"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Wurzen. Вурцен. » Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·


Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·

Сообщений 81 страница 90 из 714

81

В караул ходили и мы, и наши помощники из соседнего полка. Охраняли свою часть, «объект». Караулка стояла возле «объекта», рядом с рощей, которая росла над подземным хранилищем. По углам периметра торчали караульные вышки, внизу были отрыты и оборудованы пулеметные гнезда. Службу несли строго, но бывало всякое. Часто отрабатывали упражнения «Нападение на пост» и «Пожар на посту» и в самое сладкое для сна время. При этом иногда можно было увидеть, поднятого по тревоге разводящего без сапог, но при полном обмундировании и вооружении или из утреннего тумана появлялось нечто в сапогах, но в нижнем белье и с огнетушителем наперевес. Всякие шутки в карауле запрещались строго настрого, но ведь бойцу же грустно, в карауле стоишь, молча и вернувшись ничего, не сотвори. Вот потихоньку и пошучивали, то сапоги в сушку спрячут, то, нарушая устав, гимнастерку подсушивают, промокали ведь иногда до белья. И это при брезентовой плащ-накидке.
Свой первый караул запомнил навсегда. Зимой дело было. Ночью, в самое-самое время от двух часов до четырех, прохаживаюсь, значит в постовом тулупе с воротником выше головы, свет от фонаря падает на нетронутый снег, тишина, небывалая и, вдруг слышу шорох, я дернулся в его сторону, и чуть было не закричал «Halt!», когда смотрю, мышка остановилась на снегу и на меня смотрит, я - на нее. Но она, поняв, что мне еще стоять как медному, и разговаривать на посту запрещено, вильнула хвостом и шмыгнула в окоп пулеметного гнезда.  «Ну, блин…» подумал я и внимательно огляделся по сторонам, не подползает ли враг.
Салаге на посту вменялось не только охранять порученный объект, но и точно знать количество колючек на проволоке, охраняемого участка и, попробуй, ошибись при сдаче поста. Наряд влепят тут же за невнимательное несение постовой и караульной службы, так, что старались и бдели.
Мечтой часового было – задержать немца возле «объекта». Отпуск на родину давали. И если на посту со стороны Мульды наш «контрик» иногда гонял гуляющих там мимо проституток, то пьяного камрада пытались любым способом «подтянуть» к колючке. Начиналось с жалостливого «Kamerad! Bitte eine zigarette!», а заканчивалось грозным «Halt! Ich schießen!” Незадачливого камрада сдавали в комендатуру, те в местную полицию, а герою предоставлялся отпуск. При мне это было, наверное, уже в последний раз. Так, как мы люди русские и друг друга прекрасно понимаем, то впредь командование решило награждать за такие задержания нарушителей часами немецкой штамповки. И кому они нужны были такие часы, немцы сами стеснялись их носить, покупали наши, а то, чтоб мы их носили. Да уж лучше заказать себе часы из Союза, золоченые «Ракету» там, или «Полет». А то – штамповка, обидно было для бойца. В общем, перестали немцев ловить, зачем обижать добрых камрадов.
А в целом за время несения службы больших происшествий на «объекте» не было.

82

мы картошку жарили в кочегарке если были в наряде, а когда вне наряда в парке прямо в БТРе на электроплите.но продлился это не долго нас поймал зампотех батальона и предупредил первый раз.а так  у нас в БТРе всегда лежал кастрюлька и  жир когда уезжали на учение.картошку доставали уже на месте.помню один раз на учениях на поле ночью собирали картошку но возле какого полигона не помню

83

Челпанов Сергей

Кстати встречал много народу в сети из ракетчиков Вурценовских...мир тесен....

Да, мир тесен, но вот что-то ракетчики не идут к нам на сайт, а ведь интересно бы было узнать, как потом жили-служили.

84

WELL написал(а):

А в целом за время несения службы больших происшествий на «объекте» не было.

Пишите еще. У Вас здорово получается, да и ведь  родные места воспеваете -  я из полка.

85

Году в семидесятом столовые ремонтировались и у нас и в полку. Мы себе за пределами части, за КТП, там же где и полоса препятствий была, поставили большую палатку, смастерили в ней столы, лавки и поочередно принимали пищу. Для ночных дежурных такое расположение столовой было очень и очень.… Когда мир засыпал до утра, бдящие дежурные отправлялись в окрестные гартенштадты для знакомства с местной флорой и к завтраку иногда добавлялись плоды этой же самой флоры, не всегда много, но разнообразно.
А немцы, дай Бог им здоровья, ремонт в нашей столовой сделали прекрасный, а главное, паркетные полы в обеденном зале поменяли на керамическую плитку, а то с паркетом были истории, вспомню – расскажу.
Здесь могу рассказать только, как меняли бойлер.
Часть ведь была секретная, а потому режимность надо было соблюдать, вот и отгородили столовую двухметровым дощатым забором от остальной территории. Это, значит, чтоб не было видно наших секретов. Хотя немцы прекрасно всё знали, ну как ты спрячешь от них выезд с «телегами» (это когда еще не было у нас стотридцатьпятых ЗИЛов), ведь понятно же, что не дрова возим.
Да, но букву инструкции соблюли. Итак, забор стоит, работы идут. И тут пришло время менять бойлер. Его нужно выло выдернуть из полуподвала на улицу через проделанное в стене отверстие. Бойлер тяжелый и объемный, а немцы умные, вот старший из них и попросил пригласить дежурного по части.
Пришел помдеж. И немец ему нерусским языком мимикой и жестами объяснил, что неплохо было бы, дескать, зачалить бойлер тросом да при помощи maschine вытащить его наружу.
Помдеж выслушал внимательно и ответил убедительно:  «Да ё…., счас сделаем!»
К забору, со стороны части подогнали дежурную машину, от заборной же секции оторвали доску и в щель подали трос. Камрады с немецкой аккуратностью зачалили бойлер и выдали конец троса  наружу. Наши накинули его на фаркоп, и дежурный водитель приготовился выполнить задачу. И когда из-за забора раздался истошный крик помдежа «Давай!!», водитель «дал» и отжал педаль газа до отказа.
Бойлер пулей вылетел из подвала и тяжелым снарядом ахнул в забор. Забор не выдержал и повалился на плац.
Глядя на свершившееся, старый немец качал головой и всё повторял: «O, mein Got… O, mein Got…»
Помдеж реагировал на ситуацию чисто по военному, и своё отношение начал с выражения «Да ё………….»
Водитель, молча и спокойно, вышел из автомобиля, грустно посмотрел вокруг (наряда не избежать), подошел к камраду и с обидчивой укоризной заметил ему: «Камрад, ну какой там mein Got, это же руссише машинен, не видишь что ли?»
Камрад на секунду перестал качать головой и, соглашаясь, закивал в ответ: «O! Ja, ja,….Russisch  Maschine  gut!» - а, немного подумав, еще и добавил – «Sehr gut, ja, ja – sehr gut!»
«Ну, вот видишь, а то ты всё Got да Got, это брат техника и ее понимать надо!» - водителю стало легче от вразумления камрада, а помдеж в это время закончил свою тираду. Иссякнув окончательно, он стал отдавать команды чётко и ясно.
Трос молниеносно сняли с фаркопа, бойлер подкатили к стене столовой, забор восстановили на место, доску приколотили. Вот и всё.
В итоге немцы получили огромное впечатление от мощи советской техники или русской дури (?), наши же, почесав в затылке, напоследок резюмировали: «Не, ну ё…….. такая фигня вышла!» чем и успокоились.

86

WELL написал(а):

«Нет, ну вы видели такого, полковники стоят, молчат, а он с маршалом беседы разводит».

:crazyfun:  :cool:  :rofl:  :rofl: просим продолжения!!!!!!! :writing:

87

WELL написал(а):

Погоны на парадном мундире делали с пластмассовыми вставками, для крутизны и определения, кто есть дед.

Челпанов Сергей написал(а):

сапоги гладились. И вот, правильно погладить сапоги было изрядным искусством.

WELL написал(а):

Мы-то уже делали сапоги без «гармошек», ближе к белогвардейским, а вот перед нами дембеля уходили в сапогах с «гармошкой» на шесть углов, на восемь(!) Фасонистые были парни, что ни говори. А еще у них было шиком уйти на дембель в гимнастерке из сукна-диагонали и, зимой в полевом бушлате.

Спасибо ВАМ Валентин большое за самую правдивую и достоверную информацию по тому времени нашей службы в ГСВГ. Для изготовления погон покупали в солдатском магазине полоски черного бархата. Сапоги (яловые) наши некоторые "фасонистые " парни делали с "гармошкой", обжимая пассатижами.
Кстати я с этими неуставными погонами "подзалетел", находясь в краткосрочном отпуске, в отпускном удостоверении в комендатуре поставили штамп, что был задержан комендатурой за нарушение формы одежды. За этот проступок получил 3 суток гауптвахты по прибытию в часть.

88

Метролог написал(а):

изготовления погон покупали в солдатском магазине полоски черного бархата. Сапоги (яловые) наши некоторые "фасонистые " парни делали с "гармошкой", обжимая пассатижами.

а для вставок в этот бархат обдирали водосточные пластиковые трубы у камрадов до второго этажа. И сапоги гладили классно,сам за службу
сделал пар 200 генеральских сапог формы бутылочка эпохи =Вермахта=.Это были 1967-69 г.

89

Сидя на дежурстве после двенадцати часов, о чем только не думаешь, чтоб не уснуть. Если до дембеля далеко, так о родине лучше и не думать, а лучше сосчитать керамические плитки на полу коридора, шагами измерить расстояние из конца в конец и, подумать, хорошо, что хоть не при синей лампочке сижу, а то был бы и вовсе капец. А ведь и до этого доходило (до синей тревожной лампочки).
Так вот как-то сидя на дежурстве, уже перед дембелем взялся считать, а сколько же времени я пробыл на полевых учениях. И выходило где-то, что около восьми месяцев, т.е. почти треть службы.
Не знаю, как потом, но нас тренировали крепко, сильно в части не засиживались, ездили во все концы Германии. На учениях бывало всякое, но запоминается всегда только веселое и выходящее за пределы уставной жизни.
Как ездили? Да на машинах. Когда отрабатывали доставку «изделий», то от пехотного полка нам придавались еще и два-три бэтээра с бойцами для сопровождения. В общем, все, как и положено.
Тренировались, ели, пили, спали. Солдаты спали в палатках, офицерский состав в салонах машин, как в плацкартном купе вагона, с бельем и прочими удовольствиями. Палатки у нас были тяжелые, брезентовые, не слишком горючие, а вот у пехотинцев были из какого-то достаточно горючего материала. При мне, одна палатка мгновенным факелом сгорела и это зимой.
Иногда выматывались так, что засыпали на ходу. Как-то зимой, под утро, еще только забрезжил свет, разворачиваемся в лесу, дошли до установки палаток, смотрю, а молодой пехотинец, как тянул за стропу, так и сел с нею в снег и спит мертвецким сном, со стропой в руках.
Ставили палатку, выкапывали ямку под печку-буржуйку  (топили торфяными брикетами), пол устилали еловым лапником, сверху добавляли маскировочные сети и, сунув автомат под бочок, засыпали без задних ног. Интересно было наблюдать ночью за спящим дежурным возле печки – буржуйки, как он клевал носом в раскаленные конфорки, но в последний момент, не просыпаясь, откидывался назад. Дежурили возле печки часа по два, наверное.
Полевую кухню возили с собой, как икону Богородицы и, в случае вражеского нападения её нужно было защищать до последней возможности (вплоть до рукопашной схватки), а иначе, что это и за боец без хорошего котелка каши.
Мужики, а помните тушеночку в банках со смазкой, а? А сосисочный фарш, а печеночный, а гречневую кашу с мясом и свежей луковичкой, а? То-то и оно ребята, что нынешние ресторации и близко к такому стоять не могут со своим харчем, да-а….  какие нынче времена, какие нравы.  А то бывало, берешь две банки гречневой каши с мясом, вываливаешь их в общий котелок, сверху еще банку мясной тушенки и помешиваешь всё это ложкой сверху – вниз, сверху – вниз…. Ребята смотрят на всё это и ждут, не дождутся своего солдатского откровения.
Нам на учениях выдавали дополнительно еще и сто граммов сала с собственного свинарника. И чё не жить-то? Жили, служили и себя не забывали.
Марши в район дислокации всегда совершали по ночам. Днем только радисты, иногда выезжали на учения или там небольшое учение штаба. А так, только по ночам.  И вот, чтобы не уснуть за рулем, брали с собой в «бардачок» или каменные ржаные сухари с солдатского сухпайка или сигареты, хотя курить на марше и запрещалось. Так же как и поднимать стекло в кабине со стороны водителя и зимой и летом. Летом-то ладно, а вот зимой при промозглой погоде, так оно, вроде, как и не очень. Но курить - курили, и сухари грызли, до поломки зубов. А однажды даже наш командир – фронтовик и тот пришел в изумление, когда увидел бойца за рулем: обе руки лежат на баранке, на морде надет противогаз, а в зубах цигарка дымится. Можете себе такое представить, нет, так вот придумайте, как такое может быть.
В «химии» (защитном комплекте) мы ездили, но не так много, как в противогазе. В соц.обязательствах  по части у нас было записано «Пребывание в противогазе на марше шесть часов». По шесть часов, конечно, не ездили, сейчас не скажу по сколько, но то, что приходилось время от времени оттягивать противогаз и выливать оттуда пот, это – да.
В кабине, вместе с водителем всегда сидел старший машины офицер или сержант. И хорошо если они не спали на марше, а то, когда рядом напарник сладко сопит, ох как трудно удержаться от засыпания, особенно при вождении по индикатору. Это, в общем-то, несложное упражнение,  но требует бодрости. Ночью, когда уже весь мир в покое  и, даже немцы давно спят, мы выключали фары своих машин и совершали марш только по подсветкам устроенных под кузовом машины. Желтый свет, от которых падал на белое пятно, нарисованное на заднем мосту автомобиля. На задних же красных фонарях стояли металлические экранчики с четырьмя небольшими прямоугольными прорезями, т.е. если чётко видишь все четыре прорези, значит до впереди идущей машины – 25 метров, две – 50 метров, одну – больше пятидесяти. И так вот двигались. Движение колонны, конечно, напоминало, скорее судороги очень уставшего спящего человека, а не натянутую струну.
Но наш «старый» командир части полковник Самойленко умел водить колонну на марше, и крепко умел…
Сидишь, рулишь, дед – старший машины дрыхнет, марш не близкий. Ты грызешь сухари, высовываешь свою рожу навстречу ветру, крутишь онемевшей шеей, можешь даже тайком курить и тут, мимо тебя как вихрь, как Чапаев в сабельной атаке вдруг проносится командирский ГАЗик. И из окна означенного газика для всего мира, а пуще для личного состава колонны торчит волосатый кулак «бати». Приходишь в себя мгновенно, сердце выдает сто двадцать ударов в секунду, сигарета гасится, \Попой\ ерзаешь по сидению и лихорадочно начинаешь думать «За что?».
И вот при таких делах мы были лучшими в ГСВГ среди «своих» по вождению машин в колонне на марше.

90

WELL написал(а):

....ерзаешь по сидению и лихорадочно начинаешь думать «За что?»

:cool:  :flag: СПАСИБО!!!
Да ночное вождение это....!!!! Только вот я не знал про эти прорези..и водилы наши не знали...и кстати по току на заднем мосту я впервые слышу..при мне такого уже наверное не было...хотя товарищи водители кто что скажет???


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Wurzen. Вурцен. » Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·