки — вполне успешно и, не сказать, что шибко напрягаясь,  противостояли ПЯТЬ авиагрупп (полков, по-нашему) немецких истребителей (две из JG-3 и три из JG-52), имея при этом  вполне рутинные потери, в обычном порядке  восполняемые без проседания общей численности матчасти и лётного состава в них. Наибольшие потери (скорее всего, за апрельский период боев) понесла 2-я группа 52-й эскадры, из-за чего, видимо, ее чуть больше, чем на неделю отводили в Крым, и с 29-го апреля по 7-е мая она не принимала участия в боях.
При этом они обеспечили срыв попытки наших войск ликвидировать Таманский плацдарм, в том числе и с помощью своей бомбардировочной авиации. На  наши войска, длительное время безуспешно штурмовавших "Голубую линию", немецкие бомбардировщики летали   с авиабаз в Крыму и на Украине. Причем, пока  немецкие бомбардировщики, выполнив эту задачу,  не улетели оттель в Орловский выступ бомбить перед Курской битвой нашу промышленность в Поволжье, в отдельные дни они выполняли по  нашим войскам на Кубани до 2600 боевых вылетов — по нескольку на каждый из экипажей боеготовых машин — при всей огромной массе нашей истребительной авиации, стянутой на этот, весьма узкий, участок фронта.
 
И, кстати, о приписках "асов" в этой «воздушной битве на Кубани»....
В воздушных боях за эти два месяца эти пять истребительных авиагрупп  потеряли по всем причинам лишь сотню самолетов. 42 истребителя — уничтоженными нашими летчиками и зенитчиками  и 58 — поврежденными ими.
Из них в воздушных боях сбито 28 истребителей и 20 вернулись на свои аэродромы с повреждениями от 20%  до 50%. В исследованиях этой темы есть  даже заводские номера каждой из этих машин.
Не очень при этом понятно, как их делить на все наши девять сотен наших истребителей, принимавших участие в этих боях? Только А.И. Покрышкин «сбил» более 10 «Мессершмиттов», а всему 16-му ГИАПу, в составе которого одним из комэсков был Покрышкин (у него в полку еще не самый большой счет), засчитано около сотни «уничтоженных стервятников» (причем, практически все — «Мессершмитты», общее количество которых на момент начала участия в боях  43-го года 16-го ГИАП насчитывалось аж 180 штук во всех пяти немецких группах. Надо при этом еще добавить, что в число немецких потерь вошло и два “Мессера» на которых дезертировали, перелетев к нам, два хорватских летчика (в составе 52-й эскадры против нас воевало два штаффеля  (эскадрильи)  «помощников» — одна с хорватскими, а другая — со  словацкими пилотами).
Конечно, 16-й ГИАП воевал не на каких-то убогих ЛаГГах, или на еще очень «сырых» и ненадежных Ла-5,  как  многие из других наших полков. Воевал он на «Кобрах», вполне сопоставимых по летным  данным и по техническому совершенству  с немецкими Bf-109G2 и Bf-109G4 (при более мощном оружии, и лучшим взлетно-посадочным характеристикам), которыми на Тамани были вооружены немцы, но, все же, и другие полки воевали... . Да и на «Кобрах», помимо 16-го ГИАП, в этот период там воевали еще два полка (45-й и 298-й ИАПы).
Только один из шести полков (812-й ИАП) корпуса генерала  Савицкого (летал на Як-1), пригнанный на Кубань из резерва Ставки 19-го апреля, потерял до своего отвода в тыл,  за чуть более полутора месяцев, 18 пилотов только погибшими, в числе которых были  и все три командира эскадрилий (из мемуаров выжившего ветерана этого полка — И.В. Федорова, изданных в советский период). Чтобы нескольким оставшимся в строю пилотам было, видимо, не так обидно, полку засчитали аж 50 «сбитых стервятников»….   
А часть сбитых «Мессеров», не надо забывать, нужно еще отнести на счет стрелков наших штурмовиков и бомбардировщиков. Немцы подтверждают гибель при вынужденной посадке в расположении их пехоты, как минимум,  одного из «Мессеров», подбитого стрелком нашего Пе-2.

Не шибко стеснялись с приписками и немцы. Но у них они были вполне на их обычном среднестатистическом уровне (2,5 заявки на один реально потерянный нами в воздушных боях самолет).

Но,  опять же, не сбитых истребителей надо считать, какую бы цифирь там  «асам» не насчитали….  Результат всей этой «битвы» никак не способствовал нашим планам по ликвидации немецкого плацдарма на Тамани и высвобождению нашего Северокавказского фронта с четырьмя его армиями для действий на решающих направлениях войны. Эта немецкая «заноза», сковывая большие силы наших войск, торчала в нашем глубоком тылу за сотни верст от решающих сражений 43-го года, вплоть до глубокой осени, когда наши войска вышли на Днепр блокировав этим  Крым.
Как только наши войска, ценой больших потерь, 26-го мая 43-го  вклинились  в немецкую оборону «Голубой линии», последовал сокрушительный удар по ним немецких бомбардировщиков, буквально задавивший это наступление двух наших армий.
26-го мая немцы за три часа сбросили на них бомбы с 1500 бомбардировщиков, прилетавших с аэродромов Крыма и Донбасса, а 27-го немцы и вовсе поставили точку в этом нашем наступлении, совершив за день  более 2600 ударов по нашим войскам группами по 50-100  бомбардировщиков…. Какой при этом ад творился на земле, представить не сложно.
Ну а наши асы ответили на этот бомбардировочный кошмар, выполнив за сутки   лишь около тысячи боевых вылетов всей огромной армадой, включая и многочисленные бомбардировщики. В ЖБД самых активных истребительных полков в эти дни  отмечено  максимум по паре боевых вылетов на одну машину. Летали они лишь   на кувыркалки с немецкими истребителями, «изолирующими», надо полагать, район прорыва наших войск для безнаказанной работы по ним  немецких бомбардировщиков.
16-й ГИАП вполне рутинно выполнил за 26-е мая 36 б/в, а 27-го — 33 б/в. Правда, почти все вылеты 27-го мая — с воздушными боями. Летчикам полка записано 5 воздушных побед (в т.ч. один бомбардировщик), а безвозвратно потеряно 5 «Аэрокобр», в которых погибло два пилота а еще два получили ранения, выпрыгнув с парашютами. Еще две вернувшиеся  «Кобры» имели серьезные повреждения, но подлежали ремонту.

Еще одним  интересным моментом этой «воздушной битвы», в которой наши историки «завоевали воздушное превосходство» над немцами, являлось базирование всех пяти немецких истребительных групп (одна из которых еще в конце апреля улетела на Центральное направление) на пяти площадках — буквально в нескольких верстах от фронта. Наши летчики с воздуха хорошо видели взлет чуть ли не каждого немецкого истребителя. Но вот хоть чем-то помешать активной работе этих истребителей наше командование постеснялось. Не было даже  попыток блокировать эти аэродромы силами истребителей.
Между тем, оно располагало еще  10-ю бомбардировочными полками Пе-2 и «Бостон», пятью полками АДД на Ил-4 и Ли-2ВВ, тремя полками «ночников» на По-2 и восемью полками штурмовиков.
При наличии такой мощи  можно было бы не то что смолоть в пыль пять этих полевых площадок на Тамани, но и вымести немецкие бомбардировочные группы из Крыма, Сев. Таврии и из Донбасса.
Но с этих площадок эти 150-180 (в разное время апреля-мая 43-го) истребителей «замкнули на массу» огромную мощь нашей истребительной авиации, позволив вольготную работу своих бомбардировщиков по нашим войскам, а также не позволили большим силам наших бомбардировщиков и штурмовиков сколько-нибудь результативно работать по своим войскам и по районам базирования немецких бомбардировщиков. Немецкие бомбардировщики потерь понесли очень мало, что менее чем через неделю-другую после этой «битвы», где силами наших историков, мы «завоевали там господство в воздухе»,  в полной мере ощутила на себе промышленность  Поволжья.
Утопив в крови нашу попытку ликвидировать Таманский плацдарм и высвободить большие силы нашего Северокавказского фронта, их основные силы бомбардировщиков улетели решать более актуальные проблемы войны, оставив нашу авиацию на Тамани делить свои «огромные» результаты и геройские звезды. А.И. Покрышкин за эти два месяца удостоился их аж в двух экземплярах, хоть, прикрывая его спину, за это время погибло три его  ведомых, а один стал инвалидом. Хоть он в своих мемуарах и не нашел для них даже добрых слов, но все это хорошо раскрыто в воспоминаниях его однополчан. Этому полку, вообще, сильно повезло на обилие словоохотливых мемуаристов, переживших войну, хоть ту грызню за награды и разоблачение приписок друг у друга  в мемуарах его ветеранов и не шибко приятно читать.







[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-01-27 12:37:25)

207

Возвращаясь к поделке Дымича, что перепостил сюда Вячеслав, чтобы его читатели имели  общее представление о соотношении потерь в авиации весной 43-го....

ИС-3М написал(а):

16 марта командир I.JG54 хауптман Филипп и унтерофицер Хейнц Hиколейт (19 побед) были сбиты летчиками 4 ГИАП старшим лейтенаном Дмитриевым и лейтенаном Столярским.
17 марта командир 436 ИАП подполковник Панов на истребителе "Киттихаук" Р-40Е атаковал севернее Старой Руссы пару "мессершмиттов", которые "охотились" в тылу советских войск. В результате атаки  удостоенный незадолго до того "Цветной капустой" к Рыцарскому кресту, командир шварма II Группы оберлейтенант Ханс Бесиссвенгер (152 победы) был сбит и погиб, Также в конце марта, эмблемы JG54, прозванные в Люфтваффе "зеленые \Попы\", и гордо сиявшие на бортах "мессершмиттов" и "фокке-вульфов" с сентября 1941 года, были закрашены матовой серо-зеленой краской, дабы не вводить в искушение советских летчиков, считавших делом чести уничтожение истребителей прославленной Эскадры. Кроме унижения, испытанного асами "Grunherz", эта мера не дала ничего.

Ох, уж эти сказочники….
Конечно, нашим войскам, избиваемым постоянными налетами немецких бомбардировщиков и БШУ истребителей, мотающимися над дорогами и ближними тылами войск Северо-Западного направления, было много от этого радости, когда они, с "замкнутой на массу" своей авиацией, на голодном пайке кормежки и обеспечения боеприпасами, пытались продолжать деблокировать Ленинград, а также штурмовали Ржев и Великие Луки....
  54-я эскадра за весь март 43-го теряет аж трех пилотов, подловленных на "свободной охоте" в тылах наших войск (в свободное время от обеспечения работы своих бомбардировщиков и от срыва атак наших), и с горя перекрашивает свои яркие "зеленые @опы" на серо-зеленые....
Между тем, последнее было сделано в рамках общих мероприятий по изменению камуфляжа во всех "Люфтваффе", когда их самолеты стали "матовыми" и без ярких цветов в опознаваловке. Какое тут может быть «унижение»? Им приказали, а техслужбы перекрасили. Малозаметность самолетов — сильный фактор для обеспечения внезапности  их атак.
Но в этом же марте 43-го  зафиксировано, как минимум,  два случая, когда,  срывая наши авианалеты, эти зеленые (или уже серо-зеленые) @опы съели аж две группы наших Пе-2 из состава 6-й ВА Северо-Западного фронта. Одна группа из восьми "Пешек", а другая из девяти погибли в полном составе от атак истребителей 54-й эскадры  (других истребителей у немцев на этом направлении не было).... 51 человек из состава этих групп НБЗ (погибли или попали в немецкий  плен). Какая уж тут, на фиг, разница,  @опой какого колера накрылись в марте 43-го только эти 17 экипажей наших Пе-2?...   И это лишь случаи,  выпадающие из общего ряда рутинных потерь наших штурмовиков и бомбардировщиков, не считая десятков наших  истребителей, потерянных в марте 43-го в широкой полосе (от Ленинграда до Ржева), где  злодействовали эти самые "зеленые @опы" .

[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-02-01 07:36:40)

208

Эрих Рудорффер заслужил своё прозвище "Лев Лиепаи" 28 октября 1944. Уже заходя на посадку, он увидел подходящее к аэродрому большое соединение из 60-ти Ил-2. Он прервал посадку, убрал шасси и в одиночку кинулся на перехват. В результате отражения налета он за 10 минут сбил 9 самолётов.

На самом деле, он там был не один. Наперехват того налёта поднялись несколько Fw190 из состава II./JG54. Сначала два Ил-2 заявил сбитыми Uffz Hugo Broch,
Затем два Ил-2 заявил постоянный ведомый Рудорффера Fw Kurt Tangerman,
Затем два Ил-2 - Рудорффер
Затем ещё два - опять Тангерманн.
Затем ещё один - унтерофицер Брох
Следом ещё один Ил-2 заявил молодой Fhr. Räsch
Затем Lt Gerhard Thyben заявляет ещё два.
И напоследок - семь штук "сбивает" командир Группы Рудорффер.

Итого - разгром целого штурмового авиаполка - "сбито" 21 (двадцать один) Ил-2!

А теперь факты в студию…

Налёт на аэроузел Лиепая действительно был. В налёте участвовали и Пе-2 и Ил-2 и Яки сопровождения. Ильюшиных было 40-50 штук - из 8 ГвШАП и 47 ШАП ВВС КБФ. При нанесении удара их атаковали 8 Fw190 из II./JG 54. Потери составили 3 Ил-2 (2 из 47-го и 1 из 8-го полка) и 2 Як-9 из 11 ИАП ВВС КБФ столкнувшиеся в воздухе по дороге домой.

Итого - потеряно 3 (три) Ил-2. Один из этих  трёх - Ил-2 из 47 ГвШАП ВВС КБФ - достоверно сбит истребителями, пилот младший лейтенант Юрий П. Захарченко и его стрелок - погибли. Также отмечается сильнейшее противодействие зенитной артиллерии (что немудрено - Лиепая - один из важнейших портов в Прибалтике, а также крупный аэродромный узел), и несколько Ил-2 получили повреждения от зениток. При этом остальные два Ил-2 также возможно были сбиты зенитной артиллерией.

После этого вылета, счёт побед Эриха Рудорффера достиг ВНЕЗАПНО .... 206 

И так - на всех фронтах и во всех боях... Почти все заявки на победы сопровождаются ссылками на кадры фотопулемёта. Но он фиксирует попадания, но не падение! Частенько создаётся впечатление, что атаки по одному типу самолёта с разницей во времени 1-2 минуты и в высоте - 1000-1500 метров - это атаки по ОДНОМУ И ТОМУ ЖЕ самолёту.
Пример: при атаке конвоя 23 апреля 1944 г. немцам засчитаны 7 сбитых "Бостонов" при том, что с нашей стороны их всего было 6. Реально потерян 1 и тот записан на зенитный огонь. Выходит, кого-то атаковали не единожды. И следить за тем - упал он или дальше улетел - нет возможности. К "Бостонам" прилагались "Киттихауки" и "Аэрокобры" общим числом 14 штук. Кстати, их германцы настреляли аж 26 аппаратов! Реально потеряны 6. Счёт стычки 9:2 не в нашу пользу (ещё 2 Ил-2). Из них как минимум 3 самолёта упали уже после окончания боя вне видимости "экспертов". Но "орлы Геринга" их то же "видели"
[edit]undefined[/edit]

Отредактировано ИС-3М (2019-02-19 00:43:34)

209

ИС-3М написал(а):

А теперь факты в студию…

Налёт на аэроузел Лиепая действительно был. В налёте участвовали и Пе-2 и Ил-2 и Яки сопровождения. Ильюшиных было 40-50 штук - из 8 ГвШАП и 47 ШАП ВВС КБФ. При нанесении удара их атаковали 8 Fw190 из II./JG 54. Потери составили 3 Ил-2 (2 из 47-го и 1 из 8-го полка) и 2 Як-9 из 11 ИАП ВВС КБФ столкнувшиеся в воздухе по дороге домой.

Итого - потеряно 3 (три) Ил-2. Один из этих  трёх - Ил-2 из 47 ГвШАП ВВС КБФ - достоверно сбит истребителями, пилот младший лейтенант Юрий П. Захарченко и его стрелок - погибли. Также отмечается сильнейшее противодействие зенитной артиллерии (что немудрено - Лиепая - один из важнейших портов в Прибалтике, а также крупный аэродромный узел), и несколько Ил-2 получили повреждения от зениток. При этом остальные два Ил-2 также возможно были сбиты зенитной артиллерией.


А что такого уж примечательного в этих фактах, кроме показателя того, что наши ВВС и за семь месяцев до окончания войны были лишь бестолковыми мальчиками для битья, силами трех полков не выполнившие задачу подавления работы немецкой авиации лишь на одной авиабазе, обеспечивающей работу немецкой авиации на большом участке фронта?
Да и статейка какая-то не шибко вразумительная.... Откуда взялись Пе-2 в  штурмовых и в истребительном полках?

Пусть не один Рудорфер, который лишь принял участие в этом действе, уже возвратившись из боевого вылета на остатках горючки, но немцы, без помех (блокировать аэродромы перед ударами по ним наши у немцев так за всю войну так и научились) подняв столько самолетов, сколько посчитали нужным, растрепали весь этот огромный наряд наших сил, как Тузик грелку, и не дали ему, судя по всему,  даже подойти к объекту удара. "...при нанесении удара..." здесь очень лукавая фраза, показывающая, что наши самолеты лишь были в районе объекта своей задачи, сбосили свой б/к куда попало, чтобы не мешал налегке  убегать, и в потрепанном виде вернулись, не нанеся никакого ущерба противнику.
И какая разница, сбила ли при этом немчура, вообще,  хоть один из наших самолетов? А были и таковые.... Чем там, вообще, занимались "Яшки" из 11-го полка, кроме того, что, удирая наперегонки со штурмовиками, два из них  в панике столнулись друг с другом, видимо, больше оглядываясь, не погнались ли за ними "Зеленые ж@пы", чем глядя вокруг себя.
Что в итоге?!
Полсотни штурмовиков и десятка два, если не больше, истребителей, сожгли более 30 тонн дорогущего (наполовину импортного, перевезенного нам через половину длины экватора) авиабензина. Отвезли в пески и болота вокруг Либавы двадцать тонн бомб и насколько грузовиков патронов к пулеметно-пушечной "трескотне". А они тоже  привезены "сталинским соколам" за тыщу верст, при нашем слабом транспорте, — в ущерб подвозу других важных грузов для нашей пехоты и артиллерии на передовой.
Израсходовали большой ресурс  потом и кровью полуголодных баб и детишек построенных самолетов....

И все это немчура замкнула на массу менее чем десятком вылетов зеленых (или уже, пардон, серо-зеленых) ж@п из все той же 54-й эскадры :mad: .

Кстати, все три  их истребительных эскадры, оставшихся для сдерживания всей нашей авиации на всем советско-германском фронте были в это время уже порядком  ослаблены, ибо из каждой их них были изъяты по одному штаффелю (эскадрилье, по-нашему), и по несколько наиболее толковых командиров  звеньев в ПВО рейха.
В этих трех эскадрах насчитывалось не более 250-300 истебителей. А наши ВВС на этот период имели (на конец 44-го) не менее 24-х тысяч истребителей, более 8 тысяч бомбардировщиков и 10 тыс. штурмовиков.
А какова была "эффективность" этой огромной армады — хорошо показано в этой статейке приведенной Вячеславом. Но при этом, ну, никак  не дают покоя  таким "исследователям" наличие приписок в личных счетах немецких асов.... Хоть у наших они были во много раз выше — при околонулевом эффекте от работы нашей авиации огромной численности.             






[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-02-19 11:51:47)

210

ИС-3М написал(а):

при атаке конвоя 23 апреля 1944 г. немцам засчитаны 7 сбитых "Бостонов" при том, что с нашей стороны их всего было 6. Реально потерян 1 и тот записан на зенитный огонь. Выходит, кого-то атаковали не единожды. И следить за тем - упал он или дальше улетел - нет возможности. К "Бостонам" прилагались "Киттихауки" и "Аэрокобры" общим числом 14 штук. Кстати, их германцы настреляли аж 26 аппаратов! Реально потеряны 6. Счёт стычки 9:2 не в нашу пользу (ещё 2 Ил-2). Из них как минимум 3 самолёта упали уже после окончания боя вне видимости "экспертов". Но "орлы Геринга" их то же "видели"


Из всех хроник следует, что было это 24-го апреля, но это мелочи....
А если "...факты в студию...", то что в итоге?
Налет больших сил нашей авиации практически сорван. Конвой благополучно отвез (или привез — не помню точно) многие тысячи тонн важных  грузов буквально под носом  нашего Северного флота  в радиусе действия даже наших  истребителей и штурмовиков.
Нашими "Бостонами" был серьезно поврежден торпедой лишь сторожевик военного времени  «V 6109» (вооруженный рыболовецкий траулер). Правда, после он был-таки добит штурмовиками, но не думаю, что на фоне успешной проводки конвоя это было таким уж большим успехом.
Будь я на месте немецкого командования, то тоже засчитал бы летчикам не только обстрелянные ими наши самолеты, что попали в кадры их ФКП, но и те, что они подтвердили друг другу (а уж упали они в море или  просто удрали от конвоя, не выполнив свою задачу — дело десятое).
Факт ведь тот, что они не пассивно гудели где-нибудь в стороне, пока наши торпедоносцы и штурмовики без помех топили бы  транспорты с ценными грузами, а полностью  сорвали нашему командованию попытку авиаудара по конвою. То, что был потерян один из сторожевиков эскорта — не более, чем плановая потеря, ибо он и должен, отбивая зенитным огнем атаки  наших самолетов или отгоняя наши ПЛ или торпедные катера, жертвовать собой для сохранности транспортов.
[edit]undefined[/edit]

Отредактировано сержант-1 (2019-02-19 11:35:50)


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Самолеты » Люфтваффе