"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Forst Zinna. Форст Цинна. » 74 ОУМСП 1980-1983 г.г.


74 ОУМСП 1980-1983 г.г.

Сообщений 831 страница 840 из 843

831

Евгений Попов написал(а):

Меня еще школа научила , что против течения плыть хреново .

Доброго дня, Евгений! Доброго дня одполчане и все участники нашего форума! С Первомаем! С днем солидарности всех трудящихся! С днем защиты их трудовых прав! Меня всегда интересовал вопрос: почему нет дня защиты  прав Защитника Отечества? В армии существовал очень интересный способ защиты от  приказа  "сомнительного" содержания ( например, приказ сержанта "Вспышка с тыла" , а ты стоишь в огромной луже где-нибудь на дороге на полигон- видел такую картину). По Уставу, у нас было так : выполни приказ, а потом подай рапорт на имя командира, мол он разберётся в правильности отданного приказа... Когда мы прибыли в Форст-Цинну в апреле 1982 года в моей 1 УМСР, и в 3 УМСР у тебя Евгений, как я понимаю, с нами провели беседу, как правильно жить и служить: 1) по Уставу ("завоюешь честь и славу") 2) по неформальным законам , установленным до нас (ВСЕГДА ИНТЕРЕСНО БЫЛО БЫ УЗНАТЬ АВТОРА или АВТОРОВ ЭТИХ ИДЕЙ) : подчиняйтесь во всем сержантам и не только по службе , помогайте "дедушкам" материально , с командирами на данные темы не говорите - они вам не "друзья", всё что происходит во взводе- "наша маленькая тайна", помните, сколько "дедушке" осталось до дембеля и даже ночью на вопрос "Вифель" надо дать четкий ответ и т.д. Кто не понял? Здесь, конечно, поражало практически 100% единодушие. О протестном движении просто никто и подумать не мог, т.к. всё могло закончиться вежливым предложением зайти на разъяснительную беседу в умывальник т.к. там был кафельный пол ( сушилки, где обычно в армии проходят беседы с "непонятливыми" у нас не было) ... Если на гражданке тебе дали по лицу, ограбили или угрожают убийством ты можешь спокойно бежать в милицию, писать заявление, негодяя найдут, привлекут к ответственности и если дело дойдет до суда, ты там будешь "потерпевшим" и люди будут на твоей стороне...В армии в подобной ситуации при обращении за помощью к командованию ты будешь "СТУКАЧЕМ", презираемым твоими же товарищами по несчастью т.к. "пацаны так не поступают". Можно попытаться посопротивляться (проверено на себе), но "систему" не переделать т.к. она держится  1) на  мнении большинства , с которым нельзя было не считаться, здесь  ты, Евгений, абсолютно прав  2) на  иллюзии прекрасного "дембельского" будущего: придёт наше время и мы отыграемся на "молодых", всё вернём , что отдали , да еще с процентами... И расписание составлено , как на вокзале,  с точностью до дня- дня заветного Приказа.  Вот примерно такая схема действия "кассы взаимопомощи". Конечно принцип добровольности здесь не применяется, и в этом Виктор Александрович совершенно прав- это две разные системы, хотя принцип одинаков.
Но схема может дать сбой: где гарантия, что через год придут курсанты, которые согласятся с предложенными правилами неформальных отношений? Мы уже на сайте ( 74 ОУМСП. Крампнитц) обсуждали информацию, что где-то в 1985 г. в полку повесился сержант, которого подловили на "сборе" денег с курсантов... Вот такая  высокая цена была заплачена за поддержание "неформальных традиций".

832

Сергей Петухов написал(а):

Не знаю, как в ваши времена, а у нас в казарме еще был и методический класс, где наши офицеры ( не каждый день, правда) писали конспекты для проведения занятий ( как правило, по расписанию занятий  после обеда было еще два часа занятий и (или)  два часа самоподготовки или спортивно-массовой работы, как раз  почти до ужина).

В наши времена отдельного методического класса не было. Когда и где писали свои конспекты офицеры-взводные?... Обычно  в канцелярии роты во время занятий, которые проводили сержанты. Офицеры-то в классах обязательном порядке проводили лишь политподготовку. Для сержантов это было сложнее, ибо на политподготовке, пока взводный бубнит, "...как советские корабли... бороздят... просторы Большого театра..." полуподпольно много не напишешь. Присутствовать-то на этом занятии полагалось и сержантам.
Так что выкручивались, кто как мог, часто прихватывая время после отбоя, уединившись в классе, каптерке или ленкомнате.

Сергей Петухов написал(а):

как правило, по расписанию занятий  после обеда было еще два часа занятий и (или)  два часа самоподготовки или спортивно-массовой работы, как раз  почти до ужина). Командир роты проверял конспекты или просто их утверждал ( за командира не хотел бы отвечать), раз в неделю с офицерами - подведение итогов и разбор "полётов".

"Самоподготовка" и "личное время" в распорядке дня были и в наше время, но они так лишь назывались. На деле все это время приходилось заниматься с курсантами уже по индивидуальным недостаткам каждого  (кто в чем отставал). Это было еще большей занятостью, чем при плановых занятиях — своими план-конспектами на следующий день в это время заниматься было недосуг. На занятиях, что вели сержанты, еще была возможность, повесив весь взвод на одного, двум другим писать свои план-конспекты на следующий день.
При утренней "вздрючке-накрутке"  (развод на занятия) ротный обычно проверял наличие план-конспектов и у взводных, и у нас. И горе было тому из нас, у кого его не было или он не соответствовал теме по расписанию.

Сергей Петухов написал(а):

когда вечернюю перекличку проводили только сержанты (такое бывало) то она могла продолжаться пару часов: кто-то негромко ответил- начинаем снова, кто-то не сказу выкрикнул "я"- начинаем снова... Про коверканье фамилий, я где-то уже писал...

Это мне, вообще, трудно вообразить. Сержанты-замкомвзвода у вас что, поголовно бессоницей страдали?
В начале службы, с согласия всех сержантов еще допускалось с полчаса после отбоя подрессировать молодежь в скоростном отбое-подъеме, пока попривыкнут и к своем одежкам, и к их правильному расположению по отбою. Но уже через неделю-другую они и сами влетали, как мухи, под одеяла, едва отзвучит эхо от команды "Отбой" и с такой же скоростью влетали в свои штаны и сапоги при команде "Подъем!".
А за коверканье фамилии любого курсанта я бы и сам начистил лицо любому "остряку", каковому захотелось бы это проделать. Человек не сам выбрал свои имя/фалмилию, а получил её (как правило) в незапятнанном виде от родителей и таковой (по возможности) обязан передать её своим потомкам.
Не мог по своему произволу затянуть перекличку-отбой под каким-либо видом и старшина роты. Дело в том, что замкомвзвода были уже, в большинстве своем,  сержанты последнего периода службы, а старшина, зачастую, мог быть и моложе их по сроку службы. После любого своего немотивированного выпендрежа он мог не хило "отхватить" после этого уже  келейно от замкомвзодов, которым тогда  принадлежала реальная власть в роте.
Старшина-срочник (других в наше время не было) был лишь передаточным звеном воли ротного и её снабженцем/завхозом. Именно по способности к хозяйственно-снабженческой деятельности он обычно и назначался ротным еще из ком. отделений, будучи молодым сержантом после первого своего выпуска, когда их менее шустрые в "доставаловке" одногодки продолжали командовать отделениями или продвигались по службе в замкомвзвода.

Отредактировано сержант-1 (2018-05-01 15:42:26)

833

сержант-1 написал(а):

Так что выкручивались, кто как мог, часто прихватывая время после отбоя, уединившись в классе, каптерке или ленкомнате.

С конспектами, Виктор Филиппович, у нас была такая-же ситуация. Но единственным местом, где после отбоя сержантам можно было написать конспекты была Ленинская комната ( у нас она была на втором этаже). Но просто так там оказаться было нельзя: сначала надо было получить "добро" командира роты и услышать небольшое нравоучение типа, а "что вы делаете в свободное от службы время? " ( это по распорядку дня  час- полтора после ужина до вечерней прогулки). Но в это время и за курсантами надо было присматривать. Чтобы не было замечаний со стороны дежурного по батальону на тумбочке дневального лежал (по необходимости) список тех, кто после отбоя в Ленинской комнате "строчил" конспекты. Но если с дежурным по батальону "это" прокатывало, то дежурный по части или его помощник пресекали данное "мероприятие" - не положено и всё, отбой!!! Так, что тоже крутились, как могли.
Не знаю, как у вас было, но в период когда в полку неделю-две не было курсантов в батальонах проводились инструкторско-методические занятия с сержантами: нас поселяли в одну казарму и с нами проводились занятия как "правильно проводить занятия с курсантами": ЗОМП проводил начхим, медицинскую подготовку - начмед, подготовку по связи- начальник связи , остальные занятия проводили либо  взводные командиры или офицеры штаба батальона. Заканчивались "сборы" марш-броском и подведением итогов. Здесь мы (сержанты) узнавали кадровые перестановки: кто какие должности получал и в каких ротах. Перевод из роты в роту считалось обычной практикой. Ну, а кого то и в войска отправляли, как не справившихся или  как "залётчиков"... Потом по ротам и приём молодого пополения
http://sh.uploads.ru/t/8NYg6.jpg
На фото как раз подведение итогов  с сержантами 1 УМСБ , которое приводит командир  батальона К.И.Гариев. Фото со времен, когда полк находился уже в Крампнитце.

834

Сергей Петухов написал(а):

сначала надо было получить "добро" командира роты и услышать небольшое нравоучение типа, а "что вы делаете в свободное от службы время? "

В наши годы,Сергей, (прости — не знаю отчества) ротному было абсолютно по барабану, что сочел нужным делать для нормального хода службы его сержантский состав в отсутствие офицеров. Но если будет какой "заброс"  — никому мало не покажется.

Сергей Петухов написал(а):

Не знаю, как у вас было, но в период когда в полку неделю-две не было курсантов в батальонах проводились инструкторско-методические занятия с сержантами: нас поселяли в одну казарму и с нами проводились занятия как "правильно проводить занятия с курсантами": ЗОМП проводил начхим, медицинскую подготовку - начмед, подготовку по связи- начальник связи , остальные занятия проводили либо  взводные командиры или офицеры штаба батальона. Заканчивались "сборы" марш-броском и подведением итогов.

Для нормального проведения ИМЗ этого "межсезонья" не могло хватать и по теории. Не надо забывать, что вся "служба войск" в эти периоды лежала на сержантах учебных рот. А когда полк дислоцировался в Котбусе, за нами помимо территории полка и гарнизонной службы в г. Котбус был и огромный полигон Штаков, за который в учебный перид был ответственен батальон из пяти рот в полном составе (на стрельбы в Штаков мы тогда выезжали  на неделю батальоном полного состава).  А только на нем и на складе ГСМ в Ямлитц  было два караула, в которых и в учебные периоды начкарами ходили сержанты батальона.
По этой причине на ИМЗы выдергивались в учебный период по паре-тройке сержантов роты, а их курсанты расталкивались в подчинение оставшихся..

Сергей Петухов написал(а):

Перевод из роты в роту считалось обычной практикой. Ну, а кого то и в войска отправляли, как не справившихся или  как "залётчиков"

В наши годы это было большим исключением. Я не припоминаю за все время службы в своей роте таких случаев. В какую роту пришел курсантом, из той же уходил и на дембель. А залетчиков вытуривали в войска сразу по залету, не дожидаясь "межсезонья", опять же, уплотняя курсантов между оставшимися ком. отделений. Это было меньшим злом, чем оставлять курсантов-недоучек за сержантом, уже "положившем" на службу и, знающего, что его все равно вытурят в войска. Впрочем, я таких случаев в роте и не припоминаю.
Когда у меня из-за слишком самостоятельного и вредного характера не сложились отношения с последним ротным (перед этим из-за отсутствия штатного взводного долго исполнял его обязанности и, похоже, сильно рассобачился), я уже договорился уйти  старшиной роты в б-н обеспечения с его начальством. Но, похоже, и ротного уговорили поумерить свой характер,  и меня оставили на месте, после чего таки прислали из войск нового взводного, Только после этого этот ротный все равно спровадил меня на курсы "микромайоров", отсрочив этим мой дембель до "последней лошади" и сильно осложнив этим мою последующую жизнь на гражданке.

Отредактировано сержант-1 (2018-05-01 18:54:33)

835

сержант-1 написал(а):

А когда полк дислоцировался в Котбусе, за нами помимо территории полка и гарнизонной службы в г. Котбус был и огромный полигон Штаков, за который в учебный перид был ответственен батальон из пяти рот в полном составе (на стрельбы в Штаков мы тогда выезжали  на неделю батальоном полного состава).

Да, я читал на сайте  ваши воспоминания и воспоминания других однополчан: "хозяйство" в Котбусе и Штакове было "приличное" и за ним надо было присматривать основательно. В этом плане в Форст-Цинне  несомненно было удобнее : стрельбище с тактическим полем в 3-4 километрах от КПП-1 , а то и меньше: вышел из ворот, небольшой марш-бросок и через 30 минут уже все на огневых позициях. Караул только свой, местный, но раз в 10 дней точно заступали в наряд по полку. Караул с точки зрения небольшой, всё в "шаговой" доступности. Так, что когда курсантов не было ИМЗ проводились по полной программе. Я выше упоминал начальника химической службы полка. Фамилия его была Федосеев, в звании майор. Его мы видели, как правило, только по средам, когда в гарнизоне был традиционный день ЗОМП. А ИМЗ он проводил очень старательно, особе внимание уделял материальной базе т.е. противогазам. Не секрет, что некоторые "хитрецы" старались бачок от противогаза заменить на армейскую фляжку , чтобы снизить вес , убирали резиновые клапаны, чтобы было легче дышать, особенно если приходилось бежать в противогазах... Начхим проводил теорию, потом отработку нормативов по надеванию противогаза, ОЗК и на этом, как правило, всё заканчивалось. Но на моих первых ИМЗ начхим решил нас "потравить" газами... Привели нас в сарайку на городке ЗОМП у КПП-1 , закрыли двери, начали травить хлорпикрином, если не ошибаюсь. И всё "неожиданно", не предупредив тех сержантов, у кого противогазы были неисправны...  И здесь началось светопредставление!!! Первыми выбежали сержанты с  "фляжками" и с отсутствующими клапанами в масках противогаза... Потом начались вводные , типа "Гофрированная трубка порвана!". Думаю, что все знают, что при таком раскладе надо зажмуриться, не дышать, отвинтить трубку от маски противогаза и бачка и соединить последние непосредственно друг с другом. Глотнул газа или открыл глаза при этом процессе- надо тоже выбегать на улицу... Если "присоединение"  удалось , надо было выполнить следующую вводную "Шлем-маска порвана"... Здесь надо закрыть глаза, зажать пальцами нос и дышать ртом через непосредственно бачок противогаза... Всё пишу "бачек", а правильно "фильтрующая коробка". Ну,  а по команде о повреждении бачка т.е. фильтрующей коробки,  можно было и выбежать на улицу, подышать свежим воздухом... Хотя, помню, этой гадости всё-таки немного глотнул... Ощущение было не очень приятное: такое до сих пор впечатление, что сопли, чуть ли не из глаз текли, я уже не говорю о простых слезах...Повеселись тогда по полной программе.
http://s7.uploads.ru/t/L63Ee.jpg
Это я  на отработке нормативов по одеванию ОЗК...
http://sd.uploads.ru/t/uARGf.jpg
Это мои сослуживцы в ОЗК: Эрик Николаев и Валера Шатковский. Эрик был с высшим образованием, родом из Марийской АССР. В военном билете у него была запись "ученый агроном". Как-то пошутили по этому поводу: Если у нас в роте есть "ученый" агроном, значит по полям Форст-Цинны где-то бродят "не ученые" агрономы... Эрик оправдывался, говорил, что если кто заканчивал сельскохозяйственный техникум, то в дипломе писали "агроном", а кто заканчивал ВУЗ по данной специальности и писали "ученый агроном". Сейчас Эрик Николаевич возглавляет сельскохозяйственное предприятие (бывший совхоз) в Мари-Эл.

836

Сергей Петухов написал(а):

Но на моих первых ИМЗ начхим решил нас "потравить" газами... Привели нас в сарайку на городке ЗОМП у КПП-1 , закрыли двери, начали травить хлорпикрином, если не ошибаюсь. И всё "неожиданно", не предупредив тех сержантов, у кого противогазы были неисправны...

В наши годы выявлять сачков, облегчающих свою жизнь в противогазах, было несколько проще. Хоть в полку для этого и была т.н. "камера окуривания", ни одного её применения по назначению не припоминаю. Зато на все полевые занятия сержантам  выдавались ЯДГ (ядо-дымовые гранаты). Средства имитации (взрывпакеты, "хлопушки" в учебные ручные гранаты , холостые патроны и т.п.) тогда, вообще, выдавались на все полевый занятия  без ограничений. ЯДГ представляли собой картонный цилиндр кольцевого сечения, заполненный порошком из какой-то слезоточивой дряни. Внутрь вставлялся обычный взрывпакет. После первого же ейного  применения путем подрыва на пути бегущего в противогазах взвода, все сачки с заблокированными клапанами противогазов вываливались из строя со всеми признаками поражения (полная маска соплей, слезы и кашель чуть не рвоты). Последующее "лечение" пострадавших в виде ночных помощников суточного наряда напрочь отбивало охоту этим заниматься, вплоть  до выпуска.
У сержантов противогазы тоже были в порядке, ибо такую же подлянку в любой момент мог проделать и любой из офицеров для всего личного состава взвода, что сильно подорвало бы доверие курсачей к своим "мучителям"-сержантам.

Отредактировано сержант-1 (2018-05-02 06:40:02)

837

Зато на все полевые занятия сержантам  выдавались ЯДГ (ядо-дымовые гранаты).

У нас подобные ЯДГ сержантам не выдавали- их использовали офицеры, но только в период трехдневного полевого выхода, когда рота должна была преодолеть участок местности зараженный "боевыми отравляющими веществами наиболее вероятного противника" ...Фотографии  с такого "преодоления". На фото не туман- это как раз "газовая атака"...
http://sa.uploads.ru/t/Y15eT.jpg
http://sh.uploads.ru/t/rinA6.png
http://sh.uploads.ru/t/tIayh.png
http://s9.uploads.ru/t/Cv2EX.png

838

С праздником , друзья однополчане!  Будте здоровы !

839

Сергей Петухов , с днюхой ,  будь здоров !

840

Да, что-то долго нет новых тем на нашем форуме. Наверное еще все по отпускам, да по дачам. Предлагаю мой маленький рассказ из форума 33 МСП, полка в котором я служил по окончании службы в 74 ОМСП.
Сергей привет, прочитал твои очень интересные воспоминания о участии наших офицеров ТБ в событиях в Чехословакии, и мне вспомнились события в Польше, косвенными участниками которых мы были с тобой в начале 80-х годов. Здесь маленький рассказ о этом времени.

         Как бывает в армии, всё меняется быстро и неожиданно. Комбат объявил, что 2-ая ТР, 3-го периода службы, командиры и наводчики, а также часть УТБ (управление танкового батальона) завтра отправляются на Магдебурский полингон. Мы будем там находиться примерно одну неделю, а что будем делать, узнаем по прибытию. Загрузили в УРАЛы продукты, танковые брезенты, лопаты, грабли, топоры, пилы,  и главное - печки-буржуйки, ведь уже стояла осень на дворе. Взяли даже свои матрасы с одеялами и простынями, загрузились сами и тронулись в путь.
        Через пару часов были на месте и тут узнали какая боевая задача нам предстоит. Через неделю, на этом полигоне должны состоятся командно-штабные учения ГСВГ, прибудет все высшее командование группы. Наша задача состоит в том, навести на территории городка идеальный порядок, собрать ветки, листья и весь прочий мусор. Работы предстоит много, городок представляет собой комплекс одноэтажных зданий – гостинец, столовой, кочегарки и ещё каких других зданий. Кругом растёт много деревьев и их опавшие листья плотно застилают всю округу. Но сначала мы разбили свой лагерь неподалеку, в небольшом сосновом лесочке. Этот лес и пошел на строительство нашего лагеря. Из жердей построили каркас большой палатки, примерно на 40 человек, натянули на него большие танковые брезенты, внутри, опять же из жердей, сделали по обе стороны помосты, нары, застелили их еловыми ветками, с сверху опять брезент, а на него уже легли наши матрасы. Возле палатки построили импровизированную столовую, смастерили из жердей столы такой высоты, чтобы кушать стоя. Рядом стала наша батальонная походная автомобильная кухня – ПАК, на базе Зил-131.
        На следующий день мы принялись за работу, сгребаем листья и ветки граблями в кучи, грузим их в плащ-палатки и выносим их за пределы городка. Освещения в нашем лагере нет, поэтому мы возвращаемся, в часов шесть вечера, чтобы успеть засветло поужинать, помыть котелки и занять свои места в палатке. В палатке тепло и мы спим раздевшись, назначенный наряд всю ночь поддерживает огонь в печке-буржуйке, которая стоит по центру нашего жилище. С нами за старшего ком.взвода 2 ТР, старший л-нт, очень приятный и симпатичный офицер.  Спать ещё рано и он предлагает устроить вечер вопросов и ответов. Мы можем задавать ему вопросы из любой области жизни. И он отвечает подробно и обстоятельно, пока есть кому слушать и задавать. И так каждый вечер! Сколько интересного я узнал от него, особенно конечно из истории танкостроения и танковых сражений. Я был просто в очередной раз благодарен судьбе, что попал служить в этот замечательный род войск!
          Незабываемое время, мы спим по 10 часов, утром с рассветом поднимаемся, умываемся, завтрак уже готов, наши повара, из тех же самых продуктов, что есть и в полку, готовят так вкусно, что мы всякий раз высказываем им свою благодарность. Затем мы выдвигаемся в городок и усердно работаем до обеда, потом мы возвращаемся в наш лагерь, предвкушая вкусный обед. Передохнув, покурив, трудимся до ужина. Стоит хорошая, ещё 5-6 градусов тёплая погода, и мы все просто наслаждаемся этой полу гражданской жизнью.
         Что еще запомнилось, здесь же я научился от продвинутых товарищей, разбивать ударом ладони пустую бутылку. Положил её на пенёк, сверху накрываешь пилоткой, концентрируешься. Короткий замах. Раз! И только отбиваешь себе руку. Где-то на третий или четвертый раз стало получаться. Что интересно, потом, на гражданке, я пробовал разбить перед публикой таким способом бутылку, не получилось. Видно, что чего-то уже не хватало.
          В городке все убрано и вылизано к приёму начальства, и мы остаёмся здесь дальше в качестве дежурных по гостиницам для офицерского состава. Задача простая - сидеть на входе у стола и заносить в журнал прибывающих старших офицеров, и по их просьбам будить их по утрам в определённое время. У меня нет своих часов, они тут же отдают свои, которые же я утром конечно же возвращаю хозяину. При входе офицеров, я по началу вскакиваю отдаю честь, как и положено по Уставу, но почти все они тут же машут – сиди, сиди, сынок. Пару месяцев назад, если б я, в курилке, не вскочил и не отдал честь сержанту - то это мне дорого стоило. А сейчас, мимо меня, проходят очередной командир полка или кто-то из замов, и я остаюсь сидеть. Фантастика!
            Очевидно, что ученья идут весьма интенсивно, потому что некоторые офицеры приходят буквально на пару часов поспать. Уходя некоторые угощают цивильными, с фильтром, немецкими сигаретами. Да-а, о такой стороне службы я и не подозревал. Мы дежурим по 8 часов, сменяя друг друга. Днём, в свободное время от дежурства, я по ближе схожусь с нашими поварами, их трое, все моего призыва, старший повар, он родом из Башкирии и сразу же получил в УТБ прозвище Башкир. Он окончил в союзе учебку на повара, и мы почти в одно время прибыли в ТБ. Мы с ним хорошо подружились. Второй, как его зовут я, уже забыл, пусть будет Нодир, надеюсь он не обидится. Так вот, Нодир является помощником повара по совместительству, ведь он водитель, его УРАЛ стоит загруженный снарядами на полковом складе вооружений. Он родом из Узбекистана, импульсивный и весёлый парень, всё время что-то поёт на своём языке. Как его зовут я уже забыл, пусть будет Нодир, надеюсь он не обидится.
            Нодир смеясь, рассказал мне, как он начинал свою службу, когда попал служить водителем в взвод обеспечения ТБ. После карантина и прочих обязательных мероприятий, предстоял положенный для всех молодых водителей многодневный 500 км марш. Марш, в составе колоны автомобилей, проходил как обычно по дорогам Германии, рядом с ним за старшего сидел водитель старшего призыва, тоже из взвода обеспечения ТБ, и за малейшую ошибку бил большим ключом по каске, которая была на голове Нодира. А на марше, водитель обязательно должен находится в каске, чтобы всё было максимально приближено к боевой обстановке. Вскоре Нодир так ошалел от такой учебы, что уже толком не видел дороги и ничего не соображал. И вот, после очередного удара, он просто обезумел, бросил руль, схватил лежащую между сиденьями длинную отвёртку и ударил ею своего учителя. Учителя спасла только быстрая реакция, он отпрянул в угол кабины и отвёртка прошла вскользь по нему. Судорожно открыв свою дверь, учитель выскочил на подножку УРАЛа и стал оттуда просить Нодира успокоиться и клясться, что он больше не будет так делать. Весь дальнейший путь старший машины сидел смирно, никак не вмешиваясь в управление автомобиля, и только всё время косился на отвёртку, которую Нодир теперь близко держал под рукой. Наверное, он что-то приукрасил в этой истории, но судя по его импульсивному характеру, он способен на такой поступок.
        Третий из этой компании, это водитель ПАКа, все зовут его Шоди, он управляет солярочными нагревателями котлов для приготовления пищи, что установлены внутри кунга автомобиля.  Шоди также из Узбекестана, говорит с большим акцентом, весьма дружелюбный и добрый малый. И вообще, раз мы одного призыва и служим в одном подразделении, то нас это сильно сближает. Готовят наши повара на славу и всем вполне хватает еды, но всё равно для УТБ они стараются дать побольше и по гуще. Вот уж это солдатское братство!
        Наша приятная командировка закончилась также внезапно как и началась. Мы как раз обедали у наших импровизированных столов, как к нашему лагерю подъехал тентованный УРАЛ, из кабины выскочил офицер с повязкой пом. дежурного по полку, и о чём то заговорил с нашим старшим офицером. Тут же было объявлено, что мы срочно убываем в полк. На этом УРАЛе сейчас же уезжают экипажи танковой роты, а мы, остальные, должны разобрать лагерь, погрузить имущество и также вернуться в полк. Такая поспешность нас не удивила, в армии все случается неожиданно.
           Всё прояснилось в полку, оказывается в Польше, движение  Солидарность вывело людей на улицы и началися массовые волннения и забастовки. Введено военное положение. Я слышал, что когда-то были трагические события в ГДР, Венгрии и Чехословакии, но, когда это было. А тут в Польше такое! Ну что им не живётся? Если у них примерно такая же жизнь как в ГДР, то они с жиру бесятся!
           Войска ГСВГ переведены в повышенную боеготовность, запрещено кому-либо покидать расположение частей. Наши офицеры на казарменном положении, не покидают расположение батальона ни днём, ни ночью. Проводятся дополнительные политзанятия по информированию сложившейся военной – политической обстановке. Оказывается, как информировали нас офицеры, Солидарность запросила помощи у Запада и НАТО и с этим надо считаться. До границы с ФРГ только 60 км, на той стороне против нас развёрнута английская бронетанковая дивизия, а ну как решится они рвануть через нас на помощь своим братанам – полякам. Не знаю, как серьёзно воспринимали наши офицеры эту ситуацию, но мы, пацаны по сути дела, особо не придавали значения всему происходящему. Ну просто не верили, что может быть какая-нибудь заваруха, а то хуже война.
            Несколько дней длилось это напряжение, а потом всё стало медленно возвращаться на свои места, супостат не решился испытать нашу мощь. Служба снова захватила своими обычными рутинными делами, но тут снова напомнили о себе эти события. На очередных политзанятиях, в составе батальона, нам было зачитано письмо матери от одного из наводчиков 2 ТР. В Союзе очевидно не всё сообщали о драматических событиях в Польше, тем более как на это реагируют Вооружённые силы СССР. В письме, взволнованная мама этого наводчика, спрашивала у командира полка - что там у нас происходит? Её сын в последнем письме писал, что были подняты по тревоге, сейчас на марше - идём на усиление границы, короткий привал, и он извиняется за плохой подчерк т.к., пишет на прикладе автомата и что не знает, скоро ли сможет снова написать весточку домой. Письмо передали в ТБ и вот весь батальон потешался над этим „героем“. Конечно замполитом Понаморевым было снова сказано о чём можно писать домой, а о чём нет, а попросту пожалеть наших матерей.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Forst Zinna. Форст Цинна. » 74 ОУМСП 1980-1983 г.г.