"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » История наших частей » 82 МСД (210, 250 и 601 МСП), с 1942года - 3 гв. МСД в боях за Москву


82 МСД (210, 250 и 601 МСП), с 1942года - 3 гв. МСД в боях за Москву

Сообщений 221 страница 230 из 670

221

.

Отредактировано Алекс С (2015-09-14 04:45:05)

222

Алексей Святенко написал(а):

Опоздавший орден

Алексей! Наконец-то вышла статья!!! Я очень рад!!! В печатном варианте газеты статья есть?

223

несколько статей из легендарной книжки
http://sc.uploads.ru/uZkex.jpg
Сборник/Сост.: А.А. Суханов, Д.Г. Целорунго. М., 2007. 372 с., цв. вкл.         
       
Первое научное издание, посвященное событиям Великой Отечественной войны. В него вошли научные статьи, архивные документы и воспоминания ветеранов 5-й армии, посвященные боям октября
1941 г. - января 1942 г. на Можайском направлении.
Книга представляет интерес для историков, преподавателей, студентов и всех интересующихся отечественной историей.
Бои за Москву на Можайском направлении. Исследования, документы, воспоминания:
СОДЕРЖАНИЕ:
От составителей. С. 4
МОСКОВСКАЯ БИТВА - НАЧАЛО КОРЕННОГО ПЕРЕЛОМА В ХОДЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
Литвиненко В.А. Военно-политическое значение битвы под Москвой. С. 6
Самойлов СВ. Военное искусство Красной Армии в битве под Москвой. С. 13
Прокопов О.И, Действия ВВС РККА в период Московской битвы 1941-1942 гг. С. 22
ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ
ИССЛЕДОВАНИЯ
Романова Г.М. Боевые действия войск 5-й армии в октябре 1941 г. С. 36
Суханов А. А. Боевые действия у с. Ельня в октябре 1941 г. С. 59
Берендеев В. И. Боевые действия курсантов Московского окружного военно-политического училища им. В.И. Ленина в октябре 1941 г. на рубежах Можайского укрепленного района. С. 79
Кравченкова О.В. Участие 17-го стрелкового полка в боях на Бородинском поле в октябре 1941 г. по воспоминаниям ветеранов. С. 96
Кауфман К.-Х. Прорыв Можайской линии обороны 40-м танковым корпусом в октябре 1941 г. (по документам Военного архива вермахта и войск СС). С. 105
ДОКУМЕНТЫ
Документы Можайского укрепрайона № 36 и Можайского боевого участка (боевые приказы, донесения, оперсводки, разведсводки). С. 112
Документы 32-й стрелковой дивизии (боевые приказы, донесения, оперсводки). С. 124
Из журнала боевых действий 32-й СД (сентябрь 1941 г. -1 января 1942 г.). С. 133
Политдонесение начальника политотдела 18-й танковой бригады. С. 148
Сведения о боевых действиях дивизионов 11 -го и 13-го гвардейских минометных полков (с 13 октября по 20 октября 41 г. включительно). С. 152
Акты августа 1942 г. (о потерях 29 Гвардейской бывшей 32 стрелковой дивизии за октябрь-декабрь 1941 г.). С. 156
ВОСПОМИНАНИЯ
Бориванов П.Ф. На 125-м километре Минского шоссе. С. 159
КротовД.В. Отбивали мы атаку за атакой. С. 162
Михайлов А.Н. Люди, которые остались в моей памяти. С. 168
Шевченко П.М. За всю войну я не встречал такой сложной обстановки. С. 198
ГоловачевА.С. Письмо бывшему командиру. С. 204
ЛезговкоА.С. Командиры и красноармейцы батареи все как один выполнили свой долг перед Родиной. С. 215
Ростовский К.В. Бронепоезд№1 «За Сталина». С. 222
ПОД ОККУПАЦИЕЙ
ИССЛЕДОВАНИЯ
Елисеев В. Материалы о боевой деятельности партизанского отряда майора В.Н. Гаева. С. 225
ДОКУМЕНТЫ
Список убитых и повешенных граждан СССР немецкими оккупантами в Можайском районе. С. 234
Об ущербе, нанесенном оккупантами Бородинскому музею (акт, приложение). С. 238
ВОСПОМИНАНИЯ
Скачков И. М. О деятельности можайских партизан. С. 245
Макаров М. С. О событиях в Можайском районе в октябре 1941 г. — январе 1942 г. С. 270
Лозин К.П. Воспоминания бывшего партизана отряда «Южный». С. 283
КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ
ИССЛЕДОВАНИЯ
Берендеев В. И. 82-я мотострелковая дивизия 5-й армии в боях за освобождение Можайска от гитлеровских захватчиков в январе 1942 г. С. 296
Биричев И.И. 108-я стрелковая дивизия в боях за освобождение Можайска. С. 308
ДОКУМЕНТЫ
Характеристика оборонительного рубежа противника, проходящего восточнее Можайска (13 января 1942 г.) . С. 313
Разведсводки 5-й армии (17-22 января 1942 г.). С. 316
Из оперсводок 5-й армии (15-26 января 1942 г.). С. 322
ВОСПОМИНАНИЯ
Ткаченко И.С. И с ходу полк вступил в бой. С. 332
Демин В.Д. Из записок сержанта. С. 337
Перечень условных сокращений. С. 368

Отредактировано Александр Балашов (2014-05-20 02:01:09)

224

К.-Х. Кауфман (с)
[b]Прорыв Можайской линии обороны 40-м танковым корпусом в октябре 1941 г. (по документам Военного архива вермахта и войск СС)[/b]
Боевые действия 1941 г. на Бородинском поле, поле сражения  Отвечественной войны 1812 года, не могут рассматриваться в отрыве от предудыщих и последующих военных событий. Насколько сложно интерпретировать события 60-летней давности с современной позиции, можно доказать на примере двух документов.
По поводу Вяземской (2–13 октября) и Можайско–Малоярославецкой (10–30 октября) операций в «Военно-энциклопедическом словаре», выпущенном Институтом военной истории Министерства обороны СССР, написано: «Войска Западного (генерал-полковник Конев) и Резервного (маршал Советского Союза Буденный) фронтов в ходе битвы под Москвой 1941–1942 гг. действовали с целью не допустить прорыва противника (основные сили группы армии «Центр») на Московском направлении и выиграть время для сосредоточения новых резервов. Противник обладал большим превосходством в силах, особенно на Рославльском направлении. Советские войска ощущали острый недостаток в зенитной и противотанковой артиллерии. Оборона была очаговой и слабо подготовленной в инженерном отношении. В результате немецко-фашистким войскам удалось прорвать оборону советских войск. 7 октября танковые группировки противника соединились у Вязмы и отрезали пути отхода части сил обороняющихся. В сложившейся обстановке войска Западного и Резервного фронтов были объединены в один Западный фронт (генерал армии Жуков). Окруженные советские войска в первые дни сковали 28 фашистских дивизий, при этом половина из них не смогла высвободиться для дальнейшего наступления до середины октября. В последующем часть советских войск прорвалась и отошла на Можайскую линию обороны, некоторые части и подразделения перешли к партизанским действиям в тылу врага. Борьба окруженных войск позволила советскому командованию укрепить Можайскую линию обороны и восстановить нарушенный фронт. Это имело важное значение для последующего  развития  оборонительного сражения под Москвой»1.
«Целью Можайско-Малоярославецкой операции войск Западного фронта было не допустить прорыва противника к столице с запада. Готовясь к отражению нового наступления группы армий “Центр”, советское командование главным рубежом сопротивления определило Можайскую линию обороны. В состав Западного фронта в течение недели прибыло из резерва Ставки, а также с Северо-Западного и Юго-Западного фронтов и из Московского военного округа 14 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артиллерийских полков и других частей. Советские войска, значительно уступая противнику в численности, оказали ему упорное сопротивление на Калужском, Малоярославецком, Можайском и Волоколамском направлениях»2.
Эти слова содержат, к сожалению, только половину истины. В качестве добавления к ним я хотел бы привести обращение главнокомандующего группой армии «Центр» генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока к подчиненным войскам от 19 октября 1941 г. по случаю прорыва советской обороны, сохраненном в военном дневнике группы армии «Центр»: «Битва под Вязьмой и Брянском привела к обвалу укрепленного во многих последовательных линиях русского фронта. В тяжелой борьбе с превосходящим в силах врагом было разгромлено 8 русских армий с 73 стрелковыми и кавалерийскими дивизиами, 13 танковыми дивизиями и бригадами, сильной артиллерией. Трофеи составляли 673 098 военнопленных, 1277 танков, 4378 орудий, 1 009 зенитных и противотанковых пушек, 87 самолетов и огромное количество военного имущества.
Вы с честью выдержали и этот трудный бой и получили самый большой результат этой кампании.  Всем штабам и войскам, которые на фронте и в тылу внесли свой вклад в этот успех, я выражаю свою благодарность и признание» 3.
Здесь отчетливо называется цена, заплаченая советскими войсками за торможение темпа немецкого наступления на Москву. Об этом и о причинах неудачи благоразумно молчит советский «Военно-энциклопедический словарь».
Не было ли численное превосходство немецких агрессоров результатом разгорома советских, отсутствовавших сейчас под Москвой, соединений в предыдущих боевых действиях? Не был ли решающим более высокий уровень моторизации вермахта и его оснащение средствами связи, а также боевой опыт немецких командиров для организации более быстрого массирования сил и средств на решающих направлениях? Не предопределило ли применение танков в оперативных объединениях исход некоторых битв путем окружения основных сил противника? Не оказалось ли роковым для советской стороны отсутствие опытных командиров, ставших жертвой сталинской чистки 30-х годов? И была ли действительно по плечу старому кавалеристу Буденному должность командующего войсками фронта в подвижной войне с массированным применением танков и авиации?
Ответ на эти вопросы должен каждый искать сам.
Интересно, что в обоих документах речь идет о численном превосходстве противника. Современные исследования исходят из того, что обе стороны на Московском направлении располагали более чем по 1,5 млн солдат. Поэтому я считаю целесообразным представить здесь некоторые данные о составе и комплектации наступающих на Можайском направлении соединений.

http://sc.uploads.ru/t/ShtVG.jpg

Рис. 1. Структура 4-й танковой группы в битве под Москвой осенью 1941 г.

225

* В ходе наступательной операции 2-я танковая дивизия передана 36-му танково¬му корпусу.
** 7-я пехотная дивизия перешла от 7-го армейского корпуса.

Непрерывно наступающие с начала войны немецкие соединения (только 10-я ТД, как передовой отряд 40-го ТК, прошла 200 км с боями от Рославля до Вязьмы) несли вследствие неожиданно упорного сопротивление советских войск, защищающих свою родину и свой общественный строй, ошутимые потери в личном составе и боевой технике. О размерах потерь в личном составе говорится также в оперативных сводках (см. ниже).

http://sa.uploads.ru/t/bePgl.jpg


Рис. 2. Структура 40-го танкового корпуса в период прорыва Можайской линии обороны

В некоторых танковых дивизиях количество танков, находящихся в ремонте, превосходило количество боеспособных танков. Согласно сводке от 24 октября 1941 г., на ходу были 223 танка, 38 БТР (бронетранспортеров), 35 БМР (бронеавтомобилей):
а) во 2-й ТД: Р I (вар. b) – 9 ед.;  P II – 40;  P III – 82; БТР – 20; БМР – 21ед.;
б) в 10-й ТД: P I (вар. b) – 15 ед.; P I – 29; P III – 36;  P IV – 12;  БТР – 18; БМР – 14 ед.4
Когда под Вязьмой окружение советских армий еще не было завершено, 2 октября операцией «Тайфун» началось наступление на Москву. Дивизия СС «Рейх» прорвалась через Юхнов на Гжатск (Гагарин) и 10-я ТД 4 октября вышла на Можайск. Таким образом, обе дивизии не допустили закрепления противника у р. Десны и восстановления нарушенного фронта.
В последующем мы ссылаемся на документы Военного архива вермахта и войск СС в г. Фрейбург (ФРГ), в основном на журналы боевых действий и оперативные сводки 40-го ТК. При этом просим иметь в виду, что при  лаконичной записи в этих военных документах отдельные боевые эпизоды, имеющие особое значение для русских ветеранов, часто едва упоминаются. Но это не должно уменьшить славу защитников Москвы.
Кроме того, детальные данные о защищающих Можaйскую линию обороны советских войсках имеются в ЦАМО РФ в г. Подольске, куда мы не имеем доступа, но они доступны российским исследователям.
Обратимся к оперативным сводкам 40-го танкового корпуса вермахта5.

Оперативная сводка 40 ТК от 14. 10. 1941 г., 20:45 ч.
1. Сопротивление русских у [д.] Ельни, часто переходяшее в контратаки с участием танков, после боев сломлено. Часть русских отходит на восток.
2. Дивизия СС «Рейх» с полком «Германия» захватила Артемки и Утицы и закрепляется на достигнутом рубеже. Полк «Фюрер» чистит леса южнее автострады с целью еще 14. 10. выйти на Фомино.
3. Танковая бригада 10 ТД в районе зап. Ельни по обеим сторонам автострады.
4. 10 ТД – Храбово ( 6 км юго-зап. Ельни).
5. Переход с 10 ТД к преследованию. Чистка захваченной территории дивизией СС «Рейх» и следование за сражающимися частями 10 ТД.
Дополнение:
Разведывательный отряд 10 ТД достиг Булычево.

Передано: 01 / 40 ТК
Принято:  01 / 4 ТГр

Оперативная сводка 40 ТК от 17. 10. 1941 г., 20: 45 ч.
1. Сегодня тяжелые, но успешные бои с противником в бункерах в Юдниках и южнее ее. При этом уничтожены 4 вражеских танка. В кровопролитном бою отражена атака Ленинского училища на Фомино. Уничтожено большое количество танков в ходе танковых атак с поддержкой пехоты у Утицы и западнее Кукарино. Кроме того, сильная атака с направления Бородино – Горки захлебнулась под огнем наших танков. Наше наступление на южном крыле достигло Сивково. У автострады захвачены Артемки.
Стрелковая бригада 10 ТД овладела Семеновской, где шли тяжелые бункерные бои, и выдвигается на Криушино. Таким образом, 10 ТД сосредоточена у Татариново для наступления на Можайск. Начало атаки зависит от подхода артиллерии.
Очень плохие, размытые дороги. 7 ПД с разведотрядом захватила мост у Борисова. Главные силы дивизии находились  в тяжелых боях юго-западнее Вереи. Уничтожены 13 танков. Дивизия – по прежнему имеет приказ выйти на Можайск.
Медсанподразделениями 10 ТД принято:
16. 10.: 120 раненых
17. 10.: 160 раненых (из них 16 офицеров с 1 комбатом и 4 командирами роты)

Передано: 05 / 40 тк
Принято:  Помощник Ic / 4 ТГр

Оперативная сводка 40 тк от 18. 10. 1941 г., 20:10 ч.
1 и 2.  40 ТК с дивизией СС «Рейх» с юго-запада и  10 ТД с северо-запада, ворвались в г. Можайск через сильно заминированную и укрепленную местность. ПП СС «Германия» и мотоциклетный СБ натолкнулись 3 км западнее перекрестка дорог (южнее г. Можайск) на сильного противника на полевых позициях.
2. 7 ПД захватила плацдарм севернее Вереи и удерживает его под натиском вражеских атак с поддержкой танками.
3. Разведотряд 7 ПД  вследствии вражеских атак отошел от плацдарма у Борисово и охраняет район Бараново.
4. Командные пункты:
10 ТД – Татариново
Дивизия СС «Рейх» – Бол. Соколово
5. 7 ПД – без изменения

Передано:  04 / 40 тк
Принято:   01 / 4 ТГр

Оперативная сводка 40 тк от 19. 10. 1941 г., 21:00 ч.
1. В течение первой половины дня территория в тылу 10 ТД очищена от противника. В результате атаки дивизия СС «Рейх» овладела перекрестком дорог южнее Можайска. Разведка на дороге в Михайловское.
2. 10 ТД охраняет восточные окраины Можайска и Игумнова. Кроме того, взвод охранения у Марфина Брода в северо-западном направлении. Дивизия СС «Рейх» охраняет восточную окраину Можайска южнее железной дороги, перекрестки дорог южнее и юго-западнее Можайска. Заслоны охранения у Знаменского, Юдинки и Алексеенки.
3. КП 40 тк – Мал. Соколово
див. СС «Р» – Собольки
10 ТД – школа Можайска

Передано:  01 / 40 ТК
Принято:   01 / 4 ТГр

Оперативная сводка 40 тк от 23. 10. 1941 г., 20:15 ч.
1. Упорное сопротивление противника у Дорохова с сильной авиаподдержкой.
2. После тяжелых боев 10 ТД овладела:
– правым полком рекой Копанка по обе стороны автострады;
– левым полком северо-восточной окраиной Дорохова и охраняет этот рубеж.
3. 7 ПД передовыми частями преодолела реку Рузу и установила  связь с боевым охранением 10 ТД  у Грибцова.
Головы полков – у Головинки, Никольского, Симбухова.
4. Дивизия СС «Рейх» частями охраняет территорию западнее Можайска, местное боевое охранение у северной окраины города. Главные силы дивизии в районе Пушкино, Борисово, Язево.
5. Замена боевого охранения 10 ТД восточнее Дорохово силами 7 ПД. Удар 10 ТД на Рузу.
6. Оживленная деятельность вражеской истребительной и бомбардировочной авиации.

Передано: Л-т Соммер / 40 ТК
Принято:   04 / 4 ТГр

Согласно донесению 4-й ТГр от 22 октября 1941 г., в ходе боевых действий на Можайской линии обороны в период от 9 по 21 октября было захвачено или уничтожено:
40 360 военнопленных,
179 танков,
327 орудий полевой артиллерии,
28 зенитных орудий,
120 противотанковых пушек,
704 пулемета,
5 самолетов,
863 автомобиля,
105 огнеметов,
что доказывает упорство боев на подступах к Москве.
Всего около 250 000 немецких и 700 000 совестских солдат оплатили своими жизнями и пленением стремление фашистской империи захватить Москву и ликвидировать первое в истории человечества социалистическое государство.

ПРИМЕЧАНИЯ
1 См.: Военно-энциклопедическом словарь. М., 1984.
2 Там же.
3 Военный Архив вермахта и войск СС. Д. RH-21-4 . Военный дневник группы армии «Центр».
4 Там же.
5 Там же.

Отредактировано Александр Балашов (2014-05-20 02:09:53)

226

А.А. Суханов (С)
Боевые действия у с. Ельня в октябре 1941 г.

Памяти сотрудников Бородинского музея
,участников  Великой Отечественной войны
А.П. Ларионова, В.М. Сухарева, В.И. Берендеева

Октябрьские бои 1941 г., развернувшиеся на Московской укрепленной линии, в частности в Можайском 36-м укрепрайоне, по своей трагичности и драматизму, мужеству и жертвенности, вполне сопоставимы с событиями того периода войны на всем советско-германском фронте. Но, к сожалению, в историографии они нашли весьма слабое отражение. В первоисточниках им отводится второстепенная роль. Да и сам укрепрайон должен был сыграть роль промежуточного рубежа, способного задержать немецкие войска на несколько (7–8) дней, необходимых для формирования и развертывания реорганизованного Западного фронта на Московском направлении. Возможно, причиной тому стала сложившаяся стратегическая ситуация, явившаяся следствием прорыва немецкими войсками трех фронтов в начале октября.
Согласно стратегической операции «Тайфун» (группа армий «Центр»), немцы скрытно перебросили из-под Ленинграда 4-ю танковую группу. Для маскировки этого мероприятия была проведена довольно замысловатая кампания дезинформации. В частности, под Ленинградом оставили радиста из штаба 4-й танковой группы с характерным почерком работы. Перехваты его радиограмм, даже при невозможности их расшифровать, указывали советским военачальникам на местонахождение штаба танковой группы. Результат дезинформационных мероприятий не заставил себя ждать. Советское командование довольно точно определило время начала операции «Тайфун», но безнадежно ошиблось с установлением направления удара, который был нанесен не в одном месте, а в двух, по сходящимся направлениям. Наступление 3-й танковой группы из района Духовщины пришлось севернее шоссе Ярцево – Вязьма, встык 19-й и 30-й советских армий, удар 4-й танковой группы – южнее шоссе, по 24-й и 43-й советским армиям восточнее Рославля. Иными словами, удары были нанесены там, где плотности войск были ниже нормативов для устойчивой обороны. Создав локальное превосходство в силах, немцы без особых усилий взломали оборону советских войск. Для целевого наступления на Москву из состава 2-й танковой группы в подчинение 4-й танковой группы, действовавшей на Рославльском направлении был передан 46-й танковый корпус вместе с дивизией СС «Рейх» и полком «Великая Германия»1.
4-я танковая группа перешла в наступление 2 октября из района Рославля. Наступление сперва принесло войскам группы армий «Центр» крупный успех. В записях начальника штаба германских войск Ф. Гальдера хронология событий тех дней выглядит предельно сжатой и зловещей.
24 сентября «Фон Бок сообщил, что хочет перейти в наступление на фронте Гудериана 30.9, а на остальных участках – 2.10. Во всяком случае, между этими двумя фазами наступления должен быть перерыв, не менее 48 часов.
26 сентября 1941 г., 97-й день войны. «…Противник намерен не сопротивляться до Дона. В то же время открыто возводимые оборонительные сооружения (рубеж перед Москвой) говорят об обратном.
2 октября 1941 г., 103-й день войны. Операция «Тайфун»: 2, 4 и 9-я армии переходят в наступление.
4 октября 1941 г., 105-й день войны. Операция «Тайфун» развивается почти классически. Танковая группа Гудериана, наступая через Орел, достигла Мценска, не встречая никакого сопротивления. Танковая группа Гёпнера стремительно прорвала оборону советских войск и вышла к Можайску.
5 октября (воскресенье) 1941 г., 106-й день войны. Перед войсками правого фланга танковой группы Гёпнера, за которым продвигался 57-й моторизованный корпус из резерва, до сих пор не участвовавший в боях, противника больше нет.
7 октября 1941 г., 108-й день войны. Сегодня танковая группа Гёпнера соединилась с танковой группой Гота в районе Вязьмы. Это крупный успех, достигнутый в ходе пятидневных боев. Теперь необходимо как можно скорее высвободить танковую группу Гёпнера для нанесения удара по юго-восточному участку Московского оборонительного фронта, быстро перебросив к Вязьме пехотные соединения 4-й армии.
8 октября 1941 г., 109-й день войны. Противник попытается подтянуть к Москве еще кое-какие силы, в первую очередь – с севера. Однако этих наспех собранных войск вряд ли будет достаточно для предотвращения сильной угрозы Москве, созданной нашими войсками, так что при более или менее правильном руководстве и сравнительно благоприятной погоде окружение Москвы должно удаться.
10 октября 1941 г., 111-й день войны. 4-я армия во взаимодействии с танковой группой Гёпнера прорвала оборонительную позицию противника (прикрывающую Москву) на участке от Оки (в районе Калуги) до Можайска»2.

227

Александр Балашов написал(а):

А.А. Суханов (С)


Таким образом, высшее немецкое руководство было уверено в том, что на Московском направлении группе армий «Центр» противостоят последние крупные силы Красной Армии и в начавшейся операции или генеральном наступлении на Москву они будут разбиты.
Войска, оказавшиеся в вяземском окружении, вели мужественную борьбу с врагом до 13 октября 1941 г. Они наносили контрудары и прорывались из кольца окружения. Своими активными действиями советские воины сковали здесь большие силы противника, задерживая их продвижение на Москву. С 6 по 10 октября в районе западнее Вязьмы оказались скованными половина сил 3-й немецкой танковой группы, две трети сил 4-й танковой группы и шесть армейских корпусов (18–20 дивизий) 9-й и 4-й немецких армий3.
6 октября передовые части 10-й танковой дивизии 40-го корпуса Штумме, входившего в танковую группу генерал-полковника Гёпнера, находились уже в 18 км от Вязьмы. Сражение вступало в решающую стадию. На следующий день эта дивизия под командованием генерала Фишера прорвалась к южной окраине горящей Вязьмы.
3-я танковая группа Гота встретила упорное сопротивление под городом Холм-Жирковский. Чтобы осуществить прорыв, Гот объединил танки T-III 56-го корпуса с танковой бригадой Колля, которая имела опыт действий на р. Вопь. Вечером 6 октября 7-я танковая дивизия, ударное соединение группы Гота, прорвалась к шоссе Минск – Москва с севера и оказалась в тылу соединений Западного фронта.
7 октября танки Гёпнера и Гота соединились в Вязьме. В день, когда войска двух танковых групп сошлись восточнее Вязьмы, высшее руководство вермахта (генералы Браухич, Гальдер и Хойзингер) срочно вылетело в Оршу, чтобы договориться с фельдмаршалом Боком о немедленном продолжении наступления прямо к советской столице4.
«Окружение Москвы должно удаться», – сказал на прощание Гальдер Боку.
В тот день штаб германских сухопутных сил отдал короткий приказ: «Преследовать в направлении Москвы». Гудериан двинулся к Туле, 2-я армия Вейхса приступила к боям против вяземского «котла», 4-я армия Клюге и танковая группа Гёпнера наступали к Можайску, а 9-я армия Штрауса с группой Гота – на Калинин5. Итак, прямое наступление на Москву предоставлялось фельдмаршалу фон Клюге и генералу Гёпнеру6.
В то время, когда шли бои под Вязьмой, где сражались дивизии 4-й танковой группы, после более чем 200-километрового наступательного марша мотодивизия СС «Рейх» 40-го танкового корпуса прорвалась через Юхнов на Гжатск. Из сужающегося кольца в районе Вязьмы одна за другой выходили части 4-й танковой группы и продолжали свое движение на восток. Еще один укрепленный пояс находился перед Москвой западнее Можайска. Это была первая линия Московской обороны. 12 октября авангард 4-й танковой группы – дивизия «Рейх» подошла к Московской линии обороны, которая простиралась почти на 300 км от Калинина до Калуги и имела несколько боевых участков, одним из которых была «Можайская укрепленная полоса»7.
Что же представляла собой Можайская линия обороны? Впервые о создании оборонительного рубежа Москвы с западного направления заговорили после приказа ГКО СССР от 16 июля 1941 г. Можайский рубеж обороны был последним перед Москвой, первыми были Ярцевский, Дорогобужский, Вяземский.
6 августа 1941 г. проект укрепления Можайской линии обороны был уточнен на карте и определены основные фортификационно-строительные объемы. Основу линии обороны в центре составляла «Можайская укрепленная полоса» которая состояла из рубежей: основного оборонительного, первого промежуточного, тылового оборонительного, второго оборонительного. Первые три оборонительных рубежа составляли тактическую зону обороны. Общая протяженность «Можайской укрепленной полосы» по фронту составляла 65–68 км. При глубине от переднего края около 60 км8.
По характеру местности и условиям обороны весь оборонительный рубеж делился на шесть боевых участков. Первый участок от д. Болычево до д. Авдотьино протяжением 15 км рассчитан был на стрелковую дивизию, но большого оперативного значения не имел, так как наступавший противник в этом направлении неизбежно упирался в противотанковые районы Рузы и Можайска.
Второй участок в междуречье Исконы и Москвы от д. Авдотьино до д. Горетово имел протяженность 4 км. Расчитан был на оборону одним полком, так как танкоопасным направлением здесь была только южная часть. Третий участок от Горетова до Бородинского поля был протяженностью 8 км. Важен был тем, что выводил кратчайшим путем к можайскому узлу дорог. Второй и третий участки протяженностью 12 км рассчитаны были на оборону одной стрелковой дивизией.
Четвертый участок (Бородинское поле, от д. Захарьино до д. Рогачево), имевший протяженность 8 км, также был расчитан на одну дивизию и прикрывал важное Смоленское шоссе, железную дорогу и ближайшее операционное направление на Москву.
Пятый участок (д. Ельня – д. Каржень), протяженностью около 10 км, прикрывал важную автостраду Москва – Минск и пути, выводящие как на нее, так и на тыловые районы. Рассчитан был на стрелковую дивизию.

228

Александр Балашов написал(а):

А.А. Суханов (С)

Боевые действия у с. Ельня в октябре 1941 г.

Шестой участок (от д. Каржень до д. Дураковой) достигал 27 км. Рассчитан был на две стрелковые дивизии, удобен при наступлении пехоты противника, так как большое количество лесов и рощ затрудняли организацию огня.
Таким образом, северная часть рубежа до ст. Колочь шла по естественным рубежам, южная, особенно в центре, – по открытой местности, защищенной от танков только искусственными препятствиями. Для обороны всего рубежа необходимо было иметь не менее 6 дивизий, и исходя из этого (норма жесткой обороны для стрелковой дивизии – 12 км) по переднему краю обороны было выделено 24 батальонных района. В системе Можайской оборонительной линии «Можайская укрепленная полоса» получила свою нумерацию – 36-й Можайский укрепрайон. Соседями были Волоколамский и Малоярославецкий укрепрайоны.
В начале августа «импровизированные военно-полевые строительства» приступили к созданию оборонительных рубежей линии, но «работа шла самотеком», хотя на оборонительные рубежи были привлечены силы организаций Моссовета, Главгидроспецстроя НКВД и части развернутых 32, 33, 34-й армий. Пожалуй, главным, как вспоминает начальник инженеров опергруппы МВО (Московского военного округа) бригадный инженер Пангксен, было отсутствие четкого снабжения материалами и техникой, а также неясность поставленных производственных задач и необеспеченность рабочей силой. Немаловажным фактором, определяющем скорость постройки рубежа, было и то, что «никто не считал необходимым принять и утвердить тактико-фортификационное решение всей глубины внешнего пояса обороны», поскольку штаб Московского военного округа считал, «что это не его дело, а ГВИУ РККА, наоборот, не считало себя вправе вмешиваться в тактическое решение, не отказываясь от руководства специальными работами»9. 24 сентября комендант 36-го укрепрайона полковник С.И. Богданов получил титульный список оборонительных сооружений, подлежащих возведению, где предписывалось прежде всего создать непрерывные противотанковые препятствия и одновременно возводить огневые сооружения в батальонных районах переднего края. К строительству привлекались Управления военно-полевого строительства или уже существовавшие или вновь формируемые 20, 26-е Управления ВПС(военно-полевого строительства), мобилизованное местное население Московского региона, которые уже с начала августа приступили к работам. Титульным списком предполагалось возвести в каждом батальонном районе обязательный минимум: 4 ДОТа для 45-мм пушки, 2 ДОТа для 76-мм пушки, 12 ДОТов для станковых пулеметов, 6 ДЗОТов пулеметных, 4 НП (наблюдательных пункта)10. По Бородинскому полю проходили с 8 по 14-й батальонные районы, охватывая рубеж от д. Ковалево до д. Ельня. По указанию Военного совета МВО строители спешили возвести по всему фронту непрерывные противотанковые препятствия и оборудовать все батальонные районы первого эшелона. К началу октября на всех основных направлениях строительство батальонных районов всей Можайской оборонительной линии было близко к завершению, но в пределах плана (ходов сообщения, убежищ, землянок и т.п. не было).
К этому времени части развернутых армий Резервного фронта, которые должны были оборонять Можайскую линию, снимались с рубежей обороны и перебрасывались западнее, навстречу противнику. 8-я стрелковая дивизия 32-й армии оставила рубеж в районе Милятино – Глазово, 21-я стрелковая дивизия 33-й армии, занимавшая рубеж Горетово – Блазново, отправилась пешим маршем в район Спас-Деменска, 9-я стрелковая дивизия этой армии оставила рубеж Криушино – Каржень и убыла по железной дороге со ст. Бородино11. На рубеже «Можайская укрепленная полоса» оставались незначительные боевые части гарнизона 36-го укрепрайона, в основном средства ПВО, танковая рота и рабочие батальоны.
На 9 октября южный рубеж 36-го укрепрайона район Бородино – Фомкино занимали батальоны 230-го запасного учебного стрелкового полка Резервного фронта, район Фомкино – Рогачево – один батальон 127-го запасного стрелкового полка и батальон курсантов окружного ВПУ им. В.И. Ленина занимал район д. Ельня12.
9 октября в 22 ч 45 мин приказом Ставки Верховного Главнокомандования управление опергруппы Можайской линии обороны было преобразовано в управление Московского резервного фронта (командующий – генерал-лейтенант П.А. Артемьев, член Военного Совета – дивизионный комиссар К.Ф. Телегин, начальник штаба – генерал-майор А.И. Кудряшов) и к 11 октября создавалась для фронта новая, 5-я армия под командованием генерал-майора Д.Д. Лелюшенко. Вот что мы находим в лаконичных документах того времени, раскрывающих организационные, противостоящие немецким, действия Ставки Верховного Главнокомандования: «Секретно. Военному Совету Московского Военного округа. Военному Совету Западного фронта. Командиру 1-го гвардейского корпуса.
Для лучшего управления войсками Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Командующего войсками Можайской оборонительной линии генерал-лейтенанта Артемьева с его аппаратом управления переименовать в управление Московского резервного фронта. Командующим этим фронтом назначить генерал-лейтенанта Артемьева.
Разгранлиния Московского фронта: справа – Бежецк, Кимры, Дмитров, все для Московского резервного фронта;слева – Бронницы, Коломна, Рязань, все для Московского резервного фронта.
2. Образовать к 11 октября в Московском резервном фронте 5-ю армию в составе 32-й, 312-й, 316-й и 110-й стрелковых дивизий, 11-й, 19-й и 20-й танковых бригад и 36-го мотоциклетного полка и других частей усиления, находящихся на бывшей Можайской оборонительной линии.
Командующим войсками 5-й армии назначить командира 1-го гвардейского корпуса генерал-майора Лелюшенко.
Разгранлинии: справа – Зубцов, Солнечногорск; слева – Детчино, Лопасня; все для 5-й армии включительно. Ставка Верховного Главнокомандования И. Сталин. Б. Шапошников.
9 октября 1941 г. 22 ч 45 мин № 002815
Доложено по телефону тов. Сталину и им утверждено. Б. Шапошников»13.
Приказом Военного Совета этого фронта укрепленные районы с 10 октября были преобразованы в боевые участки: Волоколамский, который возглавил командир 316-й стрелковой дивизии генерал-майор И.В. Панфилов, Можайский – под командованием начальника управления бронетанковых войск округа полковника С.И. Богданова и Малоярославецкий – под командованием командира 312-й стрелковой дивизии полковника А.Ф. Наумова. Калужский укрепленный район к этому времени был подчинен командующему 49-й армией14. Очередным приказом Ставки 12 октября в 20 ч 30 мин для лучшего взаимодействия Западный фронт объединяется с Московским резервным фронтом и «Можайская укрепленная полоса» входит непосредственно в подчинение Г.К. Жукова15.
Таким образом, в условиях подготовки и осуществления немецким командованием операции «Тайфун», Ставка Верховного Главнокомандования по 12 октября включительно осуществляла передачу функций руководства боевыми действиями на подступах к Москве командованию Западного фронта и организацию сил для защиты 36-го укрепрайона.
Командир 32-й стрелковой дивизии В.И. Полосухин еще 5 октября получил приказ Ставки ВГК о переброске своего соединения на Западный фронт в состав вновь создаваемой 5-й армии16.
До 5 октября дивизия входила в состав 4-й армии генерала В.Ф. Яковлева Северо-Западного фронта, прикрывавшего Ленинградское направление.
В течение 6 дней, преодолев под бомбежками около 1000 км, первые эшелоны дивизии к исходу суток 11 октября прибыли на ст. Можайск и реально вошли в состав армии. 17, 113-й стрелковые полки, 133-й легкий артиллерийский полк и первый дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка пешим маршем ночью выдвинулись на боевые участки Можайского укрепрайона и заняли оборонительные районы.
В 7 ч 45 мин 12 октября 1941 г. командир дивизии полковник Полосухин отдал первый боевой приказ на Бородинском поле по дивизии и частям поддержки, которые были приданы дивизии в оперативное подчинение. Фронт обороны дивизии и приданных частей, протяженностью около 34 км, в приказе обозначался таким образом:
«32 сд с 230 зусп, батальоном курсантов, 121, 127, и 367 ап пто, 305 артпульбатом, 37, 38 и 40 огнеметными ротами с частями Можайского укрепрайона занимает и обороняет полосу, исключая Авдотьино, Гаретово, Троица, исключая Романцево, Логинова, Новое Село, Горки, Бородино, севернее Фомкино, Рогачево, Ельня, Юдинки, Каржень, Кобяково, Сокольники, Мордвиново, Артемки, Гудковская дача, Кривушино, Горошково, Аксаново, Перещапово.
Передний край по восточному берегу противотанкового рва… Готовность к обороне к 17.00 12.10.41.
Командирам частей принять оборонительные сооружения и постройки УР на своих участках и уточнить систему огня.
12. КП с 10.00 12.10.41. в лесу 1 км юго-восточнее Новая деревня»17.
В тот день противника ожидали к полудню. Выход в район обороны частей дивизии начался немедленно после выгрузки, и участки занимались войсками в условиях возможного боестолкновения. Поэтому при отсутствии времени на ознакомление со всем фронтом обороны полковник В.И. Полосухин принял решение перво-наперво закрыть центральное направление.
17-му Краснознаменному полку им. Фрунзе достался важный участок обороны, по центру которого проходило шоссе Москва – Минск, с севера – Белорусская железная дорога. Один из самых танкоопасных районов. Оборона этого участка была усилена сводным батальоном  курсантов ВПУ, 367-м артиллерийским полком противотанковой обороны, двумя ротами отдельного 305-го артиллерийского пулеметного батальона, 40-й огнеметной ротой. Для артиллерийской поддержки полка был выделен 1-й дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка. Огневая плотность полосы ответственности 17-го стрелкового полка составляла на 1 км фронта 180 винтовок, 8,5 ручных и 6,5 станковых пулеметов, 2,5 орудия противотанковой обороны, 2,5 миномета, 1 орудие полевой артиллерии и 18 фугасных огнеметов, что явно было недостаточным18. Многие части дивизии еще находились в пути, и последние прибыли 14 октября в самый разгар боев, и по прибытию занимали рубежи в центре Бородинского поля и севернее, в отведенной полосе обороны дивизии.

229

Александр Балашов написал(а):

А.А. Суханов (С)

Боевые действия у с. Ельня в октябре 1941 г.

Таким образом, на важном участке 36-го укрепрайона фронт обороны полка был распределен между тремя его батальонами, которые, выполняя приказ командира дивизии, заняли оборону: 1-й батальон капитана Яковлева – районы Фомкино, Рогачево, Доронино; 2-й батальон капитана Романова – район д. Ельня, высоту 215.4, Алексеенки; 3-й батальон капитана Микадзе, находясь в резерве, подготавливал к обороне деревни Утицы, Артемки, урочище Монастырское19. Батальоны полка успели выйти в Ельнинский и Рогачевский районы обороны, но времени для изучения и пристрелки местности, организации системы огня уже не оставалось. Согласно реестру деления 36-го укрепрайона, они имели свою тактическую нумерацию: 13-й – Рогачевский и 14-й – Ельнинский батальонные районы обороны. Хотя 17-й стрелковый полк прибыл одним из первых, неблагоприятные условия занятия рубежа отрицательно сказались на подготовке обороны участков. Многие огневые точки и артиллерийско-пулеметные ДОТы не были задействованы, в частности в 13-м и 14-м батальонных районах20. Предназначенные для артиллерийской поддержки полка дивизионы 154-го гаубичного артиллерийского полка прибывали с задержкой и в разное время. К 17 ч 12 октября 1941 г. занял боевую позицию только 1-й дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка21. В Ельне в это время с 9 октября 1941 г. занимали позицию три роты курсантов окружного ВПУ им. В.И. Ленина. С двумя зенитными пушками, шестью станковыми пулеметами и пятьюстами штыков батальон был растянут между Минским шоссе и железной дорогой и являл собой слабое прикрытие, поэтому полковник В.И. Полосухин поставил его защищать южный участок обороны, левый фланг дивизии. Комиссар сводного батальона курсантов ст. батальонный комиссар Черных И.Н. в политдонесении в политотдел 5-й армии докладывал: «…в Ельне мы пробыли до рассвета 12.10.41. наш район обороны занял 17 сп., а курсантский батальон был передвинут влево и 12. 10 занял оборону Каржень – Кобяковский, с подчинением его командиру 17 стрелкового полка»22. После убытия батальона курсантов его участок к полудню занял 2-й батальон капитана Романова с собственными артиллерийскими подразделениями и поддерживающим 1-м дивизионом 154-го ГАП. На этом же участке занимали огневые позиции две батареи 367-го артиллерийского полка противотанковой обороны23.
О первом бое у Ельни сообщал в разведсводке от 12 октября 1941 г. в 23 ч 45 мин комендант Можайского боевого участка полковник С.И. Богданов: «…в 18.00 в районе Нижняя Ельня на магистрали появились три танка противника, два из них были сожжены вместе с составом экипажей, третий танк подбит, экипаж сбежал, оставив танк на месте. В 19.00. появились еще два танка противника с целью забрать танк буксиром под прикрытием дымовой завесы; огнем нашей артиллерии были отогнаны»24. О неудавшейся попытке немецких танков 12 октября прорваться в районе Ельни доносил и командир разведгруппы НКВД лейтенант Ревякин: «…противник в этом районе в 18 ч. 12.10. предпринял наступление, бросив по трассе группу в 12 танков. Огнем нашей артиллерии 4 танка подожжены, а остальные повернули в сторону деревень Знаменское, Высокое, в южном направлении от магистрали»25.
Из донесений не совсем ясно, какая артиллерийская часть сорвала наступление танков противника в конце дня 12 октября. Согласно диспозиции, это был рубеж 17-го полка, это его оборону пыталось прорвать передовое подразделение танков противника. Но в оперативной сводке № 1 штаба дивизии на 18 ч 13 октября 1941 г. не упоминается об этом бое26.
В свою очередь, в документах штаба 32-й стрелковой дивизии имеется боевое донесение № 1, на котором помечено время его составления – к 18 ч 14 октября 1941 г. В нем говорится, что «13.10. 41. в 17.00. в районе Нижняя Ельня прорвались 10 танков противника, где были встречены огнем пт артиллерии. В результате боя три танка сгорело и один танк подбит»27. Вследствие этого создается ложное представление о двух попытках противника 12 и 13 октября прорваться в одно и то же время через 14-й батальонный район 2-го батальона 17-го полка по Минскому шоссе. Но в документе говорится и о событиях, имевших место именно 13 октября, но с датировкой на 14 октября, что дает повод говорить об обобщении событий двух суток. Таким образом, становится ясным, что передовые части противника предприняли только одну попытку прорваться по шоссе именно 12 октября между 17 и 18 часами. Мост по магистрали через Еленку был взорван в момент приближения противника бойцами са12. КП с 10.00 12.10.41. в лесу 1 км юго-восточнее Новая деревня»17.
В тот день противника ожидали к полудню. Выход в район обороны частей дивизии начался немедленно после выгрузки, и участки занимались войсками в условиях возможного боестолкновения. Поэтому при отсутствии времени на ознакомление со всем фронтом обороны полковник В.И. Полосухин принял решение перво-наперво закрыть центральное направление.
17-му Краснознаменному полку им. Фрунзе достался важный участок обороны, по центру которого проходило шоссе Москва – Минск, с севера – Белорусская железная дорога. Один из самых танкоопасных районов. Оборона этого участка была усилена сводным батальоном  курсантов ВПУ, 367-м артиллерийским полком противотанковой обороны, двумя ротами отдельного 305-го артиллерийского пулеметного батальона, 40-й огнеметной ротой. Для артиллерийской поддержки полка был выделен 1-й дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка. Огневая плотность полосы ответственности 17-го стрелкового полка составляла на 1 км фронта 180 винтовок, 8,5 ручных и 6,5 станковых пулеметов, 2,5 орудия противотанковой обороны, 2,5 миномета, 1 орудие полевой артиллерии и 18 фугасных огнеметов, что явно было недостаточным18. Многие части дивизии еще находились в пути, и последние прибыли 14 октября в самый разгар боев, и по прибытию занимали рубежи в центре Бородинского поля и севернее, в отведенной полосе обороны дивизии.

230

Александр Балашов написал(а):

А.А. Суханов (С)

Боевые действия у с. Ельня в октябре 1941 г.

Таким образом, на важном участке 36-го укрепрайона фронт обороны полка был распределен между тремя его батальонами, которые, выполняя приказ командира дивизии, заняли оборону: 1-й батальон капитана Яковлева – районы Фомкино, Рогачево, Доронино; 2-й батальон капитана Романова – район д. Ельня, высоту 215.4, Алексеенки; 3-й батальон капитана Микадзе, находясь в резерве, подготавливал к обороне деревни Утицы, Артемки, урочище Монастырское19. Батальоны полка успели выйти в Ельнинский и Рогачевский районы обороны, но времени для изучения и пристрелки местности, организации системы огня уже не оставалось. Согласно реестру деления 36-го укрепрайона, они имели свою тактическую нумерацию: 13-й – Рогачевский и 14-й – Ельнинский батальонные районы обороны. Хотя 17-й стрелковый полк прибыл одним из первых, неблагоприятные условия занятия рубежа отрицательно сказались на подготовке обороны участков. Многие огневые точки и артиллерийско-пулеметные ДОТы не были задействованы, в частности в 13-м и 14-м батальонных районах20. Предназначенные для артиллерийской поддержки полка дивизионы 154-го гаубичного артиллерийского полка прибывали с задержкой и в разное время. К 17 ч 12 октября 1941 г. занял боевую позицию только 1-й дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка21. В Ельне в это время с 9 октября 1941 г. занимали позицию три роты курсантов окружного ВПУ им. В.И. Ленина. С двумя зенитными пушками, шестью станковыми пулеметами и пятьюстами штыков батальон был растянут между Минским шоссе и железной дорогой и являл собой слабое прикрытие, поэтому полковник В.И. Полосухин поставил его защищать южный участок обороны, левый фланг дивизии. Комиссар сводного батальона курсантов ст. батальонный комиссар Черных И.Н. в политдонесении в политотдел 5-й армии докладывал: «…в Ельне мы пробыли до рассвета 12.10.41. наш район обороны занял 17 сп., а курсантский батальон был передвинут влево и 12. 10 занял оборону Каржень – Кобяковский, с подчинением его командиру 17 стрелкового полка»22. После убытия батальона курсантов его участок к полудню занял 2-й батальон капитана Романова с собственными артиллерийскими подразделениями и поддерживающим 1-м дивизионом 154-го ГАП. На этом же участке занимали огневые позиции две батареи 367-го артиллерийского полка противотанковой обороны23.
О первом бое у Ельни сообщал в разведсводке от 12 октября 1941 г. в 23 ч 45 мин комендант Можайского боевого участка полковник С.И. Богданов: «…в 18.00 в районе Нижняя Ельня на магистрали появились три танка противника, два из них были сожжены вместе с составом экипажей, третий танк подбит, экипаж сбежал, оставив танк на месте. В 19.00. появились еще два танка противника с целью забрать танк буксиром под прикрытием дымовой завесы; огнем нашей артиллерии были отогнаны»24. О неудавшейся попытке немецких танков 12 октября прорваться в районе Ельни доносил и командир разведгруппы НКВД лейтенант Ревякин: «…противник в этом районе в 18 ч. 12.10. предпринял наступление, бросив по трассе группу в 12 танков. Огнем нашей артиллерии 4 танка подожжены, а остальные повернули в сторону деревень Знаменское, Высокое, в южном направлении от магистрали»25.
Из донесений не совсем ясно, какая артиллерийская часть сорвала наступление танков противника в конце дня 12 октября. Согласно диспозиции, это был рубеж 17-го полка, это его оборону пыталось прорвать передовое подразделение танков противника. Но в оперативной сводке № 1 штаба дивизии на 18 ч 13 октября 1941 г. не упоминается об этом бое26.
В свою очередь, в документах штаба 32-й стрелковой дивизии имеется боевое донесение № 1, на котором помечено время его составления – к 18 ч 14 октября 1941 г. В нем говорится, что «13.10. 41. в 17.00. в районе Нижняя Ельня прорвались 10 танков противника, где были встречены огнем пт артиллерии. В результате боя три танка сгорело и один танк подбит»27. Вследствие этого создается ложное представление о двух попытках противника 12 и 13 октября прорваться в одно и то же время через 14-й батальонный район 2-го батальона 17-го полка по Минскому шоссе. Но в документе говорится и о событиях, имевших место именно 13 октября, но с датировкой на 14 октября, что дает повод говорить об обобщении событий двух суток. Таким образом, становится ясным, что передовые части противника предприняли только одну попытку прорваться по шоссе именно 12 октября между 17 и 18 часами. Мост по магистрали через Еленку был взорван в момент приближения противника бойцами са12. КП с 10.00 12.10.41. в лесу 1 км юго-восточнее Новая деревня»17.
В тот день противника ожидали к полудню. Выход в район обороны частей дивизии начался немедленно после выгрузки, и участки занимались войсками в условиях возможного боестолкновения. Поэтому при отсутствии времени на ознакомление со всем фронтом обороны полковник В.И. Полосухин принял решение перво-наперво закрыть центральное направление.
17-му Краснознаменному полку им. Фрунзе достался важный участок обороны, по центру которого проходило шоссе Москва – Минск, с севера – Белорусская железная дорога. Один из самых танкоопасных районов. Оборона этого участка была усилена сводным батальоном  курсантов ВПУ, 367-м артиллерийским полком противотанковой обороны, двумя ротами отдельного 305-го артиллерийского пулеметного батальона, 40-й огнеметной ротой. Для артиллерийской поддержки полка был выделен 1-й дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка. Огневая плотность полосы ответственности 17-го стрелкового полка составляла на 1 км фронта 180 винтовок, 8,5 ручных и 6,5 станковых пулеметов, 2,5 орудия противотанковой обороны, 2,5 миномета, 1 орудие полевой артиллерии и 18 фугасных огнеметов, что явно было недостаточным18. Многие части дивизии еще находились в пути, и последние прибыли 14 октября в самый разгар боев, и по прибытию занимали рубежи в центре Бородинского поля и севернее, в отведенной полосе обороны дивизии.
Таким образом, на важном участке 36-го укрепрайона фронт обороны полка был распределен между тремя его батальонами, которые, выполняя приказ командира дивизии, заняли оборону: 1-й батальон капитана Яковлева – районы Фомкино, Рогачево, Доронино; 2-й батальон капитана Романова – район д. Ельня, высоту 215.4, Алексеенки; 3-й батальон капитана Микадзе, находясь в резерве, подготавливал к обороне деревни Утицы, Артемки, урочище Монастырское19. Батальоны полка успели выйти в Ельнинский и Рогачевский районы обороны, но времени для изучения и пристрелки местности, организации системы огня уже не оставалось. Согласно реестру деления 36-го укрепрайона, они имели свою тактическую нумерацию: 13-й – Рогачевский и 14-й – Ельнинский батальонные районы обороны. Хотя 17-й стрелковый полк прибыл одним из первых, неблагоприятные условия занятия рубежа отрицательно сказались на подготовке обороны участков. Многие огневые точки и артиллерийско-пулеметные ДОТы не были задействованы, в частности в 13-м и 14-м батальонных районах20. Предназначенные для артиллерийской поддержки полка дивизионы 154-го гаубичного артиллерийского полка прибывали с задержкой и в разное время. К 17 ч 12 октября 1941 г. занял боевую позицию только 1-й дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка21. В Ельне в это время с 9 октября 1941 г. занимали позицию три роты курсантов окружного ВПУ им. В.И. Ленина. С двумя зенитными пушками, шестью станковыми пулеметами и пятьюстами штыков батальон был растянут между Минским шоссе и железной дорогой и являл собой слабое прикрытие, поэтому полковник В.И. Полосухин поставил его защищать южный участок обороны, левый фланг дивизии. Комиссар сводного батальона курсантов ст. батальонный комиссар Черных И.Н. в политдонесении в политотдел 5-й армии докладывал: «…в Ельне мы пробыли до рассвета 12.10.41. наш район обороны занял 17 сп., а курсантский батальон был передвинут влево и 12. 10 занял оборону Каржень – Кобяковский, с подчинением его командиру 17 стрелкового полка»22. После убытия батальона курсантов его участок к полудню занял 2-й батальон капитана Романова с собственными артиллерийскими подразделениями и поддерживающим 1-м дивизионом 154-го ГАП. На этом же участке занимали огневые позиции две батареи 367-го артиллерийского полка противотанковой обороны23.
О первом бое у Ельни сообщал в разведсводке от 12 октября 1941 г. в 23 ч 45 мин комендант Можайского боевого участка полковник С.И. Богданов: «…в 18.00 в районе Нижняя Ельня на магистрали появились три танка противника, два из них были сожжены вместе с составом экипажей, третий танк подбит, экипаж сбежал, оставив танк на месте. В 19.00. появились еще два танка противника с целью забрать танк буксиром под прикрытием дымовой завесы; огнем нашей артиллерии были отогнаны»24. О неудавшейся попытке немецких танков 12 октября прорваться в районе Ельни доносил и командир разведгруппы НКВД лейтенант Ревякин: «…противник в этом районе в 18 ч. 12.10. предпринял наступление, бросив по трассе группу в 12 танков. Огнем нашей артиллерии 4 танка подожжены, а остальные повернули в сторону деревень Знаменское, Высокое, в южном направлении от магистрали»25.
Из донесений не совсем ясно, какая артиллерийская часть сорвала наступление танков противника в конце дня 12 октября. Согласно диспозиции, это был рубеж 17-го полка, это его оборону пыталось прорвать передовое подразделение танков противника. Но в оперативной сводке № 1 штаба дивизии на 18 ч 13 октября 1941 г. не упоминается об этом бое26.
В свою очередь, в документах штаба 32-й стрелковой дивизии имеется боевое донесение № 1, на котором помечено время его составления – к 18 ч 14 октября 1941 г. В нем говорится, что «13.10. 41. в 17.00. в районе Нижняя Ельня прорвались 10 танков противника, где были встречены огнем пт артиллерии. В результате боя три танка сгорело и один танк подбит»27. Вследствие этого создается ложное представление о двух попытках противника 12 и 13 октября прорваться в одно и то же время через 14-й батальонный район 2-го батальона 17-го полка по Минскому шоссе. Но в документе говорится и о событиях, имевших место именно 13 октября, но с датировкой на 14 октября, что дает повод говорить об обобщении событий двух суток. Таким образом, становится ясным, что передовые части противника предприняли только одну попытку прорваться по шоссе именно 12 октября между 17 и 18 часами. Мост по магистрали через Еленку был взорван в момент приближения противника бойцами са
«1. Противник ведет подготовку к атаке переднего края, которую надо ожидать с утра 14.10. Главный удар, надо полагать, будет наноситься на фронте Бородино – Ельня.
2. На левом фланге противник стремится захватить Верею и выйти во фланг и тыл Можайского боевого участка»31. Последующие боевые события этого дня не замедлили подтвердить эти выводы. В оперативной сводке штаба 32-й стрелковый дивизион от 13 октября 1941 г. (составлена к 18 ч) не упоминается о боевых действиях, но о положении 17-го полка  сообщается: «17 сп с батальоном курсантов 3 и 4 ротами 305 арт.пульбатальона, огнеметной ротой обороняет участок: Фомкино, ст. Колочь, Рогачево, Ельня, Юдинки, Стыриха, Алексеенки, Бородино (южн.) группа пп 17 сп 1 /154 гап на оп в лесу 1 км восточнее Ельня… Штаб 17 сп выс. 253.8»32.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » История наших частей » 82 МСД (210, 250 и 601 МСП), с 1942года - 3 гв. МСД в боях за Москву