"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Wurzen. Вурцен. » Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·


Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·

Сообщений 61 страница 70 из 714

61

Так, а это наше расположение, «части за забором», как говорили в полку. Не знаю, как потом, а в мое время нашу часть, чаще всего именовали по фамилии командира, т.е. сначала Самойленко, а после замены офицерского состава – часть Япринцева. Номер части, опять же, не всем был известен. Не знаю, как старшие офицеры полка, а при младших можно было и выкрутиться.
Если кто помнит, по вторникам во всех частях гарнизона два часа шли политзанятия. И в эти благословенные часы в «чипке» не было ни души. Гуляй, не хочу!
И вот, однажды в суровую зимнюю пору мы с Валерой Скосыревым ухитрились сбежать с этих занятий, и путь наш пролег в единственно желаемую точку на карте мира – «чипок». Только это мы, значит, расположились за столиком в пустующем зале и предались разгулу, как в помещение вошел старлейт, помощник дежурного по гарнизону. Он озабоченно посмотрел в окно на засыпанную снегом территорию, с удивленным удовольствием на нас и, растер озябшие от мороза руки.
Хукая в ладони подошел к нашему столику и ткнул пальцем в окно: «Бойцы – сказал он – вы видите, сколько снега за ночь насыпало?»
Мы встали - «Так точно!» - отвечали ему.
«Так вот его надо убрать! Пойдемте со мной!»
«Не можем, товарищ старший лейтенант, мы не из вашего полка!»
«Ваши военные билеты!» - строго приказал он. Мы предъявили ему свои военные билеты. И тут он задал спасительный вопрос: «А почему у вас красные печати стоят?» - у нас в военных билетах действительно стояли красные печати. Реакция была мгновенной: «Мы из спецчасти. Приехали к вам по командировке, товарищ старший лейтенант! В соседнюю часть – я, как старший, показал пальцем за спину - Ждем, пока у них политзанятия закончатся!»
«А-а-а…» - разочарованно протянул он и отдал нам билеты – Тогда ждите» - повернулся и вышел. Ну, и какой после этого разгул, да никакого! Быстренько всё доели, допили и перебежками, перебежками в свою часть, за спасительный забор, а снега действительно много насыпало, выгоняй на плац две роты и те, едва ли за день уберут.

Праздничное построение части на девятое мая. Готовимся к торжественному возложению венков к памятнику погибшим воинам, что стоял в городском парке. Венки, как и положено, поручалось нести отличникам боевой и политической подготовки.

Родной плац, с космоса похожий на взлетно-посадочную полосу, где вмещалось и проходило все два года наше житье-бытье. Шлёпали по нему строевым шагом, отжимались от промерзлой бетонки по тридцать раз «в упор лежа», выходили на развод в караул, перед отбоем ко сну  маршировали с песнями и слушали бой московских курантов, снег зимой с него убирали подчистую, летом подметали и мыли водой, убирали окурки и, вообще холили и лелеяли. На фотографии видим часть части в праздничном построении и полковника Япринцева, нашего командира.

Вся наша часть в парадном марше на родном плацу.

И вот ещё вид плаца с Сашей Бойцовым уже в гражданской рубашечке. Дембель, дембель был на носу. Последняя осень и… на Родину. Саша стоит возле КТП, дальше плац, слева столовая, казарма, наш КПП в полк, справа – боксы для машин и, прямо по ходу, спортивный городок в роще берез.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

62

На фоне нашей казармы стоят бойцы: рядовой Сорока, Володя Синицын – из нашего призыва и товарищ помоложе, фамилию его не помню. День воскресный и, наверное, после обеда, потому как на плацу пустынно, а из окон парковой батареи (третий этаж) свисает обмундирование. Год семидесятый. Как раз в этом году был переход со старой армейской формы одежды на новую. Нам уже выдали «хэбэшку» по новой форме, и мы со всем своим старанием ушивали ее так же,  как и прежнюю. Галифе «с бутылками» отходило в прошлое, а новое доводили до состояния гусарских лосин. Куртки укорачивали, как и гимнастерки – на ладошку ниже ремня, но еще и приталивали. Все, наверное, помнят приталенные сорочки семидесятых. Вот Володя Синицын и стоит весь в собственном фасоне.

Между торцом казармы и нашим КПП в полк было пространство, где росли деревья, и мы по весне высаживали цветы. Настоящий армейский фэншуй.
Старые грядки  с кирпичиками убираем и готовим новое слово в садово-парковом искусстве, ну, а что?

И вот оно – это слово. Шины покрасили, цветы цветут. Ну, красиво же, правда? И как не сфотографироваться возле такой красоты. На фото Сережа Головин и я. Я стою в свежем, не ушитом еще «хэбэ», просто не успел сделать.
Не знаю, как у других, но у нас при командире Самойленко, за ушитый мундир или форму десять суток «губы» летело, как письмо на родину и думать было нечего. Уже при отбытии в Союз дал таки кому-то из дембелей десятку. Нашел в курилке обрезки от мундира, построил часть, быстро выяснил, кто и оформил по полной программе. И пошел дедуля на полковую «губу». Вот не бросай в курилке обрезки, лень тебе их за забор выбросить, что ли.
Я свой парадный мундир ушил в период междувластия, когда старого командира отзывали в Союз, а новый еще не вошел в курс дела. Расчет был прост: если ушился при Самойленко, то наказание уже понес, а мундир не исправишь, пусть живет. Так оно и вышло. Правда, Япринцев, человек был больше технический, а поэтому мягче и снисходительней.

И еще разик сфотографировались на фоне полкового плаца. Май месяц, тепло, каштаны цветут, и Сергей дежурил по КПП, а иначе б и не выпустили, строго было, но в «чипок» прорывались, бойцы мы или нет?

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

63

Валентин!!! Спасибо огромное за рассказы Ваши!!!

64

Сережа! Благодарю Вас за добрые слова, такое всегда приятно слышать, спасибо Вам.

Продолжим тему.

Что еще мы делали, да Новый год встречали ещё. Вот он – грядущий семидесятый. После праздничной лекции замполита, праздничного же ужина, еще и праздничный концерт дали своими силами. Был у нас свой самодеятельный ВИА «Импровиз», это, чтоб никто не сомневался, что парни играют. Если нет слуха, читай надпись на барабане и разумей. В то время еще не было ни Агутина, ни рэпа, а были песни и мелодии, разрешенные к исполнению. В моде были песни Валерия Ободзинского, его всесоюзный хит «Эти глаза напротив» пели на всех площадках и во всех кабаках, нас это тоже не обошло. На втором этаже здания столовой у нас был свой небольшой кинозал, вот в нем и давали представления.

Вот смотрю я на Володю Шкоду (фамилию не путать с действием) и вижу, что он-то точно поет «из Ободзинского»,  как там: «Льет ли теплый дождь, падает ли снег, я в подъезде возле дома твоего стою…» не, ну неплохо было, чтобы там не говорили, а было неплохо. Только вот фотографии маленько не того, ну такие уж вышли, а если, вдруг еще и ребята себя узнают, так и вовсе простительно. Итак, солист – Владимир Шкода-а-а-а….!

Вторая фотография: руководитель ансамбля – Михаих Куприков с гитарой и на ударных – Юрий Аксенов. Естественно барабан с надписью, а Юрка трезвый, но в бороде и очках и где только взял.

Следующие фотографии – это уже в учебном классе наших радистов. Подразделение управления гудит.

Я с бутылкой в руке, в «пэша» и с ножиком. Дежурил едреный корень и на Новый год, а? Конечно же, приятно осознавать, что на праздничное дежурство по защите Родины назначали лучших бойцов, но ведь враг тоже не дурак погулять, так, кто нападать будет. И получалось, что балбес сидит за праздничным столом, рожа у него от пончиков лоснится, а лучший красноармеец дрогнет на холоде и бдит. Я себе хоть «пэша» выговорил на дежурство, все как-то легче, а то все пончики трескают, Новый год празднуют, лимонадом заливаются, а ты как дурак в «парадке» и по коридору туда-сюда, туда-сюда…

А это уже на следующий день. Семидесятый год на дворе. Вышли на полковой плац сфотографироваться, ребята и меня пригласили. Елку на полковом плацу всегда ставили, вот мы около нее и снялись. Память, опять же не всех помнит. Крайний слева – Валера, гитарист из нашего ВИА, Володя Афонин, я, Толик Степин, не могу вспомнить, Валера Панков и, имена троих ребят тоже не могу вспомнить. Но год семидесятый помнится.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

65

А в наше время елку на плацу не ставили :'(  :dontknow:

так вот и подошли мы к самому главному..а это главное -фото на аватарку :)!!! пора уже выйти из сумрака :)

66

Сережа, я об аватарке. Сие не от разгильдяйства, а так вот смотрю, смотрю и там (в армии) ничего такого приличного подобрать не получается и здесь (сейчас) тоже. Может, просто одну какую-то фотографию и - всё. Малость в затруднении.

67

WELL написал(а):

Малость в затруднении

Любую!!!! Можно просто армейскую...и удобнее..смогут быстрее опознать забежавшие на минутку сослуживцы :)....

68

Валера Скосырев. Сибиряк. Дежурит по штабу части. Штаб у нас находился на первом этаже казармы. Часть-то небольшая была, так что на первом этаже еще размещалась и душевая комната для мытья, и комната для приема и карантина молодого пополнения.
Как-то история случилась. Главком ГСВГ маршал Кошевой, перед отъездом в Союз решил то ли инспекторскую поездку по частям провести, то ли еще чего, во всяком случае, однажды с утра по полку прошел слух – Кошевой едет. Тут всё и началось.
Мылись, чистились, скреблись, подметались, убирались, полковой плац нежился от любви и заботы, и только лишь деревья не красили.
К нам он тоже должен был зайти, а как же – ракетчики.
В тот день по штабу дежурил наряд от подразделения охраны. И вот – вызывает меня начальник штаба и говорит:
- Быстро переодевайся, меняй дежурного и становись к тумбочке. Дневальных разгони, чтоб их никто не видел, а сам при появлении Кошевого подашь команду «Смирно!» И от тумбочки ни шагу, понял?
- Так точно, товарищ подполковник! А доложить?
- Только «Смирно!» и – все! – начштаба нервно дернулся – Понял!
- Так точно! Разрешите идти?
- Иди.
«Смирно!», так – «Смирно!» - подумал я. Наше дело солдатское, прикажут рейхстаг взять, возьмем и рейхстаг, делов-то.
Побрился, умылся, переоделся и занял пост возле тумбочки. Стою, как часовой у Мавзолея, одеколоном пахну. Жду, значит.
И вот.…  Открывается входная дверь казармы и появляется Главком ГСВГ, за ним наши же командиры. Поднимаются по ступенькам на первый этаж и, когда Главком взялся за ручку застекленной двери, я вытянулся в струнку, четко поднес ладонь к козырьку фуражки и раскатисто – звонко закричал «Смир-р-р-р-на!!!».
Главком тоже, степенно подносит руку к козырьку, ну, это и понятно, мы же с ним – бойцы, смотрит на меня, потом мимо, мне за спину и задает вопрос:
- А что это – говорит - у вас такие рамы широкие на дежурной документации?
Я мельком глянул на командиров, они стоят, молча, тогда я и отвечаю, не отрывая руки от козырька.
- Это – говорю – товарищ маршал, у нас дверцы электрических щитов и мы на них прикрепили документацию.
- А - говорит понимающе, маршал – это нужно сделать отдельно, а отсюда снять.
- Есть! – отвечаю ему и смотрю в круглые глаза начальника штаба.
Кошевой со свитой повернули направо, и пошли к кабинету командира части. Когда за ними закрылась дверь, я опустил руку и скомандовал сам себе «Вольно», никого другого в коридоре и не было.
Потом они еще ходили мимо меня смотреть класс спецподготовки  и т.д. Я вытягивался в струнку, лихо козырял и представлял собою молодцеватый вид. Когда же они отправились на «объект», напряжение немного спало, я вспомнил глаза начальника штаба и подумал «С маршалом я, конечно, поговорил, но вот наряда три будет точно».
Главком прямо с «объекта», не заходя в штаб, уехал дальше, а наши командиры, после такого стресса, ушли обедать.
После обеда человек всегда добрее, поэтому начальник штаба ничего не сказал, а только зыркал на меня, проходя мимо. А потом, он же был фронтовик и прекрасно понимал что, плох тот солдат, который не мечтает… ну, хотя бы с генералом поговорить.
В общем, для меня все обошлось, только начштаба в разговоре с офицерами немного удивленно говорил «Нет, ну вы видели такого, полковники стоят, молчат, а он с маршалом беседы разводит».

И тот щит с документацией, что за спиной у Валеры был, изготовлен по указанию Главкома ГСВГ, а иначе и как, армия мы или нет?
Но на дверцу электрощита, все равно пришпандорили ящичек с ключами, не пропадать же месту.

увеличить

69

В холодное время под мелким снегом под плацем просматривалось некое подобие подземных комнат. Кто помнит такой феномен? Лично я такое наблюдая с 3-го этажа технической батареи ракетной бригады, ни у кого в т.ч. и офицерского состава не смог добиться более-менее вразумительного ответа.

Смотрю:(гугл 2011) и вижу, что многое посносили, а моя казарма, да и столовая, просматривается. Видел на ютубе репортаж бывшего военнослужащего полка от 08.06.2010, так вот он обмолвился, буд-то бы казармы ракетной бригады уже разрушены...???

][url=http://www.wikimapia.org/#lat=51.3803174&lon=12.7251828&z=19&l=1&m=b&v=8&search=ВУРЦЕН ]

Отредактировано samsonovyuri (2011-10-03 23:01:20)

70

samsonovyuri написал(а):

под мелким снегом под плацем просматривалось некое подобие подземных комнат

была така тема..только когоя не спрашивал..все говорят что не знают...самое интересное что на месте плаца сняли верхнее покрытие, и теперь там просто земля....и было что под ним или нет теперь уже не выяснить....

samsonovyuri написал(а):

буд-то бы казармы ракетной бригады уже разрушены...

все верно сам лично своими глазами это видел..и как ломали в прошлое лето..и то что теперь там пусто этим летом...


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Wurzen. Вурцен. » Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·