"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Книга памяти » Долгая дорога домой - Обрезковы Мария Ивановна и Иван Андреевич


Долгая дорога домой - Обрезковы Мария Ивановна и Иван Андреевич

Сообщений 41 страница 50 из 124

41

Снимки военного времени
Отец 
Мама в лазарете.

увеличить

увеличить

Отредактировано Svetlana (2010-12-01 16:31:40)

42

Долгая дорога домой
Часть шестая

А вот что пишет об отце мой брат:
     с 1942 года  пролетал  штурманом  на «кукурузнике»  ПО-2, бомбил «логово», закончил войну в Германии. Рассказывал:  « В конце войны было положение о наградах, где сказано, если летчики и штурмана не совершили явных геройских подвигов, но выполнили 400 и более  боевых вылетов  и остались,  при этом живы, то их можно представлять к высшей награде – званию  Героя Советского Союза. У отца было более 500 боевых вылетов и поэтому в конце войны   его включили в список, представленных к соответствующим наградам. Список ушел в Москву, а тут и война закончилась.   И вот кто-то из «верхних» людей решил летчикам  Героев  дать,  а  штурманам  дать  награду поменьше,  но  чтобы не обидеть -- престижную. И вот, неожиданно,  в 24  или в 25 лет, даже менее, молоденький штурман, лейтенант получил полководческую награду – орден Суворова III степени.  И  всю жизнь отец им гордился больше,  чем, если бы получил «обыкновенного»  Героя. Особенно после одного случая. Дали отцу отпуск, кажется, в 46-ом. Тогда все поезда из Германии и Польши шли сначала в Москву, а затем все разъезжались кто куда. И вот отец рассказывает: идет он по Москве в парадной форме, юный, красивый, живой и здоровый и все девчата заглядываются, а навстречу патруль. Отец, как положено, напрягся  и четко отдал честь. Патруль ответно козыряет с равнодушным усталым видом, и, когда уже разминулись, отец   вдруг слышит требовательное:   «Товарищ лейтенант!». Отец оглянулся. К нему, хищно приглядываясь, направлялся старший патруля, майор.   «Вашу орденскую книжку…». Отец достал книжку и дал начальнику патруля. Тот долго с изумлением рассматривал книжку, подпись Калинина, многочисленные награды, юное лицо лейтенанта  и опять главное украшение на груди - орден Суворова, который по статусу вручался только тем, старшим офицерам - командирам, которые проявили полководческий талант в руководстве войсками, но ни как не таким, молодым и «зеленым»… Майор вернул книжку и уважительно козырнул. Ликованию отца не было предела. Действительно, кадровики - штабники утешили…

Отредактировано Svetlana (2010-12-09 11:12:02)

43

Долгая дорога домой
Часть седьмая

    Мои родители   получили много наград. И этим я тоже очень гордилась, как и тем, что я жила  в такой стране как Советский союз.  Стране – победителе. Для меня тогда, в детстве, это было очень важно. Да и сейчас тоже.
    Награда, которой была для отца самой важной - это Орден Суворова 3 степени. Он для него был дороже всего. Отец получил этот орден, будучи лейтенантом, хотя им награждались  только великие полководцы и руководящий состав армии, которые в ходе крупномассшатбных боевых действий проявляли себя, как истинные полководцы, умело  действуя и руководя огромной армией, дивизией, полком… и одерживая при этом победы…. 

Мама

     Моя Мама, Обрезкова Мария Ивановна, в девичестве Проскурякова, родилась в Калининской области (сейчас это Тверская область), Вышневолоцкого района, в селе Бахмара 23 января 1923 года.
     Ее мама, Татьяна Ивановна, моя бабушка,  была домохозяйкой, но в трудные времена работала в поле….. А отец,  Иван Васильевич был управляющим на торфяных разработках.   
    В семье было четверо детей. Мама была самой младшей, потому что братик, родившейся после нее, умер еще в младенчестве. У мамы было еще два старших брата Федор,  Алеша, и сестра Вера.
    В детстве Алеша был для нее всем. Родители работали, а Алеша все время проводил время со своей сестричкой, оберегал ее, ухаживал за ней и очень ее любил.  Она отвечала ему тем же, и  просто обожала его. Бабушка хлопотала по хозяйству, думала, чем накормить детей...  А дедушка был очень строг! Поэтому мама и прикипела к Алеше.

Вспоминая детство…

       По истечении большого времени, слушая небольшие воспоминания мамы о детстве, я понимала, что где-то в глубине души осталась боль, боль  которую она пронесла через всю свою жизнь.. Но времена были очень тяжелые, голодные. 20-е годы прошлого столетия…
       Моя мама  всем сердцем тянулась к  своему любимцу Алеше, который всегда ее пожалеет и  приласкает. А  у Федора, наверно, были свои заботы и обязанности по дому. Он был главным помощником по дому, и сестренка почти его и не видела. А любовь к Алеше была спасением для нее, я это уже поняла, когда мама сильно болела и перед смертью очень часто вспоминала именно Алешу и очень много плакала. Алеша так и остался для нее пропавшим без вести. И только сейчас я узнала, что он погиб под Киевом в далеком 1943году... Алексей Иванович Проскуряков...
       Сестричка Вера, старше ее на два года, они вместе росли и были закадычными подружками. Они вместе спали, делились своими секретами и тоже очень любили друг друга.  Это я знаю уже по тому, что они переписывались до самой смерти. 
       Мама часто рассказывала, как они бегали в школу, которая находилась довольно далеко. Особенно трудны были походы зимой. Было очень холодно и голодно. И мама все время мерзла. Во время войны ее тоже все время преследовал этот страшный холод, который проникал повсюду, не давая думать ни о чем другом, даже голод не доставлял столько хлопот и неприятностей.  Его еще можно было, как - то пережить. Но вот холод…. Война давно закончилась, но она постоянно с тех пор мерзла…
    А летом они с подружками и с Верой ходили в лес, собирали цветы и грибы. В тех местах  было очень много грибов, это была самая главная пища, а мама, просто обожала грибы, и пронесла это обожание  через всю жизнь. Я, будучи взрослой, часто слышала от мамы рассказы  о   замечательных  ее родных  местах, где грибов видимо невидимо.

О школе и не только

   Мама рассказывала, что сначала они жили неплохо, семья была большая, дом тоже был большой. Отец работал на торфяных разработках, был  управляющим. Но потом…  дом сгорел. Как это случилось, она не знает. Возможно  кто-то поджог, а может, другое  что-то случилось. Времена были тяжелые. Кто знает, как это было. Очень долго у них не было дома, а потом появился уже небольшой домик с небольшим участком.
    Потом мама поступила в 3-х годичную фельдшерско-акушерскую школу в Вышнем Волочке, которую перед самой войной в 1940 окончила, отделение медсестер. После медицинского  училища ее направили работать медсестрой на детский комбинат. Там она проработала не более одного года, просто не успела больше - началась ВОЙНА.

Березка( это мамино стихотворение)

В лесу подмосковном у самой дороги
Родилась березка, не зная тревоги.
Росла, наполняясь целительным соком,
Мечтая о счастье, о друге далеком.

Красавицей русской ее величали,
И кроны густые не знали печали.
Беда не подкралась той ночью глубокой,
Ворвалась лавиной, расправой жестокой.

Явились убийцы, чтоб жечь и пытать
И в дьявольской пляске со смертью играть.
Полыхала война, грохотало кругом,
Все слилось воедино в страшном ритме одном.

В это время лихое, в часы испытаний,
Узнала березка всю тяжесть страданий.
Не дрогнуло сердце от бури жестокой,
Когда проходили враги той дорогой.

И бомбы взрывались и пули свистели,
Стояла березка в свинцовой метели.
За правое дело, за правду святую,
Стояла насмерть за отчизну родную.

Стояла, чтоб жизнь на земле продолжалась,
Чтоб Родине нашей свободно дышалось.
И радость пришла ясным солнечным днем,
Враги захлебнулись кровавым огнем.

Мама написала стихотворение  12.11.1979г

     Однажды, когда я прочитала мамины воспоминания о войне,  я попросила ее рассказать более подробно о своей тяжелой «работе». Рассказать о том, за что она получила свои ордена,  как проходила ее служба  в 130 батальоне аэродромного обслуживания. Ведь с ним она прошла фронтовыми дорогами до самого Берлина в составе сначала 6-й воздушной армии Северо-западного фронта, потом  16 воздушной армии,…1-ый Белорусский фронт… , 242 ночная бомбардировочная авиационная дивизия. Далее было Войско Польское сформированное из польских патриотов при помощи Советского Союза, и которое входило в состав 16 Воздушной армии. А мама была все в том же 130 батальоне аэродромного обслуживания….  А потом, после войны, с декабря 1946года по март 1947года была служба в 5-ом штурмовом авиаполку …

   Так случилось, что  ничего более я не знаю. Слишком мало рассказывала мама о себе. По мере написания всплывают в памяти отдельные эпизоды, которые я стараюсь отразить в своих воспоминаниях, а так же,  используя документальные источники.  Она  была очень скромным человеком, даже ордена  не носила в  День победы. Когда  я  просила ее  об этом, она даже сильно возмущалась. На ее синем платье с белым воротничком были только орденские планки, с ними она чувствовала себя увереннее. Часто видела, как она смотрит свои фотографии военных лет, на эти уникальные фотографии ее военной биографии. Как пишет стихи…. Как иногда плачет…  Я  подходила,… что-то она мне отвечала…. Стихи-воспоминания.  Мама тоже часто их перечитывала….  Но и их не очень много…
      …И я все-таки попробую немного рассказать о мамином пути, чтобы дать представление о том страшном времени  и рассказать, что пережила моя мама в свои 17-20лет… и самой прочувствовать этот ее военный период жизни…

   Подав заявление, мама в 17 лет  добровольцем ушла на фронт. С первых дней войны помогала раненым и участвовала в обороне  поселка, (она, как и многие в то время, рыла окопы.) Самые первые раненые появились уже 22 июня 1941 года, когда  ровно в 13 00 их начали бомбить. Согласно заявлению,  мама призвана  на  военную  службу, и 22 октября 1941 года направлена в  воинскую часть. С октября 1941года и по декабрь 1946года проходила службу в 130 батальоне аэродромного обслуживаниям, медицинская сестра. Уволена в запас  20марта 1947года. С декабря 1946 года и по март 1947года -  5штурмовой  авиаполк,  работает  медицинской сестрой. В 1942 году  присвоено звание старшая сестра, старший сержант. За всю войну не было ни одного ранения.  С этим  батальоном мама прошла фронтовыми дорогами до самого Берлина. В составе сначала 6-й воздушной армии Северо-западного фронта, потом  16 воздушной армии,  1-ый Белорусский фронт,  242 ночная бомбардировочная авиационная дивизия им Суворова, и Войско Польское, сформированное из польских патриотов при помощи Советского Союза,  которое входило в состав 16 Воздушной армии.

Отредактировано Svetlana (2015-04-27 20:01:03)

44

Долгая дорога домой
Часть восьмая.
Почему я опять остановилась?. Мне захотелось немного рассказать о 16 армии. в которой служила моя мама и отец.

16 воздушная

    Спустя много лет в нашем доме появилась одна книга. Называлась она «16 воздушная…» Воениздат 1973. В молодости я очень интересовалась литературой, естественно, и покупала много книг различного жанра, и много читала. Когда в руки попадала интересная книга - это был праздник. Праздник души. Дома всегда была литература про войну, про летчиков. В юности и детстве я перечитывала их и перечитывала, представляя себя на месте этих отважных героев, совершая вместе с ними подвиги. Сражаясь с врагами, я всегда выходила победителем.  Эти книги тогда не были классикой, но как они меня к себе притягивали. Особенно, когда наступали летние каникулы, я  просто зачитывалась ими.  Наступала пора  бесконечного чтения …. Да,  вот таким было наше детство…
    И теперь эта книга лежит передо мной… «16 воздушная». Военно-исторический очерк. Эта книга стала настольной книгой моей мамы и отца.  Боевой путь моих родителей прошел в 16 воздушной армии. Правда, не со дня ее формирования, а немного позже. Тогда, в годы войны, по стратегическим  соображениям, очень часто были формирования и расформирования армий, дивизий, полков. Даже шла передислокация фронтов (если я что-то в этом понимаю)… И все это происходило в суровой обстановке продолжавшихся военных действий. 
     В этой книге рассказывается о славном боевом пути 16-й Воздушной армии в годы войны. Летчики 16-й воздушной армии громили гитлеровских захватчиков под Сталинградом и Курском, на Украине и в Белоруссии, в небе братской Польши, принимали участие в Берлинской операции. Авиаторы армии совершили около 290 тысяч боевых вылетов. Свыше 200 летчиков и штурманов удостоены звания Героя Советского Союза, более 27 тысяч авиаторов отмечены правительственными наградами. И вот среди награжденных мои родители …
     Когда я стала перелистывать книгу, то увидела бесконечное множество карандашных пометок, в том числе выполненных и красным карандашом. Это даты…  мелкие населенные пункты… города …. военные действия… и  фамилии… Фамилии, которые знакомы даже мне, потому что родители рассказывали нам о своих однополчанах. Слезы мешали мне просматривать и читать, но я продолжала  и продолжала. И как же мало мы знаем о наших дорогих близких нам людях,  об их судьбе, о боевой юности каждого из них,  о первой любви, о их первой  встрече, потом разлуки, переписки, которая продолжалась всю войну. Потом опять встречи, опять разлуки…
    Начиная писать, и все дальше уходя в глубину событий, мне вдруг захотелось и самой  больше узнать  о 16 воздушной армии, о Северо-западном фронте, куда мама попала в первые дни войны. Северо-западный фронт был сформирован  22июня 1941 года. В состав этого фронта входила 6-я воздушная армия. Часто слышала от нее такие названия как Бологое, Выползово, где находился в годы войны аэродром,… Волоколамское шоссе….  Из воспоминаний мамы, именно с этой армией мама и продолжила свой военный путь в 130 батальоне аэродромного обслуживания, с которым дошла до самого Берлина.

     В конце войны, значительный  промежуток времени мама прослужила в Войске Польском.  Потом служба продолжилась  и после войны, у нее появилось очень много  польских друзей.  Все к ней  относились с большой симпатией и уважением. Еще она была очень красивой,  веселой. Это я увидела и на фотоснимках тех лет, где она находится в окружении своих  боевых друзей.

     Часто мне мама  рассказывала, как однажды уже  после войны, она шила платье на заказ в одном из польских ателье и закройщица сказала, что  у «паненки», очень хорошая фигура,  поэтому платья на нее легко шить. А платья она носила действительно уникальные, сшитые на заказ. Еще у мамы был замечательный вкус, который с детства она старалась привить мне, думаю, у нее получилось, во всяком случае, я очень старалась.

     Помню, в детстве и уже в юности мама рассказывала, как она познакомилась с отцом. Это была романтическая встреча, опаленная войной.
     Мама тогда уже проходила службу в 130 батальон аэродромного обслуживания Северо-западного  фронта. Познакомились они, когда в полк прибыло новое пополнение. Это были красивые и молодые летчики и штурмана, которые только окончили училище, и их сразу направили на фронт. Это случилось на  одной из станций  в землянке. Возможно, это было под Старой Руссой. Мама часто  упоминала это название городка. Бои там шли тяжелые и жестокие. Кругом все полыхало…
А мама, будучи тогда 18-19-ей девчонкой, служила в медсанбате, который  располагался вот в таких землянках, который  в спешном порядке разворачивали тут же при очередных  отступлениях наших войск, а потом и наступлений, с каждым днем продвигаясь, все дальше и дальше на запад. И при каждой новой дислокации, при  очередном продвижении вперед, приходилось заново рыть  эти землянки и обустраивать их под медсанбаты.
И вот в один из таких дней, она познакомилась с вновь прибывшим молодым офицером, очень статным и очень красивым,  и мамино сердечко забилось…
Потом она рассказывала, что  отец при любом удобном случае всегда забегал к ней, а она с тревогой ждала его возвращений из полета. Отец тогда летал на ночных бомбардировщиках У-2. Поэтому его полеты всегда были ночными.  Это были боевые вылеты, вылеты на разведку и по спец. заданиям, но в любом случае он всегда возвращался, зная, что на земле его ждет необыкновенная и самая лучшая девушка на свете.

     Помню знаменитое мамино  «Ни пуха ни пера», которым она всегда провожала в полет своего Ваню, на протяжении всей их службы в рядах Советской армии. И ждала, стоя у окна, вглядываясь в ночное черное небо, прислушиваясь к тревожному  тяжелому гулу   летящих самолетов.  И сердце ее учащенно билось до тех пор,  пока эти гулы  не стихали, и наступала необыкновенная тишина, которая сладко разливалась по всему телу и как бы говорила: «Ну, все, все хорошо, все вернулись домой…,  сейчас откроется дверь и…»
Даже в гражданской жизни она всегда говорила на дорожку  свое  любимое «Ни пуха, ни пера»…

      В  их сердцах родилась любовь, которую они пронесли через всю войну. Прошло время…, и отца направили на усовершенствование в Высшую военную  школу штурманов в Краснодар и их дороги разошлись очень надолго. Они переписывались, а потом совсем потеряли друг друга.  После окончания Высшей школы отец опять ушел на фронт. Мама написала письмо родителям отца. И только благодаря этому, их переписка возобновилась, ну а потом произошла и сама встреча в конце войны, но уже в далекой и чужой Германии, а возможно в Польше, мама служила тогда в Войске Польском. Отец рассказывал как его друзья брали его с собой в полет, когда надо было лететь в Польшу и там он встречался с мамой. Был и такой момент в жизни. Об этом , кажется говорил и писал однополчанин отца Шоломон. И  это было ! Еще в юности я слышала этот рассказ и он привел меня тогда в восторг. Надо же? Как бывает оказывается! На свидание на самолете!

     Уже после войны, когда отец проходил службу в Ораниенбурге, (местечко северо-западнее Берлина), они поженились. Свадьбы, как таковой не было. Они пошли в кафе и долго сидели за круглым столиком, вдвоем, счастливо улыбаясь, и веря в то, что их ждет впереди счастливая, достойная и долгая  жизнь. Рядом с ними были их друзьяГалина Федоровна Гнетова и Александр Федорович Гнетов. Они вместе  служили потом в Вернойхене.  Поженились мои родители  в июне 1947года, в Ораниенбурге. У меня сохранилось  свидетельство о браке...

Мои родители зарегестрированы 18 июня 1947года.
Место регистрации: Консульский отдел СВАГ( Консульское Бюро Политического Советника Советской Военной Администрации в Германии.

    Потом сфотографировались на память в фотоателье. Оба… такие молодые… такие красивые и жизнь у них должна быть такой же красивой,  как они сами. Мне часто говорят, что родители мои очень похожи друг на друга. Да, действительно, это так. Еще говорят, что такие пары очень счастливые.
   Помню, отец, рассказывая мне о маме, всегда гордился ее наградами, да и самой мамой тоже. Он очень любил ее. 
  А  мама оставалась всегда как бы  в тени отца,  с ее работой с ее наградами, с ее военными дорогами по всей Европе.
   А она,  непосредственная участница  и свидетель всех этих  исторических событий.   
Добросовестная, честная и очень ответственная.

     Однажды я спросила маму. Почему «Работу». Почему работу во время войны называли работой. Когда я была маленькой, я никогда не могла понять почему. Ведь мама воевала. Служила в армии. Для меня это ассоциировалось с борьбой, с войной, но никак не с работой. Вот так я тогда это понимала.
     Спустя много лет я, конечно,  поняла, что  мамина работа   в 1283 дня  и ночи - это и есть ее военный подвиг, ее  и многих  других таких же девчонок ушедших на фронт добровольцами.  Девчонки, которые прошагали пешком пол Европы, жили в холодных сырых землянках, голодали, мерзли в своих тоненьких чулочках и узеньких фронтовых юбчонках, когда морозы доходили до 20 градусов. Если приходилось, то и рыли окопы, обустраивали передвижные лазареты, а одновременно лечили, вытаскивали раненых с поля боя и при этом оставались молоденькими девчушками, на долю которых выпало защищать нашу  Великую Родину.

     Мама замечательно трудилась и в мирной жизни, добросовестно выполняя свою работу.  Работала она в детской поликлинике в хирургическом отделении медицинской сестрой. Она всегда с большой ответственностью подходила к своей работе и шла на нее, исполняя, скорее воинский долг, чем гражданский.

Отредактировано Svetlana (2010-12-13 10:11:19)

45

Долгая дорога домой
Часть девятая

      Вот что вспоминала мама о войне. Это самое короткое воспоминание о войне, которое я могла себе представить:

    « …Наступило солнечное утро 22 июня 1941года, и ровно в 13.00 над нами прошли фашистские самолеты. Началась бомбежка, появились первые убитые и раненые. Недалеко от нас  в Выползово находилась одна из военных частей. Я подала заявление о принятии меня добровольцем на фронт. Меня приняли. И начались военные будни. Так я попала на Северо-западный фронт в 130 батальон аэродромного обслуживания, где и прошла с ним до самого Берлина. Во время работы были раненые, больные, всем  приходилось оказывать помощь, делать перевязки…  И  так в течении четырех лет…. Наконец пришла победа…. Это был незабываемый солнечный день, цвела сирень. Оставшиеся в живых радовались жизни….
      …Когда я дошла до Берлина, желающих собрали и повезли смотреть  Рейхстаг. Когда я вошла внутрь, там лестница на второй этаж еще дымилась. На первом этаже в нише лежал солдат, он был мертвый,  и совсем молодой.  Очень было жаль, что не дожил он до этого светлого майского дня. С друзьями зашли в кабинет, где заседал Гитлер. Жутко было. Кабинет был мрачный, средних размеров. Около окна стоял стол. На столе стоял глобус. Я его крутнула один раз. У противоположной стены стояло зеркало больших размеров. В кабинете больше ничего не было. Вещи были целые, неразбитые, что было нам удивительно, кругом такой разгром, а эти предметы стояли невредимые. Затем мы сели в машину и уехали в свою часть.
Когда мы стояли уже под Берлином, вдруг начался такой обстрел. Мы думали, что немцы опомнились, прорвали нашу линию обороны и ринулись в атаку. Но это обернулось радостью! Стреляли наши в честь победы из оружия, у кого какое было. Это был день незабываемый.
За ратный труд во время войны, Родина высоко оценила мою работу"

Еще хочу отметить , что это воспоминание было написано мамой  для внука Дмитрия, когда он учился в школе.  Еще в младших классах. В школе попросили ребят рассказать,  о своих бабушках и дедушках, которые воевали. К сожалению своего дедушку Дмитрий никогда не видел, он родился после смерти отца.   

Участница войны с октября 1941года по  май 1945года.

Военный билет.

Призвана комиссией при Бологовском районном военном комиссариате Ленинградской области
Призвана на действительную службу и направлена в часть 22октября 1941года.
130 бао, медицинская сестра с октября 1941года по декабрь 1946года.
5штурмовой авиаполк, медицинская сестра сдекабря 1946года по март 1947года.
15 августа1942года присвоено звание старшая медицинская сестра, старший сержант.

Награждена:

1.Орден Отечественной войны.
2.Медаль за боевые заслуги.
3.Медаль Победы и Свободы 1939-1945(Польша)
4.Медаль за Одру, Ниссу, Балтик(Польша)
5.Медаль за Варшаву 1939-1945(Польша)
6.Медаль за освобождение Варшавы
7.Медаль за Победу над Германией
8.Медаль 30 лет победы в Великой отечественной войне
9.Медаль 60 лет вооруженным силам СССР
10.Медаль50 лет победы в Великой отечественной войне

Отредактировано Svetlana (2010-12-09 11:59:02)

46

После войны

    О самом раннем послевоенном периоде отца и мамы  я знаю очень мало. По рассказам нашего однополчанина Гнетова Александра Федоровича в 1946 году  в интересах службы, отца переводят в 96 бомбардировочный авиационный Сталинградский Краснознаменный ордена Кутузова  полк, прошедший славный  боевой путь от Сталинграда до  Берлина в составе 16 воздушной армии, в немецкий городок Ораниенбург, северо-западней  Берлина.  Командир полка гвардии полковник Якобсон А. Ю. 

   Отец был назначен в состав экипажа Зам командира 2АЭ гвардии капитана Гнетова, А.Ф.- штурманом. Отцу довольно быстро удалось войти в строй. А при полетах на бомбометание  показать хорошие результаты. Особенно экипажу удавалось бомбометание на  полигоне с пикирования. Поэтому, когда командующий 16 ВА поставил задачи перед командиром полка о выделении лучшего экипажа «пикировщика» - для освоения нового немецкого прицела для бомбометания с пикирования на самолете ПЕ-2 выбор пал на  экипаж Гнетова ( командир Гнетов А. Ф., шт. Обрезков И. А.  и стрелок радист Игнатенко Н.П.)
   Итак, в начале 1951 года  руководящий состав дивизии, в которой служил отец и дивизии с аэродрома  Вернойхена – экипажи, зам командиров полков, командиров   полков и дивизий -  направлен  в Воронеж.  В Воронеже  они   переучились на новые  реактивные самолеты Ил-28. Закончив учебу и  получив новые самолеты Ил-28,  они стали перегонять их в Германию.

«Взяв курс на запад, и  подлетая  уже к границе ГДР,  вдруг  была получена новая команда.   И все экипажи приземлились  на аэродром Ораниенбурга,  где нам объявили, что в первую очередь будет  укомплектовываться и переучиваться на самолетах  Ил-28 Вернойхенская дивизия, а   301 бад, в которой служил отец,  во вторую очередь, и мы вернулись на свой аэродром Котбус, продолжая летать на самолетах Пе-2. 
( из воспоминаний Гнетова А. Ф.)

Служба

    Позже, после прохождения теоретической подготовки, летчики  быстро стали переучиваться на вновь прибывшую технику на самолетах  Ил 28 (фронтовой бомбардировщик).

   Отмечу, что свой первый полет Ил-28 совершил 8 июня 1948года. Самолет пилотировал летчик В.К. Коккинаки. Он высоко оценил достоинства этой машины. А ровно через два дня родился мой братишка Геннадий. Вот такое знаменательное событие. Может, и оно сыграло важную роль в жизни моего брата, ведь  он тоже стал летчиком!   Как знать… 

   Окончив в декабре 1952 года курсы командиров, Гнетов Александр Федорович получил назначение  на должность зам. командира полка аэродрома Коломыя, Прикарпатский военный округ. И вот друзья однополчане встретились вновь.   К этому времени у отца и мамы уже был сын Геннадий,  а в 1952 году родилась и я. Мы дружили семьями. Но вместе мы были ровно год. В декабре 1953 года подполковника Гнетова назначили в другую дивизию г. Стрый, командиром 230 бап. И вновь наши семьи  свела судьба  только в 1966 году, в городе Ростове -на -Дону,  где мы  жили после сокращения  , а полковник Гнетов А. Ф.  со своей семьей прибыл по замене из Венгрии на должность нач ОК СКВО.

    Подводя итог всему сказанному  выше  можно  в хронологическом порядке расставить все пребывание отца и всей нашей семьи в Германии :
С июня 1948 до осени 1952 года, в Ораниенбурге и в Котбусе.  Второй – 6 лет, с мая 1954 до июля 1960 года в Вернойхене и в Финове. В промежутке между ними – примерно 1,5 года в Прикарпатье, в городе Коломыя».

     Вот так день за днем продолжалась служба моего отца, о которой я, конечно,  ничего не помню. И только его летная книжка может подсказать мне о его повседневной работе.

За все время службы отец  летал на 8 типах самолетов:

По-2 – днем 275, ночью 691 полетов;    Р-5 – 16 полетов;    ТБ-3 -  днем 6 , ночью 2 полетов;  СБ – днем 6, ночью 4 полетов;  Ли-2 - днем 30 полетов;   Пе-2 – днем 281 полетов;   Б-25 – 5 полетов;    Ил -28 – днем 451, ночью 151 полетов.

И снова служба…

Записи  из летной книжки  …

Участник Великой отечественной войны 1941-1945гг.

1. Северо-западный фронт с апреля 1942г по август 1943г.
2. 1-й Белорусский фронт с октября 1944г по май 1945г


Военный билет

Курсант с июля 1940 по июнь 1941года
Стрелок-бомбардир с июня 1941 по октябрь 1941года
Штурман звена с октября 1941 по август 1943года
Слушатель(Высшая Полтавская школа штурманов) с августа 1943 по октябрь 1944года.
Штурман звена с октября 1944 по март 1950года.
Штурман авиаэскадрильи с марта 1950 по март1957года
Начальник стрелковой службы(ВСС) с марта 1957 по сентябрь 1960года.

Награжден:

1.Орден Суворова 3 степени
2.Орден Красного знамени.
3.Орден Красного знамени.
4.Орден Красной звезды
5.Орден Красной звезды
6.Орден Красной звезды
7.Медаль за взятие Берлина.
8.Медаль за боевые заслуги.
9.Медальза Победу над Германией.
10.Медаль 20лет победы в великой отечественной войне
11.Медаль 20 лет безупречной службы
12.Медаль 40 лет вооруженным силам
13.Медаль 50 лет вооруженным силам.
14.Орден гвардейского полка.
15.Медаль 30 лет вооруженным силам.
16.Медаль 30 лет победы в Великой отечественной войне
17.Медаль 60 лет вооруженным силам СССР

Запись в летной книжке:

За этот период совершил 522 (пятьсот двадцать два )  успешно-боевых вылета с общим  боевым  налетом на самолете По-2 ночью 610часов 38мин. Из них на бомбометание по живой силе и технике противника 510 боевых вылетов (пятьсот десять) с налетом 590 часов (пятьсот девяносто часов) и на разведку войск противника -12 боевых вылетов (двенадцать) с налетом 20ч. 38мин. ( двадцать часов 38 минут).

Начальник штаба в/ч

За период с 1940г по 1950г,  отец  совершил 1138 полетов, с налетом   1067ч 34 мин.  (тысяча сто тридцать восемь полетов с налетом тысяча шестьдесят семь часов 34 мин.)

Начальник штаба в/ч

Трудовые будни армейской жизни

А дальше,  начиная с 1951года, начались трудовые будни армейской жизни моего отца, с бесконечным множеством переездов и перелетов, выполнения заданий, тренировочных полетов, наземной подготовки,  освоение новой техники.  Вновь  и вновь полеты и по коробочке, и по кругу, и в облаках, и в «зону». Читая  летную книжку, понимаю, что он был не только штурманом, овладевая в совершенстве этой удивительной «наукой», но и проходил подготовку в самолетовождении, как  днем, так и ночью,  как в облаках, так и без них.  Ему приходилось облетывать самолеты после замены двигателя, а это своего рода испытательные полеты. Облеты самолета после ремонтных работ.  И конечно полеты на бомбометание,  как с  одиночными, так и групповыми бомбами. Приходилось летать и на разведку погоды в районе аэродрома и совершать более дальние перелеты, например по маршруту из   Коломыя в город Шауляй, который  расположен на севере Литвы, в 214 км к северу от Вильнюса.  Выполнять  полетные задания на высоте 7000-10000 метров. И конечно работа с приборами и по приборам в закрытой кабине. А также инструкторские полеты. Основной тип самолета, на котором летал отец после войны – Ил-28. Начинал летать на них в Коломые, городок в Прикарпатье.

Вернойхен

В мае 1954года отец получил новое назначение. Его ждало возвращение в Германию в военный городок Вернойхен. Предварительно он совершил несколько перелетов из Коломыи по маршруту  Коломыя – Станислав- Львов  -  Бриг – Вернойхен и обратно. Очевидно перегоняли технику и материальную часть. Первый такой полет он совершил в День победы 9 мая 1954года. А  последний перелет  из Коломыи в Вернойхен был 27мая 1954года.  Вот так наша семья опять попала на немецкие земли и продолжала оставаться там вплоть до 1960года, с еще одним значительным переводом отца уже в военный городок Финов. Его летная  биография  продолжала обрастать новыми записями в его личной летной книжке. Но, правда, количество полетов становилось меньше, да это и понятно.

Жизнь налаживалась, обстановка в мире, хоть и была сложной, но не вызывала особых опасений. Но мама рассказывала, что  в самой Германии становилось очень тревожно, приходилось  по тревоге поднимать в воздух  самолеты,  а в город входили наши танковые войска. События в Венгрии тоже потрясали всю Европу. Поэтому те части, которые проходил службу в этой стране ГСОВГ  (группе советских оккупационных войск в Германии), а потом ГСВГ всегда были в боевой готовности.

Многие офицеры отправляли свои семьи в Советский Союз. Ну а мы вместе с отцом и мамой продолжали наше, как нам тогда казалось, да и теперь тоже, удивительное путешествие, потому что мы тогда были детьми, и все что происходило вокруг нас – только радовало и заставляло познавать этот мир с удвоенной энергией. А то, что происходило во взрослой жизни, мы тогда еще не понимали. У нас был свой мир отличный от того реального, со своими играми и заботами.

                                     
    А отец продолжал летать, облетывая новую технику, выполняя тренировочные полеты, повышая свое мастерство и класс в облаках по приборам, полеты по маршруту в составе звена и в составе АЭ (авиаэскадрильи).

Приказом от 10 января 1955 года и от 28 февраля 1955года  отец допущен к инструкторским полетам по обучению летного состава    в простых и сложных метеоусловиях соответственно. Ему  было  всего 33 года.
.
  До июня  1956 года отец   продолжал служить в городе Вернойхен, потом, согласно записям в летной книжке, был перерыв в два месяца. Очевидно, отец  и вся наша семья уехала в очередной отпуск в Советский Союз. Это было обязательное посещение наших родных, как по маминой линии, так и по отцовской. А какие прекрасные впечатления остались у меня от поездок  на Кавказ,  Крым  и конечно от посещения нашей столицы Москвы, с ее только что отстроенными высотками, которые производили на нас неизгладимое впечатление и  которые являлись тогда символом  пятидесятых, думаю и сейчас тоже.

Финов

      В сентябре  1956года нас перевели в  военный городок Финов,  который находится недалеко от Эберсвальде, в школе которого братишка продолжил свою учебу, а я в это время пошла в свой первый класс в городе Финов…

       Вот так и продолжалось пребывание отца в ГСВГ, с ее службой, отдыхом на природе, походами в Дом офицеров, встречами с друзьями – однополчанами. Дружбой семьями.

Музыкант

    Часто эти встречи проходили в нашем доме, потому что отец очень здорово играл на аккордионе  и был душой любой компании. Его часто можно было увидеть с аккордеоном в руках в минуты отдыха. И у меня тоже отец ассоциируется только вместе с этим мелодичным замечательным инструментом… 
     Еще отец прекрасно играл на пианино, я неоднократно об этом писала в своих ранних воспоминаниях.

Охотник

   А еще мой отец был заядлым охотником. На охоту он ходил, когда служил еще  в Германии. Помню, как в детстве приходил  с охоты, разворачивал небольшой сверточек, там остатки хлеба или другой пищи, и всегда говорил мне – это от зайчика. Вот так я это и запомнила. И я верила тогда, что это действительно от зайчика. У него было большое ружье двустволка. Я всегда с интересом наблюдала,  с какой тщательностью и любовью он за ним ухаживал. Особенно мне нравилось, как он доставал длинного ершика и начинал чистить ствол, а потом давал мне посмотреть. Заглядывая в небольшие отверстия – дуло, я всегда с восхищением восклицала: «Как блестит! Какое чистое дуло!». Да, отец любил свое ружье и бережно к нему относился. Вообще, к чему бы он ни прикасался, все доводил до конца  и подходил  к этому с большой ответственностью.

Рыболов

Еще он безумно любил рыбалку. Сколько в нашем доме было этих всяких штучек рыболовецких, в том числе и знаменитый спиннинг, который всегда вызывал в детстве большой интерес, тем, что его можно было покрутить за маленькую ручку. И я все время удивлялась, как можно легко забросить  удочку  далеко-далеко и потом потихоньку вытаскивать этих рыбешек из воды, начиная тихонько вращать эту самую ручку, а поплавок медленно приближается к берегу, и ты радуешься очередной удачи, или огорчаешься,  видя, что на крючке ничего нет.

      Вот так, наша жизнь шла своим размеренным чередом. 20 лет службы отца  в Армии пролетели как один миг. Сейчас с высоты возраста, так и кажется,  а тогда,  день за днем,  мы просто жили и наслаждались этой жизнью, даже не задумываясь о том,  что нас ждет впереди,  когда мы, наконец, вернемся домой, после такой долгой разлуки  длиною в 20 лет. 

        А тогда отец добросовестно служил, мама  была все время с нами, мы чувствовали ее  присутствие каждый день, и когда мы радовались, и когда болели. И это было здорово. Отца, конечно, видели реже,  да это и понятно – служба есть служба.

        Самым тяжелым в этой нашей службе были, очевидно, ночные полеты отца. Бессонные ночи,  когда мама в постоянном ожидании всматривалась в темное ночное небо и ждала, все время ждала, держа на руках сначала Гену,  когда он был маленький, а потом и меня, когда родилась я. Разве такое можно забыть? Нет… Никогда…. И снова, и снова она повторяет: « Ни пуха, ни пера...  ни пуха, ни пера…»

       А потом опять возвращение  в Германию для дальнейшего прохождения службы в  военном городоке.  И я опять листаю летную книжку своего отца. И вот мы снова  в Финове. Первые записи датируются 6 сентября 1956года. Начинаются полеты по облету самолета Ил-28,  полеты по большой коробочке, по маршруту, на бомбометание. Полеты в составе АЕ  на взаимодействие с наземными войсками. И так день за днем, месяц за месяцем…
      Еще хочу отметить, на мой взгляд, поразительный факт. За всю свою безупречную службу в авиации отец не сделал ни одного прыжка с парашютом. Объясню почему.
В начале своего пути, когда отец начал летать на У-2 (По-2) прыгать с этого самолета не было необходимости. На то были две причины. Первая: самолет был маленький, и парашют туда просто не помещался. Второе: даже если летчик и штурман имели эти парашюты, то выпрыгнуть с самолета  с той высоты, на которой они летали, практически было невозможно, причина самая банальная: просто парашют не успел бы раскрыться, вот и все. Вот почему, летчики, летавшие на этих самолетах, не имели достаточного опыта  в этих прыжках, или вообще не прыгали. А спустя много лет, уже после войны, когда появились новые самолеты, летавшие на больших высотах, конечно, весь летный состав привлекали к прыжкам с парашютом, но, очевидно это было не обязательно, потому что летчики и штурмана продолжали летать, используя только тренировки на катапультирование самолета. Правда были и такие, которые все-таки прыгали.
     Совершить  свой первый прыжок после 30?  Это очень трудно. Психологически. Отец прослужил 20 лет без аварийных ситуаций.  Прошел тяжелое испытание войной. Ни разу не был подбит, за исключением одного, когда летчик был сильно ранен в голову, и они тогда с трудом добрались до своего аэродрома, этим самым  он спас жизнь летчику и себе. Все это говорит о его классности, о его мастерстве и безукоризненности во всем.
   Подробно об этом, много лет спустя,  узнала и я, когда фронтовой друг Иван  Шоломон,  так звали летчика, разыскал отца и написал ему письмо. А так же прислал газету, в которой как раз рассказывается об этом героическом поступке. Еще я помню, в детстве, отец показывал мне  две газеты, где о нем писали. Одна из них,  кажется, датирована 1942 годом, и которую он, насколько я помню, передал в музей А вторая газета датирована 1948 годом, и она, также как и многие документы, в том числе полетные карты, находятся в музее славы при военкомате Октябрьского района г. Ростова –на –Дону.

Летная работа

В 1956 году, отец продолжает инструкторские полеты по обучению  летного состава. Опять полеты ночью, полеты днем, выполняя различные упражнения и совершенствуя свое мастерство и обучая при этом новый офицерский состав.

Листаю летную книжку отца дальше:

4января 1957года. допущен к полетам в качестве штурмана- инструктора к обучению самолетовождения и бомбометания днем и ночью в простых метеоусловиях…

Нач. штаба Андриевский.

Ил28 ночь
9июля 1957года.

Проверен по самолетовождению и бомбометанию на присвоение классификации «Военный  штурман 1 класса»

1. Подготовка к полету - отлично
2. Выход на цель в заданное время - отлично
3. Выдерживание заданного маршрута - отлично.
4. Практическое бомбометание – отлично.
Общая оценка за полет -  отлично.

Член штатной классификационной комиссии

     И так дальше. Летная работа продолжается и днем и ночью, в любых метеорологических  условиях, упражнения, полеты по коробочке, по заданию, по бомбометанию. Были и перелеты с одного аэродрома на другой.  В  октябре и декабре 1957года отец из Финова летал по маршруту опять в Вернойхен, очевидно была перегонка материальной части.  Вот такими были будни отца. Но мы дети, конечно, тогда ничего этого не знали, у нас была своя детская жизнь, мы познавали  этот мир, мы ему радовались…

Потом были полеты еще в Вернойхен. Об этом говорят его записи в летной книжке.

   Последняя запись в летной книжке датирована 21 мая 1958года:

«  полет по маршруту с бомбометанием на полигоне, количество полетов -1, общий налет – 1час 58минут.»

Новое назначение

   Вот на этой записи и заканчивается летная жизнь моего отца, а дальше его назначают начальником ВСС полка (Воздушно - стрелковая служба),  он продолжает служить еще два года и в 1960 году летом в звании гвардии майор  отец вместе с семьей возвращается в Советский Союз, после крупномасштабного сокращения Советских войск в Германии. Ему всего было 38лет.
      Кто знает, как бы сложилась судьба отца, если бы не было этого сокращения. Он продолжал бы служить, воспитывая и обучая новое поколение молодых ребят, которые пришли им на смену.
     А мы тем временем возвращались в неведанный нам мир, совершенно новый, отличный от того, к которому мы привыкли, и который оставил очень большой след в жизни каждого из нас. Отложил свой отпечаток. И теперь всем нам надо было начинать все сначала, особенно отцу и маме.

Январь-май  2010года, г. Ростов-на-Дону.

Отредактировано Svetlana (2011-01-03 16:26:43)

47

Полетный лист

увеличить

увеличить

48

"За все время службы отец  летал на 8 типах самолетов:

По-2 – днем 275, ночью 691 полетов;    Р-5 – 16 полетов;    ТБ-3 -  днем 6 , ночью 2 полетов;  СБ – днем 6, ночью 4 полетов;  Ли-2 - днем 30 полетов;   Пе-2 – днем 281 полет;   Б-25 – 5 полета;    Ил -28 – днем 451, ночью 151 полета.

По-2 Ночной бомбардировщик
Р-5 Многоцелевой
ТБ-3(АНТ-6)-тяжелый   бомбардировщик

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Svetlana (2010-12-15 09:40:55)

49

СБ (АНТ-40)-фронтовой  скоростной бомбардировщик
Ли-2-средний транспортный самолет   
Пе-2-пикирующий бомбардировщик

увеличить

увеличить

50

Б-25 – ночной бомбардировщик
Ил-28 – фронтовой бомбардировщик

увеличить

увеличить


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Книга памяти » Долгая дорога домой - Обрезковы Мария Ивановна и Иван Андреевич