"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Wurzen. Вурцен. » Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·


Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·

Сообщений 491 страница 500 из 714

491

Геннадий, спасибо за фотографии! Классно!

492

Форумчане! Привет!Генадий спасибо за фотографии.И вот тут мне показалось, что в старой  форме бойцы ГСВГ смотрелись лучше. А может это и не так. Валентин! Владимир! Ваше мнение?. Сергей ! По указанному адресу не та информация.А насчёт заезда танка не туда-интересно. У нас в АПРТБ заехал один раз главный инжинер с колонной.А там был тягач с телегой , во двор к камраду.Выезжали долго. Особенно тягач. Благодаря ювелиру водителю Вадиму Баранову тягач вырулил со двора.Вадим был ас.  Глядя в зеркало свободно загонял тягач с телегой на мойку в открытом парке.

493

Привет ребята! Евгений, вопрос, конечно интересный! Мужики, ну что я вам скажу, чтоб было без обид - в гимнастёрке же вся слава нашей русской и советской армии, а в куртке - некая элегантность и эволюция, приближающая нас куда, правильно, к Европе и к лучшему будущему. Кстати, в наш переходной период мОлодежь тоже любила гимнастёрочку на себя одеть, понимали ведь, что уходит целая эпоха и, потом ведь приятно будет вспомнить и сказать, как- нибудь "Да я тоже в гимнастерке служил". Н-да, что было, то было...

      А насчёт маневров с "телегой", так у нас тоже был случай. Когда мы отправлялись на учениях в направлении к Эйзенаху, так мы Лейпциг объезжали по южной стороне, насколько я помню, и вот, однажды, я даже не знаю кто вёл колонну, мы с какого-то хрена заехали в их гартенштадты и пока оттуда выруливали со своими "телегами" пару заборов успели таки разломать на дрова. У нас-то радиус разворота - какой, а у них там улочки, как для садовой тележки. Не знаю, как там решился вопрос с камрадами, возможно всё списали в общий котёл потерь и разрушений, но когда вернулись домой, то "разбор полётов" был строгий с поминанием того, что за всё что мы разломали и растрощили наша страна платит Германии золотом. Короче, дали нашим жару.

494

Бойцы!Привет!Что-то вспомнились отношения  между бойцами разных лет призыва. В 1965 году осенью пришло молодое пополнение. В карантине поставили командовать  бойца 3го года службы ефрейтора Лебедева из 5го подразделения или 4го  и рядового 2го года службы с первого  подразделения.Когда мы спросили ребят о их службе. Ответ - Ефрейтор не обижает , а вот рядовой нас заколебал. Среди радистов мы договорились ещё раньше не обижать молодёжь.И этот договор  мы старались выполнять .А вот как было после нас Володя и Валентин знают лучше.Интересно каковы отношения были у танкистов  и артиллеристов  полка. Интересно откуда взялась разнузданная дедовщина.

495

Евгений Долгов написал(а):

Интересно откуда взялась разнузданная дедовщина

Кто как объясняет - кто валит на переход с большего срока на меньший, кто призывом кого попало(уголовников), мне кааца, что дело все в отношении офицерского состава к службе в целом, хотел командир порядка и не было дедовщины, а если хотел дома побыть , а на службу х...ложить, вот вам и безпредел... как то так мне виделось...

Отредактировано Челпанов Сергей (2013-02-12 20:49:32)

496

Евгений Долгов написал(а):

Интересно откуда взялась разнузданная дедовщина.


Этот вопрос уже не в первый раз поднимается в теме. Ответы разные. Я например, считаю, что в основном началось это после перехода на двухгодичную службу и призыв по периодам. появились разные "чижи , духи, черпаки и т д и пр ". Ну и правильно подмечено у Сергея Челпанова, где офицеры занимались своими обязанностями в полном объеме, там и "дисциплин был", как говаривал один татарин, ком. взвода. В наше время службы старшина жил в казарме, поэтому не было н каких ночных сборищ, хоть ты старик или сержант, хоть рядовой-отбой для всех, это закон. Дежурный по части заходил с проверкой несколько раз за ночь, назначался, кроме этого дежурный офицер из подразделений. На учете были все "неблагонадежные", любители сбегать в гаштет или к проституткам-немкам. Сразу выявлялось отсутствие, поднимали по тревоге подразделение и начинались поиски отсутствующего, спать не ложились пока не будет найден отсутствующий солдат или сержант.   Конечно на первом году службы доставалось и полов помыть побольше и в наряде на кухне котлы скрести от пригоревшей каши и многое другое, но унижений не было.

497

Привет ребята! По поводу дедовщины. Что было при нас в 1968-70гг.
      Помню, еще, будучи в карантине в 1968г мы стали невольными свидетелями короткого мордоприкладства. Выкатываемся как-то после фильма из кинозала и видим, как ребята за зданием столовой торцы себе полируют, нас тут же быстренько построили и увели в казарму. Ну, думаем – армия.

      Хотя потом, в основном, всё было тихо и мирно, обходились без мордобоя. Строгость по отношению к молодым была, а иначе и как научишь, но обходились другими средствами. Да и заняты все были изрядно, времени-то только помыться, подшиться, да письмо «заочнице» написать или там, на родину и плюс ко всему часть же у нас была небольшая.
      В полку было куда как суровей, до нашего прибытия там даже «самострел» был, чего уж там случилось мы того так и не узнали, только вот ребята, наши, которые иногда ходили туда к землякам поговаривали, что у них там всё поставлено круто. И потом уже тогда в полку существовали «национальные землячества» головная боль для замполита. А при нас так только один боец из полкового разведбата и дал дёру на Запад, скорее за красивой жизнью, нежели от дедовщины.

      Где-то уже под конец моей службы произошла такая вот фигня. Вызывает меня начальник штаба и говорит:
      - Я отдал распоряжение перевести бойца Н. из хозчасти в твоё отделение и в твою же комнату.
      - Товарищ подполковник, да на кой х…..
      - Отставить!
      - Есть, отставить. А для чего он мне нужен?
      - Ходят слухи, что он уже спит с топором под подушкой.
      - ???!!! Товарищ подполковник…
      - Отставить! Ты вот что, возьми над ним шефство и приобщи его к спорту.
      - Его????... К спорту….
      - Так точно, к спорту.
      - Есть, приобщить к спорту….- задача, надо сказать, была неподъемная. При среднем росте и гражданской профессии – бухгалтер, боец весил 96 кг и тяжелее авторучки в руках никогда ничего не держал.

      Парень-то, в общем, оказался неплохим и характеру нормального, просто не вписывался он в раздолбайскую вольницу хозяйственного взвода, вот над ним шутки и шутили, а он всерьёз комплексовал. Там ведь парни были все разбитные, на понтах, за пределами части бывали каждый день и что им было до всех остальных отличников боевой и политической подготовки.

      В общем, следуя указаниям НШ, взялся я добросовестно поднимать спортивный уровень вышеозначенного бойца Н. И многотрудное это дело вскоре принесло свои плоды да такие, что я даже начал гордиться собой. Ближе к моему дембелю он (боец Н) уже подтягивался на перекладине  аж ОДИН раз. И это была наша общая с ним победа не только в спорте, но и над земным притяжением.

      А перед самым своим отбытием на Родину я ходил вокруг него, висящего на перекладине и, как Макаренко уговаривал:
      - Ну, давай! Подтянись! Ещё хоть пол раза. Ещё чуть – чуть и… ну! Сделай дедушке подарок отпусти его на дембель с чистой совестью и здоровым сердцем, не доводи меня до инфаркта. Ну, давай ещё хоть полраза!
      И боец, стиснув зубы, как перед атакой на ДЗОТ и, напрягая все свои неисчерпаемые силы, подтягивался ещё полраза. А я ходил довольный и поглядывал по сторонам, не заметил ли кто такой наш успех.

      Выйдя на прямую к дембелю, мы уже хотели, чтоб нас никто не кантовал и не беспокоил по всяким там пустякам. У деда и так дел хватало: альбом привести в порядок, чемодан оклеить картинками со всех сторон, сапоги отгладить, латунные пуговицы довести до невероятного блеска, да мало ли какие дела ещё были и все, в основном, важные. Молодёжью занимались ребята идущие за нами, а мы просто хотели ходить, ничего не делать и думать только о своей необъятной Родине.

      Правда, меня салажата всё-таки донимали. Ходили следом и ныли:
      - Дед, а дед, ну сделай нам фотографии, а? Нам ведь уже пора их и на родину отправлять.
      Я смотрел на них назидательно и отвечал:
      - Вы ещё бриться правильно не научились, а туда же – фотографии на родину. Да кого они там увидят, а? Вы о родителях подумали или нет? Или про кухню уже забыли? В общем, не рвите мне душу своим зрелищем.
      Через какое-то время начинали опять осаждать.
      - Дед, а дед! Ну, будешь себе делать фотки, сделай и нам хоть по одной, а?
      - А вы к фотографу ходили?
      - Ходили, но он занят и ему некогда.
      Глядя на их рожи и думая о будущем Родины я только махал в ответ рукой и соглашался:
      - Ладно. Купите только бумагу, а то её нет и, не забудьте, взять матовую. Поняли?
      - Так точно! Поняли! – и бежали в магазин за бумагой. Это они умели делать быстро.
      А я брал с разрешения фотографа ключ от лаборатории и запирался там, на целый день, делая фотографий, столько, сколько мог успеть за отпущенное время. Что у немцев было в этом деле хорошо, так это уже готовые к употреблению химикалии, бери, заливай и проявляй. Да и бумага была качественной.

      В общем, такие вот у нас были дела в части. Как там уже дальше всё пошло, это нам Геннадий может рассказать. Ему эстафетная палочка.

498

Привет ребята! Сижу и читаю тут в новостях, что на АЭС Чернобыля от выпавшего снега обвалилась крыша над машинным залом. Понятное дело, что живем в стране, где до сих пор не могут понять, откуда берётся та зима и зачем нам нужен снег. Жить бы среди негров, так может, и Чернобыля бы не было, экая досада, господи!

      Года два назад, работая, я краем уха слушал передачу по радио, в коей говорили о беспокойстве профессора Киевского Политеха  Анатолия Киндеревича  из-за  нынешнего состояния дел на Саркофаге. Из умной беседы я кое-что понял и кое с чем согласился и, следуя известной поговорке «Кесарю – кесарево, а слесарю – слесарево», я «заслесарил» свой комментарий.
                                                                       

                                                К беспокойству профессора А. К. о Саркофаге.

      Жара на дворе стояла такая, что в ушах плавилась сера. Из-под мышек воняло, а по спине ручьями стекал соленый пот.
      В это жаркое лето японцы направили к Венере космический парусник «Икар» и он, расправив тончайшее полотнище своего золотого паруса, поплыл к Утренней звезде, звезде Люцифера.
      В Зоне же, вокруг Саркофага, бегал человек в роговых очках и охрипшим от натуги голосом вопил в безлюдное пространство - «Ala-а-а-аrm!!! Ala-а-а-аrm!!!»

      На взбитых, как перина облаках, на расстеленном рядне сидел, крепкий, словно морёный дуб, старец. В штопанном чистом хитоне, соломенном бриле, сидел он, зажав в кулак свою седую бороду.
      Чуть далее от него, по правую руку, стоял небесной красоты отрок с белоснежными крыльями за спиной, по левую же руку, стояла райская яблоня с мудрым Змием на разложистых ветвях. На нижнем суку той яблони висел нимб, а внизу, в тени ветвей, стояли амфоры с нектаром, амброзией и добрая сулея казацкой медовухи.
      Старец смотрел себе под ноги и хмурил брови. С раннего утра он был не в духе. Что ж это творится, что деется на этом свете!

      Наконец-то послышался легкий свист, хлопанье крыльев и перед старцем предстал молодец  косая сажень в плечах и с рожей разбойника. Из-под нахмуренных, как и у старца бровей, смотрели внимательные глаза в глубине которых, корчился бес несогласия.
      - Прибыл? – выпуская бороду из рук, спросил старец.
      - Прибыл, Отче – отвечал ему молодец, оправляя крылья.
      Старец снял с головы соломенный бриль и отложил его в сторону, поискал рукой под полосатым рядном, нащупал там посох, и, сняв острым концом кия с яблони, нимб накрыл им свою пушисто-розовую проплешину.
      - Ну? – принимая позу Вседержителя, спросил старец – Алармист, твоя работа?
      - Моя, Отче – отвечал ему молодец.
      - Ну, и зачем ты его туда послал? Послал зачем?! – накалялся Господь.
      - Людей предупредить - хмуро сдвигал в ответ брови молодец.
      - Людей? О чём? О чём их предупреждать?!
      - Так рванёт же, Господи!
      - Что рванёт, что рванёт?!
      - Саркофаг рванёт… - упрямо твердил разбойник.
      - Саркофаг? Саркофаг??– старец крепко сжал в руках кий - Тебе что, ведомы замыслы Бога? А?!
      - Ну, ведомы, не ведомы… - нахмурился молодец,- а физики говорят…
      - Физики! – взвился Господь – Да твои физики в первую голову должны знать, что ни один атом не сдвинется с места без моей воли, ни один! – и Вседержитель помахал перед лицом ангела узловатым пальцем – Взяли в привычку пукaть на Господа! Я им покажу – пукaть на Бога!
      - Они дело говорят – упрямился ангел – Людей спасать надо.
      - Дело?– тут старец заёрзал задницей по рядну – Дело?! Да Саркофаг же и по делам их! И нет им прощения! Нет! Люди! Что люди? Греховны! И нет им искупления! Нет!...
      - Ну, есть или нет, Тебе решать, Господи. Только вот грехи их начинаются ровно там, где у Тебя мозги кончаются …- и бес несогласия кувыркнулся в глубине зениц разбойника.
      «Пcя крев!» - взорвался Вседержитель – «Пcя крев!!»
      - Ах ты, cукин сын! – и Господь перетянул промеж лопаток Люцифера кием – Ах, ты cукин сын! Прочь от глаз моих!
      Тот, крякнув от удара, отскочил в сторону, упрямо посмотрел на Бога, сунул свой кулачище в прореху хитона и, с огромным внутренним удовлетворением сложил там фигуру из трёх пальцев. Затем подобрав в руки одёжку, сел на задницу и съехал вниз на землю.

      А на земле в это время было тихо и мирно.
      Кто найдет те слова, которые расскажут о последнем шедевре Господа? Да и есть ли они в этом мире, того никто не знает.
      Всё в этой земле было соразмерно, правильной высоты горы, прозрачной глубины реки и озёра, тысячелетние дубравы и ковыльные степи за горизонт.
      Народ жил там добрый.
      Послал им Господь одну Реку на всех, да такую, что ни одна птица так и не смогла долететь до её средины. И в этой-то Реке и хранилась вся суть блаженного народа.
      Сидели они по её берегам, опустив в воду свои длинные, как у столетних сомов усы и думали одну Думу на всех, без конца и начала. 
      По Реке же, красуясь полными боками и радуясь жизни, плыли вареники, удивляя собою молодых карасей и всех прочих иностранцев.

      Так вот, этим жарким летом и до великой Реки долетел тот гвалт от Саркофага.
      Сидевший на берегу Реки человек, вынул из воды свои длинные усы и спросил у соседа:
      - Кум, а кум как вы думаете, что это оно там такое кричит?
      - Та-а… что-то уже да кричит…. Это они умеют…
      - А как вы думаете, кум, рванет эта хoлера или не рванет…
      - Та, может и рванет…, а, может и не рванет…. Как-то оно уж да будет…
      - Истинно ваша правда кум, истинно…. Как-то оно уж да будет… - и сидящий снова опустил свои усы в Реку.

      Прогнав от себя Люцифера, Господь расстроился. На душе было муторно, сердце болело.
      «Ну что ж это такое, а? Что ж это за мир такой? Если и выдастся один умный, так обязательно тебе выродок. И в кого оно такое пошло? Где ж та золотая середина что ни тебе дурак, ни тебе умный, а?»
      Маялся Господь.
      Люцифера было жалко, дураки - раздражали. Еще и эти физики. Не уважают старика  и в грош не ставят. Ему-то, по древности его, могли бы, и простить, как - никак всем отец, так нет же. Может, где и не досмотрел, а, может, какой атом и от рук отбился, так что ж его сразу хватать и в дело пускать? Да ты хоть спроси сначала: что есть атом? А потом уже и приспосабливай. Нет же, себя возомнили. Вот вам и по делам вашим!
      Богу стало совсем скверно, хоть и пoдлецы все изрядные, но ведь свои же дети, кровинушки.
      С досадой снял с головы нимб и метнул его обратно на cyk, тот зацепился и закачался на нём золотым бубликом. Сунул под рядно жезл громовержца и попросил ангела:
      - А ну, подай-ка  мне братец сулейку медовухи!
      Отрок метнулся к дереву и поставил перед Господом сулею. Вытер рушником серебряную чашу и наполнил её до краёв золотистым  напитком. Господь выровнял усы в линию и принял в себя казацкий мёд. Крякнул от удовольствия и зажмурился.
      Сердце немного отпустило, глаза просветлели, а мысли выстроились в ряд и заняли подобающее для бога место.
      - Налей-ка мне еще, юначе! – попросил Господь.
      Приняв вторую чашу, Господь подсунул себе под бок подушку, облокотился на неё и задумался.
      Всё-таки  что ни говори, и как бы оно там ни было, а дела вроде, как и неплохо идут, могло же быть и хуже. Люцифер всё правду ищет, о людях беспокоится, альтруист хренов, да ведь они  же пoдлецы такое заворачивают, что даже у него, всё могущего и всё знающего ум за разум заходит. Ишь ты, с Саркофагом маются, а кто вас просил нос в атом совать? Атом, видишь ли, они, постигли. Да он и сам не знает, что такое атом и  как всё это получилось, рвануло однажды наудачу, а присмотрелся – мир возник. Ну и пусть будет, кому от этого плохо, им что ли? Нет, им – хорошо, это ему докука. И это надо понимать товарищи учёные….
      Бог немного успокоился, сердце его ожило, затрепетало, а потом и взыграло. Захотелось ему взять в руки бандуру да и врезать на ней «Галю молодую…». Но «Галя» была ему не по чину, а вырос он стеснительным. Поэтому попросил ещё одну чашу медовухи.
      После третьей чаши, Господь Бог, откинув в сторону подушку, раскинулся на рядне как чумак под своей телегой и дал такого храпу, что тот громом покатился по бескрайнему небу.
      А люди на прекрасной земле поднимали глаза к чистому небосводу, слушали раскаты грома, молились и думали: «Эк, чюдны дела твои, Господи!»
      Дождя - то ведь не было.

      P.S. Дочитав до конца этот рассказ, упрямый читатель может сказать: «Ну и горазды же врать графоманы, какую только хрень тебе не придумают!»
На что мы ответим: «Может оно конечно  и хрень, ну, а вдруг возьмёт да и рванет?!»

499

Хочу сказать команде нашего сайта спасибо за новый, более выразительный и читабельный шрифт. Мне, кажется, что так получше будет, да? А к Серёже просьба, я там опять в тексте пропустил "самок собак", нельзя ли это как-то поправить на правильное слово, больно уж строг наш цензор.

500

Привет всем бойцам форума! Ребята, чего это я влез со своим Чернобылем (сто лет бы нам его не видеть), давайте лучше продолжим поднятую тему. О дедовщине.

      Что я думаю, думаю то, что мы ведь с вами служили ещё при командирах – фронтовиках и они были для нас наглядным примером лучших качеств советского бойца. Информацию, как говорится, получали от первых  лиц, непосредственных участников войны, поэтому и к службе относились более серьезно, притом все.

      А время, какое было. Владимир Чехословацкие события ведь при тебе же случились. Может, вспомнишь, как тогда обстояли дела в нашей части.  Я-то прибыл в неё уже в ноябре месяце и при нас как-то об этом даже и не говорили, а так вскользь иногда. А вот товарищ из полка мне рассказывал, что их полк якобы выдвигался в сторону Карлмарксштадта, на всякий случай, вроде бы. В гарнизоне тогда тихо было? Помню, когда полковые выезжали на длительные учения, тишина стояла благодатная, ни тебе строевой на плацу, ни суеты, только развод по вечерам под «Славянку». Нашим парням даже разрешалось иногда в городской патруль сходить, что бывало крайне редко.

      При мне ведь тоже китайцы устроили стрельбу на Даманском. И хоть это и было совсем уж на другом конце света, но напряжение, как говорится, чувствовалось по всем кордонам. Так что мы тоже были в меру серьёзные.

      Потом уже, наверное, когда в сознание всех внедрилась сентенция о том, что войны всё равно не будет, народ махнул рукой на службу и воинское братство и пошло-поехало….  А жаль. Всё-таки армия, должна быть армией, а не набором «разрядников» по старшинству.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Wurzen. Вурцен. » Ракетная База. В.Ч. П.П. 38690 ·