"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Флот » Российский и Советский ВМФ.


Российский и Советский ВМФ.

Сообщений 11 страница 15 из 15

11

http://s3.uploads.ru/t/hBC3N.jpg

                          Гибель «Стерегущего»

Миноносец «Стерегущий» был заложен в 1900 году на Невском заводе. Первоначально он носил название «Кулик». В 1902-м корабль спустили на воду в Порт-Артуре. На Дальний Восток судно доставили по частям по железной дороге. Русско-японская война началась именно в Порт-Артуре, на внешнем рейде которого японский флот внезапно атаковал 1-ю Тихоокеанскую эскадру.
Спустя месяц, утром 26 февраля (10 марта) 1904 года, возвращаясь с разведки у островов Эллиота, «Стерегущий» и «Решительный» встретили четыре японских миноносца, к которым затем присоединились еще два крейсера. Противник имел преимущество в артиллерии и скорости. Спеша к Порт-Артуру, русские корабли пытались отстреливаться, однако силы сторон были неравными.

Командир «Решительного» спас корабль после разрыва барабанных перепонок.

Командир «Решительного» был контужен, но даже с разрывом барабанных перепонок смог увести корабль в Порт-Артур. У «Стерегущего», на котором японцы сосредоточили основной огонь, дела обстояли хуже. Один из снарядов разорвался в угольной яме и повредил два котла. После этого миноносец начал терять скорость. Следующим снарядом были выведены из строя остальные котлы, и корабль окончательно остановился. Его орудия замолчали.

http://sg.uploads.ru/t/SvawU.jpg

Командир «Стерегущего» Александр Сергеев.

Японцы прекратили бой и взяли корабль на буксир. Когда к разрушенному остову приблизилась шлюпка противника, вода уже наполнила жилую палубу. Из-за пробоин миноносец начал погружаться на дно. Пока японцы возились с буксировкой (они успели поднять над судном свой флаг) к месту боя подошли крейсера «Новик» и «Боян». Подкрепление открыло огонь по вражеским миноносцам, и те отступили. «Стерегущему», однако, помочь уже было нельзя. Дымящаяся груда металла затонула в 7 милях от Ляотешаня.
В марте 1904 года в английской газете «Times» со ссылкой на японские источники появился рассказ о двух русских моряках, открывших кингстоны, чтобы не допустить сдачи корабля. Впервые эта версия была опубликована в газете «Новое время». В 1911 году в присутствии Николая II в Санкт-Петербурге был открыт памятник, посвященный героической гибели миноносца и изображающий этих матросов.

Русские миноносцы отправляли на разведку без подкрепления.

Историческая комиссия при Морском Генеральном Штабе, изучавшая подробности всех боев русско-японской войны, не смогла подтвердить версию про кингстоны. Было отмечено, что показания выживших участников боя слишком разноречивы и сбивчивы, чтобы считать их достоверными. Комиссия заключила: «Пусть легенда живет и живит новых героев на будущие беспримерные подвиги, но признайте же, что 26 февраля 1904 г. в борьбе с сильнейшим врагом миноносец «Стерегущий» после часового, до последнего снаряда, боя пошел ко дну, изумляя врага доблестью своего экипажа».

http://sh.uploads.ru/t/vSnFP.jpg

Памятник «Стерегущему» в Санкт-Петербурге

Экипаж корабля состоял из 52 человек (48 погибли, уцелели 4). Погиб и командир Александр Сергеев (в его память был заложен эсминец «Лейтенант Сергеев»). Точно так же присваивалось российским и советским судам имя самого «Стерегущего».

В бою были тяжело повреждены «Акебано» и «Сазанами». Раненых русских моряков японцы доставили в Сасебо. Пленным зачитали письмо морского министра: «Вы, господа, сражались храбро за свое Отечество и защитили его прекрасно. Вы исполнили свой тяжелый долг как моряки. Я искренне хвалю Вас — вы молодцы». После возвращения на родину выжившие были награждены Георгиевскими крестами.
Героизм экипажа мог и бы не потребоваться, если бы два миноносца не были отправлены на разведку без поддержки, в то время как было известно, что рядом с Порт-Артуром курсируют японские корабли. Адмирал Макаров извлек урок из гибели «Стерегущего» и в дальнейшем отправлял миноносцы на разведку только под прикрытием. Он же командовал крейсерами, пришедшими на помощь тонущему кораблю. Капитан 1-го ранга Владимир Семенов отмечал, что «отныне адмирал мог смело говорить: «моя эскадра». Отныне все эти люди принадлежали ему и душой, и телом». 31 марта (13 апреля) Степан Макаров погиб при обороне Порт-Артура на броненосце «Петропавловск».

Источник Ссылка

12

Лучший крейсер Порт-Артурской эскадры.

Броненосный крейсер «Баян», построенный во Франции, представлял собой новый для русского флота тип кораблей – бронированный разведчик при эскадре, а не автономный рейдер, как предыдущие боевые единицы этого класса. Несмотря на не самые оптимальные тактико-технические характеристики, «Баян» великолепно проявил себя во время Русско-японской войны, став лучшим крейсером Порт-Артурской эскадры.
Экспансия Российской империи на Дальнем Востоке привела к неизбежному столкновению ее с Японией, уже познавшей вкус победы над Китаем. Готовясь к предстоящей войне, Россия начала срочно усиливать свои силы на Тихом океане. Основная ставка делалась на линейные силы – согласно кораблестроительной программе 1898 года (позже объединенной с программой 1895 года), Россия должна была иметь на Тихом океане флот из 10 эскадренных броненосцев.
Для успешных действий главным силам были необходимы разведчики при эскадре. Изначально на эту роль предлагались бронепалубные крейсера 1-го и 2-го рангов (в качестве дальних и ближних разведчиков соответственно), однако отсутствие бортовой брони и защиты артиллерии делали их непригодными для боя с сильным противником. Имелись у русского флота и крупные броненосные крейсера («Рюрик» и «Россия»), однако и они не годились на роль разведчиков при эскадре, являясь практически «чистыми» рейдерами. В свою очередь, корабль, предназначенный для службы при эскадре броненосцев, должен был обладать таким вооружением и защитой, чтобы суметь постоять за себя в бою с вражескими легкими силами, без особых опасений сближаться с главными силами врага, и, в случае необходимости, занять место в линии своих кораблей для эскадренного боя.
В апреле 1897 года на рассмотрение Морского технического комитета (МТК) были представлены четыре проекта французских броненосных крейсеров, которые предполагалось использовать в качестве прототипов. Ни один из этих проектов МТК не устроил, однако были выработаны основные требования к будущему крейсеру:
водоизмещение не более 6700 т (впрочем, разрешалось довести водоизмещение до 7000 т, если проект будет признан удачным);
корпус должен быть обшиваться деревом, медью и иметь двойное дно;
запас угля на 7000–8000 миль плавания экономическим ходом, максимальная скорость – не менее 21 узла в течение 24 часов;
двухвальная энергетическая установка с котлами Бельвиля (особо оговаривалось обязательное использование экономайзеров);
обязательное бортовое и карапасное бронирование;
вооружение из двух новейших 203-мм орудий, восьми или десяти 152-мм орудий Канэ и двадцати 75-орудий, не считая более мелкой артиллерии; вся артиллерия главного калибра и часть 75-мм орудий должна была защищаться броней.
Как видно из этих требований, в МТК решили создать в пределах водоизмещения бронепалубного крейсера типа «Диана» лучше защищенный и вооруженный корабль. Из-за срочности заказа и загруженности отечественных верфей постройку крейсера решили вести за границей. Вопрос, где строить корабль, даже не стоял – уже давно сложились тесные связи между кораблестроительными фирмами Франции и Великим князем Алексеем Александровичем, занимавшим пост главного начальника флота и Морского ведомства. Поскольку готового проекта в России не имелось, конкурсное задание было разослано французским кораблестроительным фирмам, которые через полгода прислали свои чертежи. Всего было прислано три проекта: от Тулонского и Гаврского отделений компании «Форж э Шантье де Медитеррани», а также от компании «Ателье э Шантье де ла Луар». Лучшим был признан проект из Тулона инженера Антуана Лаганя (даже несмотря на то, что водоизмещение корабля достигало 7800 т). В итоге, после ряда изменений, в июне 1898 года с Лаганем подписали контракт на постройку в Тулоне броненосного крейсера – будущего «Баяна».

                                              Краткое описание корабля.

Тактико-технические характеристики корабля приведены в таблице в конце статьи, здесь отметим лишь некоторые особенности французского проекта. Главный пояс корабля имел весьма значительную толщину в средней части (200 мм), но при этом был очень узким – над водой возвышались лишь 60 см. Зато верхний пояс толщиной 60 мм (на подложке из двух слоев кораблестроительной стали по 10 мм) имел 2,3 м в высоту, прикрывая броней значительную часть борта. Казематы орудий также защищались 60-мм броней. Таким образом, площадь бронезащиты была даже выше, чем у японских броненосных крейсеров типа «Асама». Бронепалуба крейсера была плоской, примыкала к верхней кромке главного броневого пояса и не имела скосов, типичных для кораблестроения того времени.
В целом, уровень защиты корабля следует признать достаточным для борьбы с «одноклассниками», однако в ней имелось несколько слабых мест. Во-первых, не были защищены дымоходы, а котельные отделения не прикрывались сверху броневыми колосниками – позже эта особенность сослужила кораблю плохую службу, когда во время боя несколько котлов вышло из строя из-за осколков снаряда, разорвавшегося сверху. Во-вторых, барбет носовой башни ниже бронепалубы имел толщину всего в 50 мм, будучи прикрытым бортовой броней толщиной лишь 80 мм. В-третьих, часть корпуса в корме вообще не была прикрыта поясной броней, что делало уязвимым рулевой отсек. Плохую защиту крейсер имел и от навесных попаданий – толщина крыш артиллерийских башен, казематов и боевой рубки была явно недостаточной. В оправдание этому можно отметить, что в то время вряд ли предполагались артиллерийские дуэли на большом расстоянии, к тому же, главные противники «Баяна» – броненосные крейсера типа «Асама» – также имели прорехи в защите.

http://sg.uploads.ru/t/PUg4z.jpg

                            «Баян» на испытаниях, май 1902 года.

Паровые машины «Баяна» были унифицированы с машинами эскадренного броненосца «Цесаревич», строившегося в это же время – таким образом, удалось добиться снижения их стоимости.
Расположение артиллерии главного калибра на «Баяне» отличалось от всех русских кораблей, но было типичным для французского флота. 203-мм орудия с длиной ствола 45 калибров размещались в одноорудийных башнях в оконечностях корабля. Оси орудий (особенно носового) проходили высоко от ватерлинии, что гарантировало возможность ведения огня в свежую погоду. Увы, этого нельзя сказать о казематных орудиях, располагавшихся низко над водой, что делало затруднительным или вовсе невозможным их применение в свежую погоду.

                                                      Строительство и испытания.

Контракт на постройку крейсера был подписан 25 июня 1898 года – стоимость корабля без вооружения составила 6,1 млн рублей. Строительство началось в ноябре, официальная закладка состоялась 26 июня 1899 года, одновременно с броненосцем «Цесаревич», строившемся на соседнем стапеле. Наблюдающим за строительством кораблей от российской стороны был капитан 1-го ранга И. К. Григорович (будущий морской министр). Поначалу строительство велось быстро, однако вскоре возникли задержки – основной причиной этого был фактический срыв поставок бортовой и башенной брони заводами «Сен-Шамон» и «Шатильон-Комментри». К тому же, поставляемая броня оказалась низкого качества и зачастую не выдерживала приемных испытаний. В итоге пришлось сменить поставщика брони, причем последние плиты для кормовой башни были получены с завода лишь в сентябре 1902 года.
Спуск корпуса на воду состоялся 30 мая 1900 года – крейсер сошел на воду без гребных винтов, отливки которых были забракованы из-за многочисленных раковин и несоответствия чертежам. Изготовление главных механизмов также протекало со скрипом – не раз забраковывались коленчатые валы, поршни, другие детали. О качестве работ на французских верфях говорит тот факт, что рама правой машины не подошла к своему фундаменту и была возвращена для доработки. Несмотря на все препятствия, летом 1901 года готовность «Баяна» по корпусу составляла 90%. Пробы котлов и вспомогательных механизмов провели в январе 1902 года, первый самостоятельный выход крейсера в море состоялся в апреле (испытания были признаны удачными). Тогда же во Францию вместе с частью экипажа крейсера прибыл его новый командир – капитан 1-го ранга Роберт Николаевич Вирен.

http://s9.uploads.ru/t/M7Yv0.jpg

«Баян» на испытаниях, май 1902 года

Паровые машины «Баяна» были унифицированы с машинами эскадренного броненосца «Цесаревич», строившегося в это же время – таким образом, удалось добиться снижения их стоимости.
Расположение артиллерии главного калибра на «Баяне» отличалось от всех русских кораблей, но было типичным для французского флота. 203-мм орудия с длиной ствола 45 калибров размещались в одноорудийных башнях в оконечностях корабля. Оси орудий (особенно носового) проходили высоко от ватерлинии, что гарантировало возможность ведения огня в свежую погоду. Увы, этого нельзя сказать о казематных орудиях, располагавшихся низко над водой, что делало затруднительным или вовсе невозможным их применение в свежую погоду.
Состоявшиеся в мае испытания на полный ход выявили еще одну особенность крейсера – из-за чрезмерного облегчения корпуса возникала сильная вибрация оконечностей в диапазоне скоростей 14–17 уз. Для устранения вибрации были выполнены подкрепления по расчетам штабс-капитана А. Н. Крылова – будущего знаменитого математика, инженера и кораблестроителя. Впрочем, окончательно решить эту проблему так и не удалось. Различные испытания продолжились почти до конца 1902 года, наконец, 16 декабря комиссия подписала приемный акт, в котором сообщалось, что крейсер успешно прошел все испытания и «никоим штрафам не подлежит».
Служба в русском флоте
1 января 1903 года «Баян» вошел в строй, а 22 января покинул французские берега, отправившись в Средиземное море, где экипаж приступил к учениям и освоению корабля. На Средиземном море крейсер пробыл до апреля, после чего получил предписание следовать в Тулон за запасными частями и комплектом чертежей, после чего направляться в Кронштадт.
4 апреля, на пути в Тулон, «Баян» попал в сильный шторм. Испытание непогодой показало, что крейсер имеет неплохие мореходные качества, однако из-за облегченности конструкции получила повреждения носовая часть. Выяснилось, что практически все иллюминаторы негерметичны, а ставни орудийных портов пропускают воду на батарейную палубу. В Тулоне повреждения были быстро исправлены, «Баян» отправился в Кронштадт и благополучно прибыл туда 6 мая.

http://sg.uploads.ru/t/v7jqU.jpg

Крейсер «Баян» на Балтике, июль 1903 года

Долго пребывать в родных водах крейсеру не пришлось – непростая обстановка на Дальнем Востоке требовала немедленного усиления Тихоокеанской эскадры. Для этого в Порт-Артур отправлялись броненосец «Ослябя» и крейсер «Баян», которые должны были встретиться в Средиземном море с броненосцем «Цесаревич». 25 июля «Баян» отправился в долгий переход на Дальний Восток. 30 июля он прибыл в Шербур, где должен был дождаться «Ослябю», вышедшего несколько позднее. Однако из Петербурга пришло указание далее следовать самостоятельно, и 2 августа «Баян» отправился дальше, выдержав в Ла-Манше сильный шторм. Как и в прошлый раз, под ударами сильных волн створки орудийных портов начали в больших количествах пропускать воду, которая чуть не затопила артиллерийские погреба. 8 августа, миновав Гибралтар, крейсер вошел в Средиземное море, а 16 августа прибыл в бухту Порос, где состоялась встреча с «Цесаревичем».
Почти полтора месяца экипажи готовились к длительному переходу и осваивали свои корабли. Наконец, 25 сентября отряд покинул греческие берега – дальнейший переход до Порт-Артура проходил без происшествий, в пути много времени уделялось подготовке команд. 19 ноября «Баян» и «Цесаревич» бросили якоря в Порт-Артуре, успев на войну, до начала которой оставалось чуть больше двух месяцев.

http://s9.uploads.ru/t/oJKy4.jpg

Фрагмент панорамы, показывающей внутреннюю гавань Порт-Артура в конце 1903 года. В центре снимка – «Баян», выделяющийся белой окраской на фоне остальных кораблей Тихоокеанской эскадры, уже перекрасившихся в защитный цвет.

                                                            Начало войны.

Ночь с 26 на 27 января 1904 года «Баян», как и остальные корабли русской эскадры, встретил на внешнем рейде Порт-Артура, заняв самое правое место в линии крейсеров. Начало японской атаки застало русских моряков врасплох – были торпедированы «Ретвизан», «Цесаревич» и «Паллада». «Баяну» повезло – он благополучно избежал японских торпед. Утром «Баян» и бронепалубный крейсер «Аскольд» отправились на сближение с показавшимися на горизонте крейсерами 3-го боевого отряда японцев. Однако сближение с неприятелем пришлось отложить из-за приказа ожидать выхода главных русских сил, а японские разведчики скрылись. Русская эскадра вернулась на внешний рейд и встала на якорь, а крейсер «Боярин» был отправлен в разведку к Ляотешаню. Вскоре, встретив главные силы японцев, шедшие к Порт-Артуру, «Боярин» повернул обратно. Корабли русской эскадры начали сниматься с якорей, а крейсера получили приказ идти навстречу «Боярину».
Получив приказ двигаться навстречу врагу, «Баян» сблизился с японской эскадрой и повернул вправо (левым бортом к неприятелю). Целью для артиллеристов «Баяна» был флагманский броненосец «Микаса», минимальная дистанция до него в ходе боя составила 19 кб (примерно 3500 м). Бой длился недолго – оказавшись под огнем множества японских кораблей, «Баян» вскоре еще раз повернул вправо и вступил в строй русской эскадры, двигавшейся контркурсом по отношению к японцам. «Баян» стал замыкающим в колонне, и теперь вел огонь правым бортом по крейсеру «Идзумо», а затем по крейсеру «Ёсино». Вскоре японцы отвернули к югу, а русская эскадра не стала их преследовать, упустив шанс потопить более слабые замыкающие вражеские корабли.
Всего «Баян» выпустил в тот день 28 203-мм, 100 152-мм и 160 75-мм снарядов, претендуя на несколько попаданий в японские корабли. Сам он получил 9 попаданий (преимущественно, в левый борт), в том числе, 305-мм снарядами – было убито 4 и ранено 37 человек (из них двое смертельно). Вышло из строя три 75-мм орудия, был разбит кормовой прожектор. Повреждения «Баяна» детально описаны в рапорте его командира Р. Н. Вирена, кроме того, после боя на корабле побывал американский военно-морской атташе Маккалли, который также зафиксировал попадания:
один из снарядов (152- или 203-мм) попал в левый борт точно в район ватерлинии под носовым казематом 152-мм орудия. Потенциально это попадание было очень опасным, однако бронеплита (примерно 120 мм толщины) выдержала его практически без ущерба для себя. Осколками так сильно повредило ствол 75-мм орудия над местом разрыва, что при следующем выстреле от него оторвался кусок, и орудие вышло из строя (попадание а на схеме);
крупный снаряд (скорее всего, 305-мм) попал в фальшборт с левого борта в корме и взорвался в момент касания преграды. Осколками был изрешечен вельбот над местом разрыва, разбросаны и подожжены коечные сетки, во многих местах пробиты дымовые трубы (попадание b на схеме);
еще один 305-мм снаряд попал рядом с этим местом в основание грот-мачты в небольшую рубку вокруг нее. Находившийся внутри человек был убит, левую стенку рубки разворотило взрывом, при этом противоположный борт рубки был пробит всего одним осколком. В кранец 75-мм патронов попал осколок, который вызвал взрыв одного из них (попадание c на схеме);
152-мм снаряд разорвался на бортовом срезе за портом левого кормового каземата. Осколки вывели из строя почти весь орудийный расчет, а также ранили несколько человек на верхней палубе (попадание d на схеме);
еще один снаряд разорвался далее в корму, уничтожив командирскую каюту (попадание e на схеме);
152-мм снаряд попал в корму с левого борта возле ватерлинии. Пробив обшивку, он взорвался в пустом коффердаме, при этом внутреннюю стенку пробило всего несколько осколков. По этой причине потенциально опасное попадание привело лишь к тому, что на волнении внутрь корабля поступало незначительное количество воды (попадание f на схеме);
два снаряда калибра 152 или 203 мм разорвались на палубе в корме, осыпав осколками кормовую башню и сильно повредив палубный настил. Средняя палуба во многих местах была пробита осколками (попадания g и h на схеме);
последнее попадание пришлось в самый верх четвертой дымовой трубы, при этом осколки дождем обрушились вниз, выведя из строя три котла (попадание k на схеме)

http://sd.uploads.ru/t/oYRf8.jpg

Все полученные повреждения оказались несерьезными, однако выявили слабую защиту надстроек от осколков (присущую всем тогдашним кораблям) и уязвимость котлов при попаданиях в дымовые трубы. За храбрость, проявленную в бою, командир крейсера Р. Н. Вирен был награжден золотым оружием, шесть офицеров – различными орденами, трое нижних чинов – Георгиевскими крестами. Устранение повреждений заняло несколько дней, и в начале февраля крейсер был снова готов выйти в море.
12 февраля «Баян» вместе с «Аскольдом» участвовал в прикрытии бронепалубного крейсера «Новик» и миноносцев, возвращавшихся с моря. Перестрелка с японскими крейсерами 3-го боевого отряда закончилась безрезультатно для обеих сторон, однако вскоре в море появились главные силы адмирала Того. Пробыв некоторое время под обстрелом почти всего неприятельского флота, русские крейсера вернулись во внутреннюю гавань. Весьма рискованное столкновение окончилось для русских кораблей благополучно, хотя расстояние до японских броненосцев иногда сокращалось менее чем до 30 кб.
16 февраля «Баян» вместе с «Аскольдом», «Новиком» и «Дианой» безуспешно выходили на поиски передовой базы неприятеля.
22 февраля состоялся очередной выход, изначально направленный на конвоирование четырех пароходов из Дальнего в Порт-Артур, однако затем эта задача была отменена. Новое приказание предписывало идти к району Инчендзы для отражения вражеского десанта, сведения о котором были получены от начальника телеграфной станции. Тревога оказалась ложной – за вражеский десант были приняты русские миноносцы, ранее вышедшие в этот район для осмотра побережья.

                                                 Участие в активных действиях флота.

24 февраля в Порт-Артур прибыл новый командующий флотом – адмирал С. О. Макаров. Вместо контр-адмирала М. П. Моласа новым командующим крейсерским отрядом был назначен капитан 1-го ранга Н. К. Рейценштейн. Активность нового командующего сказалась на количестве выходов в море как отдельных кораблей, так и всей эскадры. Уже 26 февраля это привело к гибели миноносца «Стерегущий», возвращавшегося из ночного похода вместе с миноносцем «Решительный». Последнему удалось проскочить в крепость, а «Стерегущий» был расстрелян японскими миноносцами. На выручку погибающим товарищам немедленно вышел сам Макаров на «Новике», вслед за ним с якоря снялся «Баян». Спасти миноносец не удалось, более того, на горизонте показалась японская эскадра, открывшая огонь сначала по русским крейсерам, а затем по внутреннему рейду и кораблям, стоявшим на нем. Лишь по счастливой случайности японские снаряды почти не причинили вреда целям. Безнаказанно обстреляв русские корабли, японцы удалились. 27 февраля вся русская эскадра вышла в море и провела там целый день, занимаясь отработкой навыков совместного плавания и маневрирования.

http://s8.uploads.ru/t/exXUI.jpg

Корабли Тихоокеанской эскадры на рейде Порт-Артура. Справа налево: «Баян», «Победа», «Пересвет», «Полтава»

6 марта японцы вновь бомбардировали крепость с моря, но получили отпор – из гавани им ответили орудия броненосцев «Победа» и «Ретвизан». Японские корабли ретировались. «Баян» в тот день выполнял свои прямые обязанности разведчика – сблизившись с японской эскадрой, он рассмотрел входившие в ее состав корабли, о чем и было доложено Макарову.
24 марта «Баян» конвоировал из Дальнего в Порт-Артур пароход «Эдуард Бари». На обратном переходе был встречен английский пароход «Хаймун», зафрахтованный газетой «Таймс». На его борту обнаружили 16 англичан, 39 китайцев и одного японца. Несмотря на подозрения о разведывательной миссии парохода, он был отпущен из-за отсутствия явных оснований для задержания.
Черный день Порт-Артурской эскадры
29 марта в Порт-Артур поступили сведения о готовящемся десанте японцев на Квантунский полуостров в непосредственной близости от русской крепости. Посчитав эту информацию достоверной, вечером 30 марта Макаров отправил в район островов Эллиот два отряда миноносцев для атаки вражеского десантного соединения. Прикрывать их возвращение с моря должен был «Баян», на следующее утро планировался выход в море всей эскадры, чтобы добить японское соединение. При возвращении миноносец «Страшный» отстал от отряда и в темноте принял вражеские миноносцы за свои. Утром стороны разглядели друг друга, и начался неравный бой, в котором «Страшный» практически сразу потерял ход и почти всю артиллерию. Получив сведения о попавшем в беду миноносце, «Баян», покинувший гавань еще на рассвете, поспешил на выручку вместе с двумя дежурными миноносцами.
Отогнав японские корабли, «Баян» подошел к месту гибели «Страшного» и спустил на воду шлюпки для спасения людей. Тем временем со стороны моря приближалась японская эскадра в составе крейсеров «Асама», «Токива», «Касаги», «Такасаго», «Титосе» и «Ёсино». Они немедленно открыли огонь по «Баяну», оставшемуся в одиночестве, так как русские миноносцы, бывшие с ним, начали отход в Порт-Артур. Под вражеским огнем шлюпкам с «Баяна» удалось подобрать из воды четырех матросов со «Страшного», еще один человек был спасен непосредственно с борта крейсера. Учитывая колоссальное преимущество японцев в артиллерии, командир «Баяна» принял решение о прекращении спасательной операции и поднял на борт шлюпки, после чего начал отходить в сторону крепости. По счастливой случайности крейсер не пострадал во время этого боя, впрочем, как и противник.

http://s5.uploads.ru/t/pBd4H.jpg

«Баян» выходит из внутреннего рейда Порт-Артура на выручку миноносцу «Страшный», 31 марта 1904 года.

Немедленно после получения сигнала с «Баяна» о вражеских крейсерах Макаров приказал «Диане», «Аскольду» и «Новику» выдвигаться ему на помощь. Сам он спустя час вышел в море на броненосце «Петропавловск», вслед за которым шла «Полтава». Остальные русские корабли замешкались с выходом из-за сильного ветра, мешавшего буксирам. Встретив свои броненосцы, «Баян» возглавил русский отряд, поведя его на противника. Теперь перевес в силах был уже на стороне русского отряда – два броненосца и четыре крейсера против двух броненосных и четырех бронепалубных крейсеров. Макаров решил воспользоваться этим и разгромить вражеский отряд до подхода подкреплений. Завязался бой, но вскоре японцы повернули навстречу своим главным силам (шесть броненосцев и два броненосных крейсера), и отступать пришлось уже русскому отряду. Вернувшись к Порт-Артуру и встретившись с отставшими броненосцами, Макаров снова развернулся навстречу японцам.
Назревало генеральное сражение двух флотов, однако состояться в тот день ему не было суждено. Примерно в 9:42 флагманский броненосец «Петропавловск» подорвался на японской минной банке и затонул после детонации погребов. Адмирал Макаров погиб. Вскоре коснулся мины броненосец «Победа», однако взрыв не привел к его гибели. На русской эскадре началась паника, поскольку моряки подумали, что их атаковали подводные лодки. Беспорядочно стреляя по воде, русские корабли уходили во внутреннюю гавань Порт-Артура… «Баян» остался снаружи, наблюдая за действиями противника, который через несколько часов скрылся за горизонтом.
В осаде
После гибели Макарова командование эскадрой принял контр-адмирал В. К. Витгефт. Не осмеливаясь брать на себя ответственность за судьбу эскадры, он фактически свернул все операции на море. Как следствие этого, 22 апреля состоялась высадка японской армии на Квантунском полуострове – вскоре сухопутное сообщение крепости с материковой Россией было перерезано. Началась наземная операция по взятию Порт-Артура…
В этот период с русских кораблей начали снимать орудия, которые вместе с комендорами срочно отправлялись на усиление сухопутного фронта (впрочем, крейсеров это поначалу не касалось). Кроме того, началось формирование сводных батальонов из моряков, в один из которых вошла рота с «Баяна» и «Паллады».
В мае удача, казалось, улыбнулась русским морякам. По инициативе командира минного транспорта «Амур» капитана 2-го ранга Ф. Н. Иванова было выставлено минное заграждение, на котором 2 мая погибли два японских броненосца – «Хацусе» и «Ясима». Учитывая, что поврежденные «Ретвизан» и «Цесаревич» заканчивали ремонт, русский флот вновь получил преимущество в линейных кораблях.
10 июня состоялся выход эскадры из Порт-Артура в море – его целью было объявлено достижение Владивостока. Встретив в море японскую эскадру в полном составе, русские корабли вернулись обратно в Порт-Артур, при этом броненосец «Севастополь» подорвался на мине. «Баян», участвовавший в этом походе, благополучно избежал ночных атак миноносцев и подрыва на японском заграждении возле своей базы. При этом в темноте артиллеристами «Баяна» едва не был потоплен минный крейсер «Всадник», принятый за японский миноносец.

http://sh.uploads.ru/t/anZ9Q.jpg

Крейсер «Баян», за ним – один крейсеров типа «Диана»

26 июня «Баян» получил новую для себя задачу – обстрел сухопутных позиций японцев. В море вышел отряд из броненосца «Полтава», крейсеров «Баян», «Паллада», «Диана», «Новик», одиннадцати миноносцев и двух канонерских лодок. Отогнав старые японские крейсера «Хасидате» и «Ицукусима», отряд выполнил свою задачу и вернулся в Порт-Артур. При возвращении на «Баяне» произошел опасный инцидент – из-за ошибки матроса при спуске в погреб беседки с 75-мм патронами головная часть одного из боеприпасов ударила по капсюлю другого. Произошло воспламенение заряда. К счастью, пламя не перекинулось на соседние патроны, и пожар был быстро залит водой.
13 июля состоялся следующий выход на обстрел сухопутных позиций врага. «Баян» в течение получаса обстреливал японские войска, по словам генерала Р. И. Кондратенко, сорвав атаку японцев и заслужив от него «сердечную благодарность». По возвращении в Порт-Артур произошла перестрелка между «Баяном» и японским отрядом из старого броненосца «Тин-Эн» и крейсеров «Мацусима», «Хасидате» и «Ицукусима». По словам русских моряков, им удалось добиться одного попадания в корму «Ицукусимы», после чего японцы скрылись. Японскими источниками это попадание не подтверждается.
На следующий день японцы возобновили интенсивные атаки на русские позиции, и сухопутное командование вновь запросило помощи у моряков. Выполнить «заявку» должны были крейсера «Баян», «Аскольд», «Паллада», «Новик», а также канонерские лодки «Гремящий» и «Отважный» под прикрытием миноносцев и броненосца «Ретвизан». На обратном пути опять произошла перестрелка с японскими кораблями – на этот раз с броненосными крейсерами «Ниссин» и «Касуга», которым отвечал «Ретвизан». Из-за большой дистанции стрельбы ни одна из сторон попаданий не добилась.
Но «Баян» подстерегало другое несчастье – при входе в гавань он коснулся правым бортом японской мины. 8000-тонный корабль подбросило как щепку, вода хлынула внутрь корпуса. Оказались затоплены носовое котельное отделение, две угольные ямы и бортовой коридор, но дальнейшее распространение воды было остановлено водонепроницаемыми переборками. С сильным дифферентом и креном на правый борт крейсер вошел в гавань, где к нему подошел спасательный пароход «Силач». Непосредственной угрозы гибели не было, поэтому «Баян» ввели в док спустя неделю – 22 июля. К этому времени с него уже сняли все 152-мм и часть 75-мм орудий, которые отправили для установки на другие корабли, готовившиеся к новой попытке прорыва, намеченной на 28 июля. К сожалению, «Баян», самый сильный крейсер русской эскадры, участвовать в прорыве уже не мог.

http://s8.uploads.ru/t/5BaMq.jpg

Крейсер «Баян» в доке во время заделки минной пробоины.

Ремонт занял два месяца и завершился 15 сентября. К этому времени руководство эскадры окончательно оставило мысли о противоборстве с японцами на море. Роль кораблей, для защиты которых и существовала крепость Порт-Артур, свелась к поставке на сухопутный фронт орудий, снарядов, десантных рот и периодическим коротким выходам для обстрела вражеских войск. Следует отметить, что моряки, в том числе, и с «Баяна», отлично проявили себя в войне на суше, продемонстрировав героизм и личную инициативу. Так, по инициативе старшего минера «Баяна» лейтенанта Н. Л. Подгурского для борьбы с японскими укреплениями были применены метательные торпедные аппараты, снятые с паровых катеров. Взрыв торпеды, выбрасываемой метательным зарядом на расстояние до 100 м, производил сильные разрушения во вражеских окопах. Кроме того, Подгурский предложил скатывать на позиции японцев морские мины заграждения, которые благодаря своей шарообразной форме отлично подходили для этого. Испытания этого оружия прошли в сентябре на Кумирненском редуте.

http://s8.uploads.ru/t/pawHb.jpg

                                Николай Люцианович Подгурский.

Результат превзошел все ожидания – взрыв 56 кг пироксилина полностью разрушил участок японских позиций, вызвав панику среди вражеских солдат. Благодаря успешным действиям Подгурского, взорвавшего японский опорный пункт на горе Высокой, падение этой важнейшей позиции было отсрочено на два месяца. Всего же в боях на сухопутном фронте участвовали около 400 моряков с «Баяна», почти 300 из которых погибли или были ранены.

                                                  Агония и гибель «Баяна»

Подрыв на мине, помешавший «Баяну» выйти в море 28 июля, как оказалось, поставил крест на его дальнейшей судьбе. Хотя полученные повреждения не были «смертельными», благоприятный момент для прорыва был упущен. Началась бомбардировка Порт-Артура японской артиллерией, пока еще без корректировки огня. В августе, когда «Баян» еще стоял в доке, в него попали несколько 120- и 152-мм снарядов. Хотя серьезных повреждений они причинить не могли, эти обстрелы затягивали окончание ремонта, вынуждая мастеровых работать преимущественно в ночное время.
15 сентября «Баян» снова вошел в строй – его новым командиром стал капитан 2-го ранга Ф. Н. Иванов. На крейсер вернули четыре из восьми снятых ранее 152-мм орудия. 27 сентября в «Баян» попали четыре 280-мм снаряда, один из которых разорвался в левом машинном отделении, вызвав тяжелые повреждения. Спасаясь от новых попаданий, 3 октября «Баян» перешел на внешний рейд, но и там не было спасения от японских снарядов. Согласно рапорту Ф. Н. Иванова, в тот день крейсер поразили 7 снарядов, причинившие новые повреждения, а также убившие и ранившие несколько человек. Часть снарядов пробила не только верхнюю и жилую, но и броневую палубу. Всего с 27 сентября по 18 октября в «Баян» попало 16 снарядов, из них 6 – калибра 280 мм. Тем не менее, крейсер еще не вышел из строя, на нем оставался неприкосновенный запас из тысячи 152-мм снарядов на случай, если все-таки состоится попытка прорыва во Владивосток. 23 ноября на «Баян» были доставлены два 152-мм орудия с крейсера «Паллада», на следующий день – еще два. Но время, отведенное крейсеру судьбой, уже почти истекло…

http://sh.uploads.ru/t/80zLD.jpg

Крейсер «Баян» под огнем японских осадных орудий. На крейсере виден пожар, на заднем плане – минный транспорт «Амур»

22 ноября в результате штурма пала гора Высокая – японцы получили отличный корректировочный пункт, и начался методичный, прицельный расстрел русских кораблей. Очередь «Баяна» настала 25 ноября. С утра крейсер, стоявший у стенки в районе Золотой горы, начала обстреливать тяжелая артиллерия. Почти весь экипаж был свезен на берег, на корабле остались лишь несколько офицеров и небольшая команда, необходимая для тушения пожаров. Попадания тяжелых снарядов вызывали серьезные повреждения, пробивая борта, палубы, вызывая сильные пожары. Из-за опасности проникновения пламени в отделения боезапаса были затоплены погреба носовой башни, а вскоре и вся носовая группа погребов. Крейсер серьезно осел носом. На следующий день расстрел продолжился. Через новые пробоины вода беспрепятственно проникала в корпус, были затоплены все оставшиеся артиллерийские погреба. «Баян» сел на грунт, во время прилива уровень воды поднимался выше батарейной палубы.
В дальнейшем с полузатопленного крейсера были сняты одиннадцать 75-мм орудий, частично выгружен боезапас, еще пригодный для стрельбы, а также обмундирование и другое имущество. 29 ноября остатки команды были направлены на сухопутный фронт в качестве резерва. «Баян» был заминирован, а 19 декабря, за сутки до сдачи Порт-Артура – подорван.

http://sd.uploads.ru/t/3dguj.jpg

Крейсер «Баян» после капитуляции Порт-Артура.

После захвата Порт-Артура японцы приступили к подъему затопленных кораблей, в том числе, и «Баяна». В конце 1905 года им удалось поднять его и отбуксировать на ремонт в Майдзуру. В 1908 году бывший «Баян», получивший имя «Асо», вошел в состав японского флота, на нем заменили котлы и установили новую артиллерию системы Армстронга. В 1917 году «Асо» был перестроен в минный заградитель, а в 1930 году – исключен из списков флота. В 1932 году его потопили на учениях тяжелые крейсера «Миоко» и «Нати».
Прослужив в русском флоте совсем недолго, «Баян» полностью оправдал свое существование, блестяще проявив себя при обороне Порт-Артура. Он не раз смело вступал в бой с превосходящими силами противника, выходил на разведку, прикрывал действия миноносцев и канонерских лодок, обеспечивал охрану порт-артурского рейда, конвоировал транспорты и заградители, обстреливал береговые позиции врага. Его звездным часом должен был стать бой 28 июля – хорошая защита и высокая скорость могли проявить себя в полной мере. Увы, этого не случилось, как не произошло и прорыва в конце осады Порт-Артура. Тем не менее, за свою короткую боевую карьеру «Баян» успел покрыть себя славой, на деле подтвердив репутацию лучшего крейсера Порт-Артурской эскадры.

Основные тактико-технические характеристики крейсера «Баян»

ВОДОИЗМЕЩЕНИЕ НОРМАЛЬНОЕ ПРОЕКТНОЕ (ПОЛНОЕ), Т
7802 (8237)
ДЛИНА НАИБОЛЬШАЯ, М
137
ШИРИНА НАИБОЛЬШАЯ, М
17,6
ОСАДКА, М
6,5
КОЛИЧЕСТВО ПАРОВЫХ МАШИН
2
СУММАРНАЯ МОЩНОСТЬ МАШИН ПРОЕКТНАЯ (ФАКТИЧЕСКАЯ), Л. С.
16500 (17400)
МАКСИМАЛЬНАЯ СКОРОСТЬ ПРОЕКТНАЯ, УЗ
21
ЗАПАС УГЛЯ НОРМАЛЬНЫЙ (ПОЛНЫЙ), Т
750 (1200)
ДАЛЬНОСТЬ ПЛАВАНИЯ, МИЛЬ
2100 при 14 узлах; 3900 при 10 узлах
ТОЛЩИНА БРОНЕПОЯСА ПО ВАТЕРЛИНИИ, ММ
100–200
ТОЛЩИНА ВЕРХНЕГО БРОНЕПОЯСА И КАЗЕМАТОВ, ММ
60+20 мм подложка
ТОЛЩИНА БРОНИ БАШЕН, ММ
150
ТОЛЩИНА БОЕВОЙ РУБКИ, ММ
160
ТОЛЩИНА БРОНЕПАЛУБЫ, ММ
30+20 мм подложка
АРТИЛЛЕРИЙСКОЕ ВООРУЖЕНИЕ, КОЛИЧЕСТВО ОРУДИЙ – КАЛИБР, ММ
2–203 мм
8–152 мм
20–75 мм
8–47 мм
2–37 мм
2 пулемета
ТОРПЕДНОЕ ВООРУЖЕНИЕ, КОЛИЧЕСТВО АППАРАТОВ – КАЛИБР, ММ
2–381

Отредактировано Владимир Белорус (2018-09-08 18:08:15)

13

Мятеж на «Сторожевом»: Власть должна услышать правду.

В начале ноября 1975 года в небо были подняты 18 бомбардировщиков. Их задача звучала предельно ясно: в Балтийское море вторглось иностранное военное судно, подлежащее уничтожению. Пилоты не знали, что бомбить им нужно было советский корабль, на котором поднял бунт замполит Саблин.

                                                           Увлеченный идеей.

Валерий Саблин родился в 1939 году в семье потомственных моряков. Поэтому проблема выбора профессии перед ним не стояла. В 1960 году он окончил военно-морское училище имени Фрунзе, спустя 9 лет был принят в партию. После чего поступил в военно-политическую академию имени Ленина (окончил в 1973 году).

http://sd.uploads.ru/t/8fRyD.jpg

                                          Валерий Саблин.

Являясь убежденным коммунистом, Саблин искренне верил в идеи Маркса и Ленина, постоянно читал их работы, некоторые моменты конспектировал и даже заучивал. Уже тогда он начал понимать, что система власти в СССР требует изменений. Еще в начале 60-х годов Саблин написал письмо Хрущеву, в котором призывал его к пересмотру устава партии. Но та «бумажка» не вышла за пределы мурманского обкома. Более того, за свою наглость Валерий Саблин получил строгий выговор. Саблин считал, что государственная система требует изменений. После этих событий потомственный моряк решил действовать более тонко. Первым делом, поступил в военно-политическую академию, «чтобы разобраться, что происходит в государстве».

                                                                 На «Сторожевом»

7 ноября 1975 года страна отмечала 58-летие Октябрьской революции. По реке Даугаве прошли военно-морским парадом корабли краснознаменного балтийского флота. Лучшим из лучших тогда считалось новое противолодочное судно «Сторожевой». Оно ярко выделялось своими техническими характеристиками. Так, например, «Сторожевой» мог развить скорость до 32 узлов, а вооружению позавидовал бы самый продвинутый иностранный корабль того времени.
До этого «Сторожевой» уже успел походить и по Средиземному морю, и по Атлантическому океану. Ему даже довелось пару месяцев патрулировать прибрежные воды Кубы. Ну, а экипаж корабля по праву считался лучшим во всем балтийском флоте.
тзывался о своих подчиненных старпом «Сторожевого» Николай Новожилов: «Матросы были очень подготовленные. Полгода мы ходили на боевую службу и, в общем-то, морякам можно было много доверить, в частности рулевой был блестящим исполнителем мои приказов».
«Сторожевой» являлся одним из лучших кораблей того времени.
Новожилову повезло. В роковую ночь его не было на корабле. Капитан отпустил своего помощника к семье по личным причинам. О случившимся он узнал уже под утро, когда его в срочном порядке вызвали в штаб. Оказалось, что замполит поднял бунт и сумел захватить судно. И это сильно удивило старпома, ведь простые матросы к Саблину относились отрицательно.

                                                                                 Мятеж.

К подготовке мятежа Саблин подошел основательно. Вечером после парада он организовал для подчиненных киносеанс — матросы смотрели «Броненосца «Потемкина». Они тогда еще не знали, что предприимчивый Саблин уже арестовал капитана корабля Анатолия Потульного. Точнее, просто запер его в каюте, чтобы не мешался. И пока матросы наблюдали за мятежом на экране, замполит накропал письмо родным. В нем он рассказал о том, что его мятеж необходим для пробуждения простого советского народа от спячки. Поскольку в стране начался застой, страшный своими губительными последствиями.

                                                    Саблин арестовал капитана корабля.

Когда с лирикой было покончено, Саблин собрал офицеров «Сторожевого» и сообщил им о мятеже. Для придания веса своим словам замполиту пришлось соврать. Он сказал, что капитан судна в курсе и одобряет такой поступок. Затем последовала длинная речь, смысл которой в том, что партия и правительство стали отходить от истинных мыслей Ленина по поводу строительства социализма.
Кстати, действовал Саблин не один. Был у него помощник — корабельный библиотекарь Александр Шеин. Он-то и охранял капитана.

                                                      Нужен прямой эфир.

Далеко не все офицеры разделяли точку зрения Саблина. И пока тот пытался им доказать свою правоту, одному старшему лейтенанту удалось спустить лодку на воду и сбежать. Первым делом он, конечно, доложил о мятеже Саблина. сначала этому не придали особого значения. Праздник, алкоголь, мало ли что стукнуло в голову захмелевшему замполиту? Сами разберутся. Но вскоре стало ясно — бунт настоящий, продуманный. А «Сторожевой» двинулся в сторону Ленинграда. Глубокой ночью в штаб прибыл весь командный состав. Руководство из Москвы требовало разъяснения ситуации, но конкретики не было. Никто не верил, что мятеж — дело рук политработник. Ситуация прояснилась около 4 часов утра, когда лично Саблин вышел в эфир. Он сразу заявил, что его деяние носит политический характер, а цель — «поднять голос правды». Саблин потребовал открыть ему путь на Кронштадт, признать «Сторожевой» независимой территорией и дать прямой эфир на телевидении. Выполнять требования мятежника никто не собирался. По тревоге был тут же поднят 9-й авиационный полк, базировавшийся недалеко от Юрмалы.

                                                        Замполит требовал поддержать его «революцию»

Все попытки мирно договориться с Саблиным провалились. Он требовал выступления на телевидении и поддержки его «революции». И около 9 утра было принято решение — остановить корабль с помощью бомбардировщиков.

http://s8.uploads.ru/t/zxkP6.jpg

«Сторожевому» повезло. Первая партия бомб цели не достигла. Саблин захотел поквитаться с «предателями» и отдал приказ ударить по самолетам из корабельных пушек. Но… оказалось, что кто-то испортил вооружение. Моряки просто не стали пачкать руки в крови своих же пилотов. Одна бомба из второй партии цели все-таки достигла. «Сторожевой» встал. Воспользовавшись неразберихой моряки сумели освободить своего капитана и нейтрализовать Саблина. Оказавшись на свободе, Потульный вышел в эфир: «Прошу прекратить огонь. Взял власть в свои руки».

                                                                                   Итог «революции»

Саблин до последнего не верил в провал своего мятежа. Он надеялся, что власть прислушается и Брежнев вызовет его на разговор. Но ничего этого, конечно, не произошло.
Следствие провели в кратчайшие сроки. Экипаж «Сторожевого» расформировали, само судно перекинули на Камчатку. Под суд попали двое: Саблин и Шеин. 13 июля 1976 года замполита признали изменником Родины и приговорили к высшей мере наказания. Корабельный библиотекарь получил 8 лет тюрьмы.

14

Когда размер не имеет значения. Примеры доблести русского флота.

Многим знаком библейский сюжет про Давида и Голиафа, в котором победителем выходит вовсе не воин-великан Голиаф, а совсем юный и неопытный в военном деле Давид. Данный сюжет много раз находил воплощение в реальной жизни, история знает немало примеров, когда в поединке двух противников размер и сила сторон не имели решающего значения. Так вышло, что два таких примера из истории российского флота пришлись на один и тот же день – 14 мая. Именно в этот день в 1829 году российский 20-пушечный бриг «Меркурий» вступил в бой с двумя турецкими линейными кораблями и вышел из него победителем. Второй случай произошел 14 мая 1877 года, когда два крошечных катера «Царевич» и «Ксения» потопили шестовыми минами турецкий речной монитор «Сейфи».

Бой «Меркурия» с турецкими линейными кораблями

14 мая 1829 года, во время Русско-турецкой войны 1828-1829 годов три русских военных корабля, фрегат «Штандарт», бриги «Орфей» и «Меркурий», крейсировали на траверзе Пендераклии, когда обнаружили приближающуюся к ним турецкую эскадру, которая во много раз превосходила их по численности. Так как принимать неравный бой не было никакой необходимости, командир «Штандарта» капитан-лейтенант Павел Яковлевич Сахновский приказал отступить, корабли развернулись в сторону Севастополя. Дувший в тот день на море низовой ветер был слаб, поэтому бриг «Меркурий», обладавший худшими ходовыми качествами, начал отставать, несмотря на то, что его команда пустила в ход и весла. Русский бриг смогли нагнать два линейных корабля турецкого флота: 110-пушечный «Селимие» и 74-пушечный «Реал-бей».
Бриг «Меркурий» представлял собой двухмачтовый корабль водоизмещением около 450 тонн, экипаж корабля состоял из 115 человек. От других бригов русского флота данный корабль отличался меньшей осадкой, а также оснащением веслами (по 7 на борт), гребли данными веслами стоя. Вооружение брига состояло из 18 24-фунтовых карронад, которые были предназначены для ближнего боя и двух переносных 3-фунтовых длинноствольных пушек, имевших большую дальность стрельбы. В случае необходимости данные пушки можно было использовать и в качестве ретирадных в портах гакборта, и в качестве погонных при размещении в носовых портах. Это позволяло использовать их и при отступлении, и при преследовании кораблей противника. Орудийные порты, установленных на верхней палубе брига карронад, не закрывались, так как через них производился сток воды, попадающей на палубу.

http://s5.uploads.ru/t/3QuNp.jpg

Несмотря на неравенство сил, многократное превосходство противника в артиллерийском вооружении и экипаже, «Меркурий» не сдался врагу. Обойдя по очереди всех офицеров, командир брига Александр Иванович Казарский убедился в их единодушном желании принять бой с противником. Было решено, что, если в ходе боя будет сбит рангоут, откроется сильная течь, воды в трюме прибудет до невозможности откачиваться, то бриг должен быть взорван. Для исполнения этого решения Казарский положил на шпиль перед входом в пороховой склад заряженный пистолет, подорвать запасы пороха должен был кто-то из остающихся в живых членов команды. Отметая саму возможность сдачи врагу, кормовой флаг на бриге прибили к гафелю, чтобы он ни при каких обстоятельствах не был спущен.
Команда «Меркурия», которая решила предпочесть смерть бесчестию, навсегда вписала свое имя в историю, совершив самый настоящий подвиг. Развернувшийся бой с двумя преследующими бриг турецкими линейными кораблями закончился тем, что оба корабля противника вышли из боя с повреждениями в парусном вооружении, прекратив преследование небольшого, но дерзкого русского корабля.
Такой исход, казалось бы, заведомо провального предприятия, стал стечением многих обстоятельств, причем исследователи до сих пор спорят обо всей картине и ходе боя небольшого русского брига с двумя линейными кораблями турецкого флота. В успехе «Меркурия», который избежал гибели и плена, помимо, безусловной храбрости, самоотверженности и отличной выучки команды во главе с командиром корабля, сыграло свою роль и то, что за полтора года до этого в Наваринском сражении была уничтожена лучшая часть турецкого флота, погибло и было ранено огромное количество моряков, что значительно ослабило все морские силы Турции. Команда «Меркурия» столкнулась в бою с недостаточно подготовленными командирами и матросами, вчерашними рекрутами, которые не смогли быстро справиться с нанесенными им бригом повреждениями. Безусловно, помогло Казарскому и его команде и с погодой. Слабый ветер, который временами совсем затихал, в какой-то момент почти обездвижил корабли противника, тогда как «Меркурий», имеющий весла, мог не просто маневрировать, но и медленно, но верно отрываться от противника, увеличивая дистанцию.

http://s9.uploads.ru/t/y6ubm.jpg

Картина Михаила Ткаченко, 1907 год

Немаловажным фактором, который не позволил туркам пустить «Меркурий» на дно и превратить его в гору щепок, стало и то, что на протяжении большей части боя, за исключением нескольких эпизодов, турецкие моряки не могли использовать более 8-10 носовых орудий своих кораблей, так как в бортовых портах их пушки могли поворачиваться не более чем на 15 градусов, в то время как короткие карронады «Меркурия» для ближнего боя имели куда больше возможностей для прицеливания и могли вести огонь по такелажу и рангоуту турецких кораблей. За время всего боя вследствие грамотного и активного маневрирования «Меркурия» турецкие корабли так и не смогли занять выгодного траверзного положения относительно противника. Таким образом, кажущееся разгромным преимущество турецких кораблей в артиллерии сводилось на нет, большую часть сражения соотношение действующих турецких и русских пушек было практически одинаковым.
За время боя, который продолжался более трех часов, экипаж «Меркурия» потерял 10 человек: 4 убитыми и 6 ранеными, что уже было равносильно чуду. Капитан корабля был контужен, но не прекращал управления судном. Всего бриг получил 22 пробоины в корпусе, 133 пробоины в парусах, 148 повреждений в такелаже и 16 повреждений в рангоуте, на борту были разбиты все небольшие гребные суда, также была повреждена одна карронада. Но корабль сохранил плавучесть и способность двигаться и уже на следующий день с гордо поднятым флагом соединился с основными силами русского флота, который вышел из Сизополя.

http://s9.uploads.ru/t/v9tSW.jpg

Картина Айвазовского. Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими кораблями встречается с русской эскадрой, 1848 год

За свой подвиг бриг «Меркурий» вторым после линейного корабля «Азов», отличившегося в Наваринском сражении, был награжден кормовым Георгиевским флагом и вымпелом. Торжественная церемония поднятия флага и вымпела прошла 3 мая 1830 года, на ней присутствовал капитан брига Александр Иванович Казарский. Командир, офицеры и матросы брига были представлены к различным наградам. А в 1839 году в Севастополе был открыт памятник Казарскому и подвигу брига «Меркурий», инициатором его создания был командующий Черноморской эскадрой адмирал Михаил Петрович Лазарев.

15

Свой среди чужих. Линкор со странной судьбой.

http://sd.uploads.ru/t/zT3c2.jpg

История нашего героя началась в Портсмуте, 29 мая 1915 года, когда линейный корабль «Ройял Соверен» был спущен на воду. Но в нашу историю он попал так как с 1944 по 1949 годы служил в советском ВМФ, под именем «Архангельск».

http://s7.uploads.ru/t/f16oC.jpg

Вообще весь боевой путь этого корабля прошел под знаком «не везло».
На момент постройки «Ройял Соверен» считался супердредноутом серии «Ривендж». Отличное для тех времен вооружение из 8-ми 381-мм орудий, хорошее бронирование. Но ход в 21 узел был, скажем так, ахиллесовой пятой корабля.
И машины стали именно тем фактором, который фактически лишил линкор боевой славы.
1916 год. Первая мировая война. Знаменитое Ютландское сражение. «Соверен» не смог принять в нем участие из-за поломки машин. Война прошла мимо.
В 1920—1930-х годах «Ройял Соверен» претерпел много мелких модернизаций, в основном сводившихся к усилению зенитного вооружения. Вместо 76-мм зениток установили 102-мм одиночные, которые, в свою очередь, в конце 30-х заменили на спаренные.
В 1936 году были установлены радары и 40-мм зенитные автоматы. Что не смогли сделать английские инженеры, так это увеличить угол возвышения орудий главного калибра. В итоге к началу новой войны линкор уступал по дальности стрельбы (22 км) всем коллегам из флотов других государств.
В начале Второй Мировой войны линкор входил в состав Флота метрополии, но быстро был переведён в Средиземноморский флот. 18 июля 1940 года пытался участвовать в сражении при Пунта-Стило, однако итальянские «Джулио Чезаре» и «Конте ди Кавур», обладая большей скоростью (28 узлов) просто смылись от англичан и за всех отдувался «Уорспайт».

http://s9.uploads.ru/t/Xq174.jpg

Дальше «Ройял Соверен» играл роль «чемодана без ручки». Сопровождал атлантические конвои в 1940-41 годах, находился на безе на острове Цейлон, а потом его перевели в Кению, так как посчитали абсолютно непригодным для борьбы с японским флотом.
В итоге линкор оказался в США, где с сентября 1942 по сентябрь 1943 года прошёл капитальный ремонт, после чего прослужил один месяц в Индийском океане и был окончательно отозван в резерв. Где «Соверен» не ждало ничего такого перспективного.
И тут началась следующая часть его истории.
8 сентября 1943 года капитулировала и вышла из войны Италия. Как проигравшая сторона, Италия должна была выплатить репарации тем государствам, на территории которых её войска вели военные действия. В том числе и Советскому Союзу.
Наше правительство хотело в счет этих репараций получить боевые корабли основных классов, чтобы частично компенсировать понесенные потери. Но с получением итальянских кораблей возникли сложности, и был придуман роскошный выход: союзники временно передали СССР некоторое количество своих кораблей. Надо понимать, по принципу «отдай, что себе не гоже».
Об эсминцах, которые пополнили Северный флот, я уже писал. А головным кораблем в переданной эскадре, как вы уже поняли, британцы с радостью назначили «Ройял Соверен». Опрокинув, на радостях, очевидно, не одно ведро виски или рома.
В отличие от американцев, которые согласно договоренности пригнали крейсер «Милуоки»/»Мурманск» в наш порт, англичане настояли на том, что прием линкора, эсминцев и подводных лодок произошел в Англии. Пришлось направить наши команды в Британию.
3 марта 1944 года нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов подписал приказ № 0062 о формировании отряда кораблей, принимаемых от союзников, и экипажей для них, а 9 марта корабли были зачислены в списки кораблей ВМФ СССР.
Команды для кораблей были сформированы в Архангельске и 28 апреля 1944 года с очередным конвоем отправлены в Англию на пароходе «Новая Голландия».
И уже 8 мая наши моряки начали работы по ремонту корабля и подготовке.

http://sh.uploads.ru/t/ixRCY.jpg

Линкор оказался в относительно приличном состоянии, сказался, видимо, капремонт в США. Были обнаружены множественные дефекты в гидравлике. Также выявился «внезапно» большой расстрел стволов главного калибра. Но основным затруднением в приемке стало полное отсутствие фугасных снарядов

http://s5.uploads.ru/t/bKiG6.jpg
http://sg.uploads.ru/t/4nk00.jpg
http://sh.uploads.ru/t/Fd3PH.jpg
http://s7.uploads.ru/t/5avq7.jpg

Англичане упорно не хотели укомплектовать боекомплект корабля фугасами, мямля о нуждах и потребностях для открытия Второго фронта. Но тема была настолько избита к тому времени, что вмешавшиеся в процесс подготовки и передачи командир отряда кораблей вице-адмирал Г. И. Левченко, начальник штаба отряда контр-адмирал В. А. Фокин и командир линкора контр-адмирал В. И. Иванов фактически заставили англичан выполнять взятые на себя обязательства.
В итоге лейнеры в стволах главного калибра были заменены, а фугасы все-таки «нашлись».

http://s5.uploads.ru/t/ijOAX.jpg

30 мая состоялась церемония передачи корабля. В 11 часов 15 минут на его мачте взвился советский военно-морской флаг. С этого момента корабль стал называться «Архангельск».
И уже 17 августа 1944 года «Архангельск» с конвоем JW-59 вышел из Скапа-Флоу в Ваенгу (ныне Североморск).

http://s8.uploads.ru/t/3FRaT.jpg
http://s9.uploads.ru/t/udWAs.jpg

Естественно, немцы не могли упустить возможности отвесить плюху противникам, тем более, что такое дело, как выход конвоя, спрятать было нереально.
В то время головная боль Британии, «Тирпитц», все еще ошивался в норвежском Альтен-фьорде, а по соседству базировалась банда из 11 эсминцев. Кроме того, в Норвежском и Баренцевом морях находилось одновременно до 50 подводных лодок.

http://sg.uploads.ru/t/wVqyB.jpg

Что мог гипотетически противопоставить «Ройял Соверен» «Тирпитцу»? 22 узла скорости против 30 и 22,4 км дальности ведения стрельбы против 36,5. Эскортных авианосцев (в конвое их было аж 4) «Тирпитц» мог особо не бояться, так как в то время его зенитная артиллерия представляла собой устрашающую силу.

16 × 105-мм (8 х 2) орудий;
16 × 37-мм одиночных орудий;
12 × 20-мм одиночных орудий;
72 × 20-мм в счетверённых установках.

Да и немецкие эсминцы серии Z на две головы превосходили американских коллег 1914-16 годов постройки.

http://s8.uploads.ru/t/xiVyn.jpg

Однако страх Гитлера перед потерей второго суперлинкора оставил «Тирпитц» на базе. И операцию по потоплению «Архангельска» взяли на себя подводники гросс-адмирала Деница.
Фактически, отряд теперь уже советских эсминцев охранял только линкор. Но борьба с немецкими подводными лодками уже к тому времени для наших моряков была делом насквозь житейским и привычным, так что две «немки» не вернулись на свои базы, а остальным в общем-то «повезло». 9-ти балльный шторм позволил кораблям оторваться от противника и прибыть в наши северные порты.
Насколько эффективными были бы действия наших моряков на старом английском линкоре, выползи «Тирпитц» из своего логова, предсказать сложно. Но присоединяюсь к мнению многих историков, шансов было бы весьма мало.
Тем не менее, вопреки ли, благодаря ли, но «Архангельск» прибыл в Ваенгу. И стал головным кораблем уже не эскадры, а фактически именно Северного флота. Линкор, крейсер, три дивизиона эсминцев, сторожевики, подводные лодки… Это уже был Флот!

http://s8.uploads.ru/t/gMEGm.jpg

Но служба «Архангельска» была странной и неоднозначной.

До конца войны линкор ни разу не покинул Кольского залива для выполнения боевых задач. Даже для огневого обеспечения наступления советских войск в середине октября 1944 г. и срыва эвакуации немецких войск из Финнмарка, хотя одно его появление в Варангер-фьорде сорвало бы все планы немцев.
Видимо, адмирал Головко боялся ответственности в случае потери корабля. Единственный раз главный калибр «Архангельска» выстрелил холостым залпом в День Победы.
До конца 1944 года «Архангельск» провел стоя на якоре, только в ноябре имел 10-12 ходовых суток. Да и то это были короткие выходы в пределах Кольского залива для боевой подготовки: учебных стрельб зенитными калибрами, радиодальномерных учений и тому подобного.
В 1945 году корабль провел в море целых 40 суток и прошел 2750 миль. Дальше – еще меньше. В 1946 году за 19 ходовых суток линкор прошел 1491 милю, а в 1947 году за 21 сутки - 1826 миль.

http://s8.uploads.ru/t/jtqh3.jpg

Видимо, в целях экономии (все равно возвращать союзникам!) ремонтов и докований корабль не проходил.
Конечная участь была весьма ожидаема.

5 января 1949 года «Архангельск» покинул Ваенгу и 4 февраля прибыл на военно-морскую базу Росайт. По возвращении корабля техники Королевского Флота провели тщательную инспекцию систем корабля и обнаружили, что большая часть оборудования непригодна для дальнейшего несения службы.
Башни главного калибра, которые не проворачивались весь период службы в ВМФ СССР были заклинены в срединном положении. Последний поход «Ройял Соверен» совершил 18 мая в шотландский Инверкитинг где и был разобран.
Странная судьба. Очень сложно судить, для чего этот старый корабль был снова введен в строй силами наших моряков, пригнан в Архангельск, но ни единым выстрелом не послужил тому, чему должен был служить.
Складывается некая тождественность с «Тирпитцем». Тот тоже не особенно себя проявил в той войне, но являлся то ли символом немецкого флота, то ли пугалом (это вернее) для робких британских адмиралов. И именно присутствие «Тирпитца» в море привело к предательству с конвоем PQ-17.
Но в основном «Тирпитц», если посмотреть серьезно, являлся мишенью для упражнений в бомбометании английских летчиков. Которые его в итоге и доконали. Не без помощи, правда, «асов» Люфтваффе.
«Архангельск» же служил мишенью для немецких подводников. Было предпринято несколько попыток потопить его, но силами противолодочной обороны Северного Флота они все были сорваны. О чем немцы, спустя 20 лет, написали в журнале «Марине Рундшау».

Но все равно, странная судьба у линкора оказалась.

Автор: Роман Скоморохов


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Флот » Российский и Советский ВМФ.