"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Bad Freienwalde. Бад Фрайенвальде. » 16 гвардейский мотострелковый полк, в/ч пп 60524


16 гвардейский мотострелковый полк, в/ч пп 60524

Сообщений 31 страница 40 из 676

31

Хорошо нам знакомые старые домики, среди которых т.н. «Три домика» и др. – это не что иное, как бывшие домики для военнослужащих германской армии, которые либо служили тут, либо поправляли свое здоровье с середины 1930-х годов. Название сохранилось еще от немцев Вермахта, которые их называли «drei Achtfamilien-Häuser für Unteroffiziere» (1935), что можно условно перевести как «три старых семейных домика для унтер-офицеров». Семейный − это, что-то наподобие нашей гостинки, т.е. офицеры тут жили без семей. Судя по компактному расположению, архитектуре и одновременному времени постройки, в этой связке сопряжен наш «Старый командирский», находившиеся недалеко от ДО, «Новый командирский» появился в начале семидесятых, «Скворечник» в восьмидесятые. В современном Бад Фрайенвальде этот район получил новое название Waldstadt (Sparrenbusch).
  Советский Дом офицеров в Бад Фрайенвальде входил в довоенный административный комплекс этого компактно расположенного немецкого военного городка-лазарета-курорта, и играл роль что-то наподобие штаба воинской части, гарнизонной комендатуры и немецкого офицерского клуба. Дело в том, что объекты, на которых располагалась Советская армия в Германии после второй мировой войны, как правило, были бывшие армейские военные постройки Вермахта. Забирать для своих нужд немецкие гражданские постройки было небезопасно и негуманно, да, признаться, и затратно, это могло, с одной стороны, вызвать неудовольствие местного населения, с другой, − требовало бы дополнительных капиталовложений, а реквизировать фашистские, как говорится, − негласное право победителей.
  Дома офицеров за границей располагались, всегда за пределами военных частей, ведь двери в них были открыты, как и для простых немцев, которые жили в Бадике, так и для официальных немецких делегаций, которые приезжали со всей ГДР с дружественными визитами в гости к военнослужащим.
  Говоря современным языком, можно сказать, что Дом офицеров в Бад Фрайенвальде был центральным офисом мегаобразования под названием 16-й гвардейский Львовский ордена Ленина Краснознаменный орденов А. Суворова, М. Кутузова и Б. Хмельницкого мотострелковый полк (с 1984 г. − 6-й гвардейский Львовский ордена Ленина Краснознаменный орденов А. Суворова, М. Кутузова и Б. Хмельницкого танковый полк) 6-й гвардейской Львовской ордена Ленина Краснознаменная ордена А.Суворова мотострелковой дивизии (с 1984 г. − 90-й гвардейская Львовская ордена Ленина Краснознаменная ордена А. Суворова танковая дивизия) 20-й гвардейской общевойсковой Краснознамённой армии ГСВГ. Кстати, аббревиатура ГСВГ появилась в 1949 г., заменив ГСОВГ (Группа советских оккупационных войск в Германии), а с 1989 г. появилось новое название ЗГВ (Западная группа войск).
  Войсковые подразделения 6-й гвардейской дивизии располагались также в Бернау (68 гвардейский танковый Житомирско-Берлинский Краснознаменный орденов А. Суворова, М. Кутузова, Б. Хмельницкого и А. Невского полк; 215 гвардейский танковый Каменец-Подольский Краснознаменный орденов А. Суворова, М. Кутузова и Б. Хмельницкого полк; 400 самоходно-артиллерийский Трансильванский Краснознаменный ордена Б. Хмельницкого полк; 288 гвардейский зенитно-ракетный полк; 33 отдельный батальон связи; 1122 отдельный батальон материального обеспечения; 32 отдельный ремонтно-восстановительный батальон; 26 отдельный медицинский санитарный батальон),
  Эберсвальдэ-Финов (81 гвардейский мотострелковый Петроковский дважды Краснознаменный орденов А. Суворова, М. Кутузова и Б. Хмельницкого полк; 30 отдельный разведывательный батальон), Фогельзанге (803 гвардейский Вапнярско-Берлинский орденов А. Суворова и Богдана Хмельницкого мотострелковый полк), Олимпишес Дорфе (122 отдельный инженерно-саперный батальон), Бизентале (120 отдельный батальон химзащиты).
  Как видим, состав этого военного монстра включал артиллерийские и танковые полки, а также батальоны связи, разведывательный, автомобильный, инженерно-саперный, ремонтно-восстановительный, химзащиты, материального обеспечения, конечно же, медицинский и еще ряд больший и малых подразделений, которые обязаны были обеспечить и обеспечивали автономную боеспособность всех подразделений могучей и грозной Дивизии.
  Среди цифр, орденов, топонимов в названиях воинских частей с многотысячным боевым составом, бад-фрайенвальдский Дом офицеров выглядит достаточно скромно. В нем служили 2 офицера − начальник (майор − капитан) и заместитель или инструктор / старший инструктор (капитан − лейтенант) и отделение полной комплектации советских солдат штабного взвода обеспечения полка. Уточню, юридически ДО в Бад Фрайенвальде был структурным подразделением гарнизонного ДО в Бернау, в городе, где располагался штаб 20 ОА. Дома офицеров не имели идентификационных номеров, как самостоятельные воинские подразделения, соответственно не имели и адреса (номера) полевой почты. Немецкая почта приходила по немецкому юридическому адресу того населенного пункта, где он располагался, наша из Союза − по адресу полевой почты военной части к которой был приписан солдат или офицер.

32

Здание бывшего Дома офицеров стоит, как и стоял на Berliner Straße (В 158), если ехать из Берлина, с правой стороны на горке, заросшей густым многовековым лесом. Кстати, в те далекие социалистические времена улица носила название Германо-советской дружбы, но все, конечно, называли ее старым и логичным Берлинер штрассе.
В десяти метрах от центрального въезда на подъеме Вас встретят 2 каменных столба, которые тут стоят из далеких тридцатых. Сегодня их предназначение прочитывается достаточно условно. Понятно, что это были опоры (быки) ворот, но в конце 1950-х − начале 1960-х, когда тут жила наша семья, уже не сохранилось никакого намека на существование вокруг ДО какой-то и хоть когда-то находившейся ограды.
Транспортный подъезд к ДО офицеров был один, про который мы сейчас и говорим, а пешеходных подходов было 3. Один сквозной проход, шедший где-то со стороны Стадиона, который проходил с левого (если стоять лицом к фасаду) торца здания и уходил параллельно левому обрыву в сторону Heyde-Stein. Это я считаю за 2 тропинки. Третий был с трассы Berliner Straße, снизу вверх или, если хотите, сверху вниз по ступенькам крутой горки, и упирался в правый торец, с той стороны, где был военный буфет или, как любили говорить наши военнослужащие на немецкий манер, офицерское казино.
Центральный подъезд был аккуратно уложен четырехгранной брусчаткой и заканчивался кольцевым завершением дороги вокруг фонтана, на месте которого сейчас раскинулась клумба, что образует кольцеобразную площадь перед ДО.
  Сегодня на месте фонтана, который был украшением и архитектурно-пространственной изюминкой ДО, разлеглась большая неухоженная клумба с несколькими ничем не примечательными кустами, растущими с несвойственным для немецкого педантизма безалаберностью. Однако, вокруг, естественно, все чисто и аккуратно, так, как и было тогда в советские времена.
  В далеких 1960-х, думаю, что и в последующие «социалистические» годы, вокруг фонтана были лавочки, сейчас – места для парковки авто, где можно разместить аж 33 легковушки. Не видел, чтобы хоть один немец пришел пешком к Kinder Jugendzentrum, все молодые и «не очень» подъезжали на новых, но большей частью − старых подержанных авто. Правда, следует уточнить, что Дом офицеров, в котором после вывода Советских войск из Германии (1992) размещен немецкий Молодежный центр (Kinder Jugendzentrum) стоял и стоит не на магистральных путях сообщения, и прийти к нему «своим ходом» человеку среднего возраста, учитывая рельеф города, достаточно затруднительно.
  Фасад немецкого молодежного центра сегодня окрашен в желтоватые тона, фундамент в красноватые, что выглядит несколько пестро и, как говорят в таких случаях, в контраст с эпохой. Видимо, у хозяев тоже кризис, а детское образование, как и у нас, финансируется по остаточному принципу. Окна и двери – все из металопластика. Из-за этого старинный, антикварный дом смотрится как какой-то гибрид извращенного вкуса, а точнее безвкусицы.
  Прекрасно, неизменно и в первоначальном виде сохранилась только брусчатка перед домом. Та самая брусчатка, которая помнит шаги моих родителей, и Ваших, дорогой читатель.
  В конце 1950-х − начале 1960-х центральный вход «охраняли» два окрашенных в темно красный цвет льва. Правда, на советских фотографиях более позднего времени я видел их в белом цвете. Это было любимое место фотографироваться на память о Бадике. Сегодня львов, которые стояли тут первоначально, увы, уже нет. Их снесли, как я понял по нашим другим фотографиям, еще мы сами homosovietikus во времена ГДР и СССР, т.е. до вывода советских войск из Бадика (1992). Сейчас от них остались только два композиционно незадействованные пьедестала, которые иллюстрируют незавершенность первоначальной композиции, трансформировав «классический» вход вместе с металлопластиковыми дверями и обложенный кафельной плиткой портал в современный псевдомодерн.
  Между окнами первого этажа или над центральным входом обязательно размещались транспаранты с лозунгами. Вот что удалось разглядеть на пожелтевших фотографиях: «Дружба народов нашей страны − несокрушимый оплот мира, демократии и социализма», «Идеологический фронт – один из важнейших в борьбе за победу коммунизма» или «„Героический советский народ и народы социалистических стран могут спокойно и уверенно трудиться над осуществлением исторических планов коммунистического строительства, смело идти к счастливому и радостному будущему” из речи Р. Я. Малиновского на ХХІ съезде КПСС». Остается лишь напомнить молодому читателю, маршал Р. Я. Малиновский был Министром обороны СССР с 1957 по 1967 гг.
Через центральные стеклянные двери видна белая (цвета слоновой кости) мраморная лестница (справа) и доска с многочисленными объявлениями (по центру). Я был в ДО в воскресение, и зайти внутрь здания, где я прожил несколько лет, к сожалению, не удалось.
  Между пролетами лестницы в те далекие времена, в ту эпоху стоял большущий аквариум, а в нем плавали настоящие золотые рыбки. Летом их выпускали в фонтан, и они величественно поблескивали своими золотыми и красными спинкам под мерными струйками падающей воды. Представьте только на секундочку наших соотечественников, вспомните себя, живших в Германии, пусть даже социалистической в то время… Это была, действительно, настоящая заграница и «заграничней» для нас тогда не было!

33

В штате ДО, кроме начальника заместителя / старшего инструктора, служили также, как я уже писал, и солдаты СА срочной службы, которые дежурили, кочегарили, убирали, охраняли, фотографировали, рисовали афиши и стенды, печатали на машинке, ездили в Бернау или Берлин получать бобины нового кинофильма, демонстрировали кино и т.д. и т.п., короче, обслуживали здание, придавая ему кроме шика и блеска, еще и функциональности. Но среди работающих в ДО в начале 1960-х были также и немцы, среди которых припоминаю одну уборщицу-немку, немцем был также и парикмахер, старенький шляхетный старичок. Для поднятия престижа советского человека, нашим мамам сначала «не рекомендовалось» работать, да, признаться, работы-то на всех и не хватало, а собственно в немецких учреждениях работать просто запрещалось, это с одной стороны.
  С другой, − так пытались оградить контакты наших с немцами, чтобы избежать «тлетворного» западного влияния. Потому, наверное, дорогой читатель, мы и наши родители, живя в ГДР не один год, так и не обзавелись ни одним другом-немцем…
С левого торца ДО в небольшом как бы углублении между двумя горочками в 1960-х была кочегарка. Там всегда зимой работал дежурный солдат. Сейчас видно, что двери уже много лет не открывались, они «вросли» в землю и покрылись плотной паутиной. Над этим небольшим углублением сегодня перекинут удобный функциональный мостик. Вход в кочегарку оказался невостребованным и заброшенным.
  Солдаты располагались на третьем этаже справа. Справедливости ради, уточню, что их в ДО как бы было и не видно. Чем они там занимались, трудно сказать, потому что подниматься к ним посторонним запрещалось. По крайней мере, точно знаю, что кушать они ходили в столовую воинской части.
Кабинет начальника располагался на втором этаже первое окно справа от центральной «веранды». За ним была комната приемов, где стояли роскошные кресла и всяческие подарки гарнизону, среди них помню миниатюрный трактор из стали очень искусной работы, модель танка, предел мечтаний каждого ребенка, многочисленные грамоты, вымпелы, фотографии. На первом этаже слева работала парикмахерская.
  Дом офицеров в Бад Фрайенвальде был, наверное, единственным во всей ГСВГ, внутри которого были 2 служебные квартиры: начальника и его зама. В левом крыле здания (если стоять лицом к фасаду) на третьем (с обратной на втором) этаже над козырьком летней веранды размещались однокомнатная (угловая) и двухкомнатная с общими для обеих кухней и туалетом.
  В торце справа был буфет, офицерское казино или, как иногда щеголяли, гаштет. В него можно было входить либо через центральный вход ДО (тогда − направо), либо с торца (тогда при входе налево). Сейчас достаточно просторное помещение бывшего буфета пустует. На территории военного городка и воинских частей буфеты со спиртными напитками в те далекие 1950-е и начале 1960-х размещать не разрешалось. Думаю, что такое же положение было и до начала 1990-х. Борьба с пьянством всегда и везде велась очень своеобразно и упорно, тем более в ГСВГ.
  Буфет, конечно же, был магическим средоточием культурной жизни советского военнослужащего за рубежом. Но он имел и свои «особенности». Буфет входил в обязательную сетку маршрута для осмотра по несколько раз в день патрульными бад-фроенвальдского гарнизона. Прекрасное немецкое пиво и отвратительные немецкие сигареты, замечательная советская кухня на настоящем сливочном масле и с настоящим нашим подовым хлебом − все способствовало тому, чтобы этот уголок немецкой земли по праву считался советским раем.
  Изрядно выпивших, не говоря уже о пьяных, естественно, не было. Любой скандал грозил военнослужащему немедленным переводом в Союз и, причем, не в европейскую его часть, а куда-нибудь подальше за Уральские горы. Но, тем не менее, именно это местечко притягивало магнитом все советское бад-фрайенвальдовское братство! Именно здесь встречались земляки, тут завязывались знакомства, потому что гарнизон-то был большой и, естественно, все офицеры друг-друга знать не могли, именно тут велись душпастырские разговоры в задымленном до непрозрачности пространстве. Но, учитывая, что любое командование старалось выжать как можно больше «соков» из наших с Вами отцов на службе, посещения буфета были для них не такими уж и частыми.
  В те далекие времена ДО жил своей активной жизнью, представлявшую что-то среднее между цивильной и военной.
  Тут проводились регулярные политзанятия с офицерами, собирали для профилактики их жен и учили их жить по-немецки, однако, чтобы они ни на секунду не забывали, что они «советский человек».
  Вы, наверное, слышали анекдоты про то, как советские женщины выходили в комбинашках в город, а мужчины в пижамах? Не знаю, правда это или страшилка, но нашим родителям действительно педантично вдалбливали материалы очередного съезда коммунистической партии, с недомолвками рассказывали про сложность политической обстановки, постоянно зомбировали, что «враг не дремлет». Кроме этого их учили общению с немцами, поведению в общественных местах, но самое главное, как хранить военную тайну. Потом они приходили домой и адаптировали полученные «знания» нам детям, чтобы мы также высоко несли честь и достоинство советского гражданина в дружественной нам Германии, рядом с которой расположена недружественная нам Германия.

34

Советским военнослужащим и членам их семей, например, не рекомендовалось, читай, запрещалось, фотографироваться в городе, фотографироваться с немцами, не говоря уже о том, чтобы сфотографироваться в воинской части. Редкие фотографии делались либо возле ДО, либо возле ДОСов, либо возле школы или на природе. Но большей частью на своих родных кухнях, где душевно лились «Широка страна моя родная» или «Реве та стогне Дніпр широкий, Сердитий вітер завива»…
  Кроме этого, собственно сходить в город одному или одной тоже не приветствовалось, читай, − запрещалось. На КПП военного городка дежурный солдат обязан был записать фамилию покинувшего воинский городок, а список выходивших передать в особый отдел части. Потому наши мамы, как правило, старались ходить в город группками, преследуя две цели, застраховать и обезопасить себя перед особистом, с одной стороны, с другой, − иметь помощника-переводчика, ведь двое суммарно знают немецкий язык лучше, чем один из них. По рассказам знаю, что в горбачевские времена семья военнослужащего СА могла уже самостоятельно поехать, например, на экскурсию в Берлин, но в те горячие хрущевские времена пика холодной войны было примерно так, как я тут рассказываю.
  Под особым контролем воспитания членов семей военнослужащих был моральный облик каждого из них. Написал, и аж сам ужаснулся канцелярщине, которая полилась из под моей клавы. Во время службы в ГСВГ воинские семьи были самыми дружными, самыми счастливыми и просто самыми, самыми лучшими ячейками социалистического общества. Домашняя ссора, фривольное поведение одного из супругов, неудачная выпивка − прямая дорога к кассе за билетом на большую землю. Так что «облик аморале» советского человека за бугром, действительно, был безукоризненным.
  Среди мелочей, которыми пичкали наших родителей, по рассказам знаю, что, например, рекомендовалось не хранить, а значить уничтожать письма от родных из СССР. Опять-таки рекомендовалось гэдээровские марки и пфенниги не тратить в немецких магазинах, а только в советском военторге, чем обеспечивался круговорот «советских» марок и пфеннигов в советском анклаве. Учили умению отказываться, если вас захочет сфотографировать немка или угостить филижаночкой кофе немец. Сколько таких подробностей потом мне рассказывала мама, а сколько среди было «страшных историй» и оккультных угроз, просто не передать.
  Учитывая все ограничения и страхи, которыми стращали наших за границей, социальное пространство военнослужащего, его жены и детей ограничивалось, как правило, квартирой, лавочкой перед домом и походом в военторг. Потому-то ДО и был тем сакральным местом, где можно было вести более-менее светскую жизнь. Женщины приходили с фешенебельными прическами, в лучших нарядах и скромно накрашенные. Наши отцы в отглаженной парадной форме, дети отутюженные и наодеколоненные. Начинается светский раут. В те горячие 1960-е под военный оркестр духовых инструментов устраивались танцы, накрывались вскладчину пышные столы.
  На втором этаже слева был большой застекленный зал, из которого открывалась прекрасная панорама на долину, раскинувшуюся под Домом офицеров. Под низом – необыкновенной красоты ели, древние, как сам дом. Тут летом, потому что зимой было достаточно прохладно, иногда устраивались банкеты с танцами. Наши родители были молодыми и нормальными людьми, и тоже любили повеселиться и, естественно, потанцевать под К. Шульженко, М. Кристалинскую, Л. Утесова, Л. Русланову или М.Бернеса. Из этой веранды с другой стороны был выход на улицу – внутренний дворик ДО. Забыл уточнить: ДО с фасадной стороны имеет 3 этажа, с обратной – 2.
  Припоминаю также вечера советско-немецкой дружбы и советско- + какой-то еще иностранной дружбы. Вспоминаю то искреннее чувство радости, которое царило тогда на всех этажах Дома офицеров. Находясь в дали от родины, пусть даже в таком раю, каким тогда считалась Германия, советским семьям было хорошо знакомо чувство ностальгии, и каждый приехавший из отпуска по несколько раз в разных компаниях должен был рассказывать, что там и как у нас на Батькивщине. Потому-то все концерты, вечера и утренники были массовыми, не смотря на кажущийся большой размер здания, было тесновато, казалось, что были все-все русскоязычные бад-фрайенвальдцы, кроме тех, естественно, кто находился на боевом дежурстве. А где же еще можно было непринужденно пообщаться нашим молодым родителям, кроме как не на коммунальной кухне?!!

35

Для детей регулярно организовывались утренники, на которые приходили семьями. На Новый год в ДО ставили большущую елку, на которой висели удивительной красоты немецкие игрушки. Дети, кстати, имели и пользовались большей свободой, чем их родители. Пацаны, как правило, облазили все окрестности, знали все лесные тропинки и «горячие» точки, среди которых трамплин, башни, магазины с переводными картинками и почтовыми марками. Девчонки вспоминают бад-фрайенвальдское мороженное, пирожное, магазинчики с милыми сердцу безделушками.
Справедливости ради, уточню, что отдельные мероприятия в Доме офицеров проводились и для солдат бад-фрайенвальдского гарнизона, правда, их содержания я не знаю.
  Одним из самых почитаемых занятий наших родителей было участие в художественной самодеятельности. Да, да, в художественной самодеятельности! Пение в женском ансамбле или смешанном хоре, занятия в танцевальном ансамбле − было принудительно-добровольным, в те времена, естественно, больше добровольным. Будем помнить, что телевизоров, не говоря о компьютерах, тогда еще не было, а вся информация поступала либо из уст политработника или особиста, либо из главной газеты ГСВГ «Красная Армия», переименованную позднее в «Советская Армия» и, наконец, в «Наследника Победы». Участие в самодеятельности позволяло выехать в соседний гарнизон, Бернау, Эберсвальде и др. А это было, прежде всего, хоть какое-то общение и разнообразие в довольно-таки однообразном времяпрепровождении.
  Особую роль в гарнизоне играли женсоветы. Молодым читателям уже надо заглянуть в «Википедию», чтобы узнать, что это была за общественная организация. Так в СССР реализовывалась «гендерная политика». В поле зрения женсоветов находилась учеба детей в школе, разборка «кухонных» соседских скандалов, на первом этапе − профилактика семейной жизни некоторых ячеек общества, пока до них еще не добрался особый отдел, а также воспитательные беседы с солдатами срочной службы, у которых где-то далеко на родине возникли семейные проблемы, и многое другое.
  Среди приятных забот были подготовка праздников, утренников, чествование юбиляров. Командование рекомендовало женсовету, а женсовет боевым подругам торжественно встречать мужей, которые возвращались с боевых учений, забрасывая их цветами. Организовано встречать не только возле проходной КПП военного городка, но одна воспитывала другую, как организовать дома настоящий праздник. Весь милый сердцу немецкий эксклюзив типа сервизы «Мадонна» и «Роза», статуэточки балерин, собачек, оленей и коней, хрустальные вазочки и бокальчики, покупались, как правило, не в немецких магазинах, а в наших военторгах (вспомните про «круговорот» советских марок и пфеннигов). Это касалось также и мебели, техники, ковров и прочей немецкой экзотики. Их туда завозили, естественно, в ограниченных количествах, потому женсовет, например, мог заниматься организациею и контролем очереди.
  Кино, танцы, концерты, показы мод, встречи с советскими артистами, праздники, утренники, торжественные собрания, библиотека, бильярд, офицерский буфет, курсы кройки и шитья, игры на фортепиано, рукоделия для жен и детей, экскурсии в Бухенвальд и Заксенхаус, Дрезден или Берлин – все это самые счастливые воспоминания для многих соотечественников тех горячих шестидесятых.
  Сегодня советский Дом офицеров в Бад Фрайенвальде отдан немецким детям, там сейчас находится Kinder Jugendzentrum, который живет своей размеренной, и также достаточно бурной жизнью. На окнах шторы, на подоконниках цветы, кое-где лежат папки и бумаги. Видно, что в нем проходит активное молодежное житие-бытие.
За домом – детская огороженная детская площадка, при нас ее не было.
  С обратной стороны Г-образного здания ДО вверху на фронтоне надпись масляной краской по-русски «Слава, Гера 1985». В другом бы случае это вызвало бы однозначное неприятие, сейчас – ностальгию.
  Сел на место, где когда-то стояли львы, закурил. У меня, как и у Вас, есть детские фотографии, сделанные на этом самом пятачке. Время проходит, все меняется, исчезли львы, появились автостоянки между деревьями, одни люди отсюда навсегда уехали, сюда приходят другие люди, остаются только воспоминания и тех и других людей.
  Задумчиво смотрю на красно кирпичное здание железнодорожного вокзала. В голове, переполненной нахлынувшими воспоминаниями, звучит грустный мотив «Прощания славянки», а вдалеке, кажется, слышатся трубные звуки «Hohenfriedberger Marsch». Вокруг тихо переговариваются немцы-туристы. …И, аж жуть, некому присягнуть в вечной дружбе, памяти и уважении или сказать: «До свидание, брат!». Вокзал – это место, где тебя обязательно кто-то провожает или встречает! А тут, в твоем родном Бад Фрайенвальде, − никого. Не с кем удариться грудь в грудь в тесном объятии, некому выкрикнуть ни здравствуй, ни прощай. В 1992 году наш Бадик для всех нас закончился и, дай Бог, уже навсегда. У него уже никогда не будет продолжения советской истории и, думаю, что это нормально. А мы останемся со своими воспоминаниями о молодых родителях и действительно счастливом детстве.
  Смотрю под ноги на поновленный асфальт перрона. Тут сорок пять лет тому назад ходил, прихрамывая, мой отец, тогда молодой фронтовик-орденоносец, майор Олег Иванович Ершов, на плечах которого сияли матовым блеском черные погоны и петлицы с перекрещенными пушками. Благодаря ему, мы влюбились в Курортный Вольный лес и оставили тут кусочек своего сердца и души…

36

Я благодарен Владимиру за его прекрасный труд, за его разрешение разместить здесь такой прекрасный рассказ. Спасибо ему, огромное и фото Дома офицеров тогда в 60-ые и сейчас:
http://i069.radikal.ru/1012/12/101c6b453193.jpg
http://s54.radikal.ru/i143/1012/a9/79a2a9eec507.jpg

37

Мы на сборах, на переднем плане я, далее Тронин Владимир(Пермская обл.) Юхимец Сергей (Киевская обл.) Крутиков Виктор (Адлер)http://s08.radikal.ru/i181/1012/e5/bc4e72664b0f.jpg

38

Фото территории части с высоты птичьего полёта
http://i068.radikal.ru/1012/4e/d960b916b40e.jpg

39

Чуть ранее фото, здание бывшей офицерской столовой ещё на реставрации
http://s014.radikal.ru/i329/1012/37/e856feae34b7.jpg

http://s41.radikal.ru/i092/1012/4e/fa3599fb2271.jpg

40

Здание штаба тоже пока ещё на реставрации
http://s39.radikal.ru/i084/1012/be/cfbafe10a1e7.jpg

КПП нашей части
http://s010.radikal.ru/i313/1012/dd/50468a430469.jpg


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Bad Freienwalde. Бад Фрайенвальде. » 16 гвардейский мотострелковый полк, в/ч пп 60524