"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » "Германия. ННА ГДР, полиция и простые люди" » О встречах с немецким народом


О встречах с немецким народом

Сообщений 301 страница 306 из 306

301

Андрей Михайлов написал(а):

Интересно мнение тех кто пробовал немецкий хлеб. На мой вкус белые хрустящие горячим булочки на завтрак у них прекрасны а вот хлеб полный отстой и к тому же опасен для зубов потому что черствеет за пару часов,а тот что не черствеет тот без вкуса вообще.

В Бранденбурге в учебке хлебом обеспечивали с немецкой пекарни, замечательный хлеб и белый и черный :cool:

302

Немецкие школы: все нюансы системы образования. 

Автор: Тамара Кич.

https://i.imgur.com/749zkV0l.jpg

Все дети в Германии обязаны ходить в школу. Какие бывают школы, чему в них учат, и когда дети могут отдохнуть? Об этих и других подробностях начального образования читайте в нашем материале.

                                        Типы школ и классы.

В Германии школы бывают частные и общественные (государственные). Первых значительно меньше. В частных учебных заведениях обучение платное. В общественных – бесплатное. Обучение там оплачивает государство и местные власти. Немцы начинают учиться в школе с шести лет. Перед этим, как правило, они посещают детский сад или другое дошкольное учреждение. Первые два года обучения ученикам не ставят оценки. Немцы считают, что это может навредить развитию детей. Контрольные работы с оцениванием начинаются с третьего класса. В немецких школах шестибалльная система оценивания, где 1 – самая высокая оценка, а 6 – самая низкая. Обучение в школе делится на этапы. Первый – соответствует начальной школе и называется Grundschule. Как правило, он длится четыре года, но иногда и шесть лет. После того как начальная школа окончена, родители должны решить, где ребенок будет обучаться дальше. Решение зависит от оценок, которые школьник получал. Если оценки не очень высокие, после начальное школы ребенок может пойти в основную школу (Hauptschule). Обучение в ней длится до 9 класса. Обычно выпускники основных школ дальше изучают рабочие специальности. Поэтому в основной школе акцент делают на прикладных науках. Второй тип школ - Realschule – или настоящие школы. В них поступают после шестого класса. Здесь преподают более сложные предметы. Например, кроме стандартной математики и иностранного языка, здесь могут обучать печатать на компьютере десятью пальцами. В настоящей школе получают среднее образование, обучение длится до 10-го класса. Если в четвертом классе ребенок получал одни «единицы» и «двойки» по всем предметам (то есть был круглым отличником), то дальше он может учиться в гимназии. Тут преподают физику, химию, несколько иностранных языков и т.д. Этот этап обучения продолжается до 12 или 13 класса. В Германии много дискуссий вокруг системы образования. Главная проблема — то, что в десятилетнем возрасте ребенок и его родители должны выбирать между основной и настоящей школами или гимназией. От этого выбора зависит очень многое, так как перейти в школу с более высоким уровнем довольно проблематично. Также часто критикуют то, что в гимназии учатся до 13 класса. По европейским меркам это слишком много. Поэтому в некоторых гимназиях длительность обучения сократили до 12 классов. Последние два года гимназии называют колледжами. Они специализированы по интересам. Школьники, которым ближе физика и математика, могут больше изучать эти предметы в ущерб гуманитарным наукам. Каждая школа диктует свои правила, но обычно от предмета, который нравится меньше всего, можно отказаться. Но есть также и те предметы, которые обязательны для изучения. По окончании колледжа ученик пишет курсовую работу на заданную тему, обычно ее объем составляет около 30 страниц. Это подготовка к студенчеству. Выпускники колледжа получают аттестат (Abitur), с которым можно поступать в университет. Аттестат выдают и после обучения в школах другого типа, но тогда его сложнее получить. Дело в том, что для поступления в немецкий вуз нужны определенные знания, а в основной и реальной школах их не всегда дают. Окончание школы немцы празднуют очень бурно. Порой они всем классом отправляются на какой-нибудь курорт. Кроме того, если средства семьи позволяют, к окончанию гимназии выпускнику дарят первый в его жизни автомобиль.

                                         Каникулы и продленка.

По закону, все дети в Германии должны учиться в школах. В большинстве регионов дети должны закончить минимум 9 классов. Только став совершеннолетними, юноши и девушки могут сами решать, учиться им дальше или нет. До этого игнорировать школу недопустимо. Если школьник не явился на занятия без предупреждения, начнется серьезное разбирательство. Многие иностранцы не знают этой особенности системы образования в Германии. Родители могут разрешить ребенку пропустить школу, если он приболел. При этом они забывают сходить к врачу и получить справку. Впоследствии их сильно удивляет появление полицейского у дверей, который требует срочно собрать и отправить ребенка в школу. Могут даже оштрафовать. Во многих школах уроки начинаются в 8.00 и заканчиваются в 13.00 Если родители работают, а с ребенком некому побыть дома, в школах работают группы продленного дня. Там школьников кормят и помогают выполнить домашнее задание. В Германии действует закон, по которому ребенка до 9 лет нельзя оставлять одного дома. Поэтому либо один из родителей остается дома, либо работают на полставки. Школьные каникулы выстроены в течение года по принципу "лучше короче, но чаще". Период обучения длится 3-5 недель. Обычные каникулы в течение года длятся 2 недели, летом - два месяца. Начинается учебный год в каждой земле по-разному, но обычно - во второй неделе сентября. Каждая федеральная земля определяет также и график каникул. Во время каникул цены на европейских курортах сильно повышаются. Турагентства стремятся получить выгоду из запрета на пропуск занятий в школах. Общее образование в Германии могут получать и дети-инвалиды, причем ходить они могут в общие школы. Как правило, дети с физическими недугами учатся вместе со здоровыми. Дети с особенностями умственного развития учатся в специальных  школах. Их обучение оплачивают социальные службы.

Ссылка

303

https://i.imgur.com/yOJOHG4l.jpg
https://i.imgur.com/ajdtJfLl.jpg
https://i.imgur.com/VagNELfl.jpg
https://i.imgur.com/JEkerONl.jpg

                                    Были и такие встречи.

304

https://i.imgur.com/YJ0fu84l.jpg

Все новогодние обращения Ангелы Меркель в одной картинке - с 2005 по 2020 годы. В следующий раз обращаться к немцам на Новый год будет уже новый канцлер.

305

«Пережить советский плен»: что рассказывали немцы, вернувшиеся в Германию. 

https://i.imgur.com/m5ejl8Tl.jpg

После осеннего визита в СССР канцлера Федеративной Республики Германия Конрада Аденауэра, 16 января 1956 года под звуки духового оркестра домой на запад отправился последний эшелон с немецкими военнопленными. За время, проведённое в неволе, они открыли для себя другую, не навязанную фашисткой пропагандой советскую страну, а вернувшись на родину, оказались в иной действительности, к которой нужно было привыкнуть, чтобы стать рядовым членом общества.

                                                        Эволюция представлений.

Одним из основных результатов пребывания немецких военнопленных в лагерях СССР в 1941-1956 годах стало изменение их представлений о советском человеке и государстве, нелицеприятный образ которых создавался в кабинетах Третьего Рейха. Столкнувшись лицом к лицу с простым народом, они осознали, что в своё время, попались на крючок фашисткой пропаганды, убедившей их в мнимом расовом превосходстве над другими нациями. Упавшая с их глаз пелена идеологии, позволила им увидеть реальный облик русского человека, с его положительными и отрицательными сторонами. Яркое доказательство двойственности его характера, удивительным образом, сочетающим в себе сочувствие и беспощадность, можно найти в воспоминаниях военнопленной М. Гертнер, писавшей: «Кто их может понять, этих русских? Одних они расстреливают и могут даже над этим презрительно смеяться, другим они дают вволю супу и делятся с ними даже своей собственной дневной порцией хлеба». Подобным вопросом задавался и немецкий капеллан Франц, после нескольких лет плена, пришедший к выводу, что загадка русской души заключается в её неподдающейся рациональному анализу полярности, заставляющей просто уважать этот народ.

                                         Слабости человеческие.

Оказавшись в лагере для военнопленных, немцы постепенно разделились на два категории, представители которых искренне не понимали поведения друг друга. Одни продолжали придерживаться своих националистических взглядов, другие, пытаясь выжить, шли на разнообразные хитрости. Закоренелые фашисты были шокированы, тем, как часть их бывших сослуживцев, с легкостью меняла свою национальную принадлежность, отказываясь от немецких корней в пользу австрийских или венгерских. Но особенно выгодно было назваться румыном, поскольку этой этнической группе в лагерях СССР удалось закрепиться на кухне. В условиях нехватки продовольствия, это хлебное место могло помочь человеку поддержать жизненные силы и не прибегать к каннибализму, несколько случаев, которого были зафиксированы в лагерях Мордовии. Желание жить превращало бывших немецких солдат из сверхлюдей, смотревших на остальные народы с высоты своего арийского происхождения, в обычных людей со свойственными им слабостями. По словам Генриха Эйхенберга, военнопленные движимые чувством голода часто превращались в зверей, готовых продать за порцию еды и душу, и тело, намекая на имевшие место гомосексуальные связи.

                                                                                          Возвращение.

Немецкие военнопленные возвращались домой постепенно, но каждый раз их встречали как героев, вырвавшихся из застенков сталинских лагерей, а не преступников, понёсших наказание за содеянное в Восточной Европе. Первые поезда с бывшими пленными пересекли границу Германии в 1945 году, и до 1947 года из СССР были высланы все нетрудоспособные «кадры», которые не только не приносили пользу в деле восстановления страны, но еще и отнимали средства на своё содержание. Так калеки, старики, неизлечимо больные и тяжелораненые немцы из разрушенного советского союза попали в сломленную послевоенную Германию, где жизнь была слаще только тем, что протекала в родных стенах. Травмированные как физически, так и душевно они долго приходили в себя, пытаясь осмыслить случившееся. Вторая волна пленных возвращалась в 1948–1950 годах, и её основу составили дистрофики, которые подправив физическое здоровье и подлатав психологические травмы, с энтузиазмом взялись за возрождение экономики страны, обеспечившей их работой, и помогшей быстро вписаться в новую социальную структуру. В том числе благодаря стараниям этих ребят Германия сумела достичь скорого экономического роста, позволившего встретить заключительную партию военнопленных внушительной денежной компенсацией. Такая материальная поддержка, очень помогла прибывшим в 1955-1956 годах немцам, которые некоторое время испытывали шок от того как стремительно Германия преодолела послевоенные трудности, явив перед ними новые технологии во многих областях жизнедеятельности. Так что этой категории военнопленных пришлось привыкать не только к нормальным условиям бытия, но и быстрому ритму жизни.

                                                             ГДР или ФРГ.

Однако ресоциализация бывших военнопленных в Восточной и Западной Германии протекала по-разному. Прибыв во Франкфурт-на-Одере, где располагался сборный лагерь МВД No69, они в зависимости от места прежней прописки могли попасть либо в ГДР (зона советской оккупации), либо ФРГ (зона оккупации союзников). Те, кто жил раньше на территории, попавшей под юрисдикцию СССР, обязаны были пройти лагерный карантин, получить свидетельство об освобождении из плена и в обязательном порядке регистрироваться в полицейском участке, чтобы органы внутренних дел ГДР могли отслеживать их передвижение. Кроме того, репатриантам из плена необходимо было получить медицинскую карту, подать заявление на трудоустройство в службу занятости, чтобы до момента обеспечения работой получать продовольственные карточки. К слову, в ГДР бывшие пленные весьма быстро находили способ заработать на жизнь, поскольку эта часть некогда единой страны в большей степени пострадала от военных операций, и ей требовалось срочное восстановление. Несколько сложнее обстояли дела с трудоустройством у тех, кто после освобождения вернулся в ФРГ, которую война практически обошла стороной. Многие репатрианты, пополнив ряды безработных, долгое время едва сводили концы с концами, пока в 1950 году не был принят «Закон о мероприятиях по оказанию помощи лицам, вернувшимся на родину». Однако наряду с временными неудобствами, они, как только переступили черту лагерного карантина, получили на руки 80 дойчмарок и полную свободу, без необходимости осведомлять власти о своих дальнейших действиях.

                                                     Цензура на мемуары.

Попав в зону влияния противоборствующих идеологических систем, бывшие пленные в ГДР и ФРГ, даже если они сидели вместе в одном лагере, в своих мемуарах по-разному описывали свои впечатления. А объяснялся сей факт наличием цензуры, которая в прозападной области Германии следила, чтобы в публикациях присутствовало отчётливое антикоммунистическое настроение, а в просоветской части приветствовала воспоминания о том, как немецкие солдаты под воздействием коммунистической идеологии поняли пагубность фашизма. Первые, лишённые пропагандисткой подоплёки мемуары бывших военнопленных, появились после объединения Германии в 1989 году.

Ашхен Аванесова

306

Спросил немецких пенсионеров, скучают ли они по ГДР, как русские по Советскому Союзу?
Или...
Очередной фейк пропагандиста...

Чем сложнее становится экономическая ситуация в странах бывшего СССР, тем больше людей скучает по всему советскому: ностальгируют даже те, кто в Союзе и дня не прожил (я). Но как обстоят дела в остальных странах Восточного блока? В той же бывшей ГДР, к примеру? Прокляли ли люди ту страну или, как и у нас, мечтают туда вернуться? Рассказываю.

Еще до всяких закрытий границ, прогуливаясь по некогда Восточному Берлину, я услышал, к своему немалому изумлению, разговор двух пожилых людей на — внимание! — практически безупречном русском языке. Небольшой акцент, конечно, присутствовал, но не критически.

Обсуждали они как раз падение Берлинской стены — стоял 2019 год, и в Германии «отмечалось» (отмечалось, а не праздновалось) 30-летие этого события. Оба оратора сошлись на том, что объединение страны принесло больше вреда в их жизнь, чем пользы. Недолго думая, я подошел к ним.

Представившись, я попросил прощения у этих людей за бесцеремонное вмешательство в их диалог, а затем спросил: действительно ли он так скучают по временам ГДР? Они в немного поучительной манере начали рассказывать мне, как после разрушения «ненавистной» Стены страну захлестнула волна бандитизма, как тысячи людей оказались без работы или вообще на улице и что будущее, которое им обещали реформаторы, оказалось не таким уж светлым, прекрасным и безоблачным.
Короче говоря, все, о чем им врали коммунисты, оказалось правдой. Не кажется ли вам это знакомым? Есть ведь в этом что-то «наше».
В нашей стране сейчас как-то не принято официально хвалить советскую эпоху и руководителей Союза, меж тем как обычные люди в Германии считают справедливым разделение своей же страны. После разговора с приятнейшими бюргерами я полез в интернет — и обнаружил Клондайк.
Стену под радостное улюлюканье разрушили. Германия теперь едина — или все же нет?
Оказывается, что ностальгия по временам, когда тебе гарантировалась финансовая и бытовая стабильность, — вовсе не признак «типичного сознания славянского раба», в чем нас пытаются убедить либералы, а нормальное свойство человеческой психики, присущее — сюрприз-сюрприз! — людям из многих стран бывшего Соцблока.
К примеру, для определения теплых чувств к гербу с молотом и циркулем есть даже отдельный термин — «остальгия». Этот тип ностальгии, к слову, имеет под собой почву: исследование, проведенное в том же 2019 году, гласит — 58% опрошенных жителей пяти восточных земель Германии всерьез полагают, что сегодня не лучше защищены от государственного произвола, чем во времена ГДР. Вот такая интересная статистика.
Как и русские, осси (жители ГДР) указывают на такие проблемы:
Власть не прислушивается к мнению восточных немцев (70%).
Низкий уровень безопасности — по сравнению с ГДР (70%).
Некачественное школьное образование (56%).

Неудивительно, что мне попались именно такие осси. Кстати, в ГДР изучение русского языка было обязательным с пятого класса: вот они и говорят по-русски, и ничего в этом необычного, по факту, нет.
На стене — надпись (по-английски): «Свобода». Интересно, рады ли они «такой» свободе?
Так что когда вам в очередной раз будут говорить, что по СССР скучают только русские («страна рабов») — смело отвечайте, что да, конечно, за социализм выступают только «русские»: русские чехи, русские словаки, русские болгары, русские поляки, русские венгры и даже русские немцы.
Ведь все эти народы были членами Восточного блока. И поверьте мне, они искренне хотели там состоять. И объединили их именно русские. Мы. Вы.
Чего бы там ни говорили всякие антисоветчики — а значит, и русофобы.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » "Германия. ННА ГДР, полиция и простые люди" » О встречах с немецким народом