"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Лодки » подлодки России и СССР


подлодки России и СССР

Сообщений 681 страница 690 из 925

681

ИС-3М написал(а):

http://forumuploads.ru/uploads/0009/6c/04/6701/t62496.jpg
Визит проверяющих...

Спасибо, обязательно посмотрю.
Тем более судя по этой картинке он с Гаджиево, перепутать не возможно.
Нарисовано все узнаваемо.

682

http://forumuploads.ru/uploads/0009/6c/04/3068/t49351.jpg

Эксклюзивное фото от Курдина.
Ракетная палуба К-219.

Отредактировано Вершина (2020-04-04 21:02:59)

683

http://forumuploads.ru/uploads/0009/6c/04/1429/t142421.jpg

                          Гибель немецкого транспорта «Гойя»

Ровно 75 лет тому назад, в ночь с 16 на 17 апреля 1945 года советская подводная лодка Л-3 "Фрунзевец" утопила немецкий теплоход "Гойя".

Когда говорят о крупнейших морских катастрофах, все сразу же вспоминают знаменитый «Титаник». Катастрофа этого пассажирского лайнера открыла XX век, унеся жизни 1496 пассажиров и членов экипажа. Однако самые крупные морские катастрофы произошли в годы Второй мировой войны и были связаны с боевыми действиями на море.
Так 7 ноября 1941 года немецкой авиацией недалеко от побережья Крыма был потоплен советский теплоход «Армения». В результате данной катастрофы погибло, по разным оценкам, от 5 до 10 тысяч человек (по современным данным). Спастись удалось лишь 8, теплоход затонул практически моментально всего за четыре минуты. Спустя практически четыре года, бумеранг возмездия вернулся назад в Германию. Война, которая была развязана нацистской Германией, теперь собирала свой кровавый урожай у немецких портов в Балтийском море.
Советские подводники потопили целый ряд немецких транспортов, количество жертв при этом, как и в случае с «Арменией», было огромным. Наиболее известна атака Александра Маринеско командира подводной лодки С-13, который 30 января 1945 года потопил нацистский 10-палубный пассажирский лайнер «Вильгельм Густлофф», в годы войны четыре года служивший плавучей казармой для школы подводников кригсмарине. Вместе с транспортом погибло от 5 до 9 тысяч человек. 9 февраля Маринеско потопил еще один крупный лайнер «Генерал Штойбен», переоборудованный в годы войны в госпитальное судно. Вместе с кораблем погибло около 3600 человек, при этом сам Маринеско во время атаки считал, что торпедирует немецкий легкий крейсер «Эмден», о том, что это не так, он узнал лишь вернувшись из похода.
Именно атака Маринеско на «Вильгельм Густлофф» считается самой известной, однако по количеству жертв с ней могла бы поспорить другая атака советских подводников. Так в ночь на 16 апреля 1945 года советская подводная лодка Л-3 потопила в Балтийском море немецкий транспортный корабль «Гойя». На борту данного судна погибло около 7 тысяч человек, что также выводит эту катастрофу в число самых крупных морских катастроф в мировой истории. В связи с царившим в Германии хаосом и начавшимся наступлением советских войск на Берлин, данная катастрофа прошла практически незамеченной, не вызвав никакого резонанса. При этом, как и в случае с советским теплоходом «Армения» и немецким лайнером «Вильгельм Густлофф», потопленным в январе 1945 года, точное количество жертв этих катастроф установить не представляется возможным.
«Гойя» представляла собой достаточно крупный сухогруз, длина – 146 метров, ширина – 17,4 метра, водоизмещение – 7200 тонн, он мог развивать максимальную скорость в 18 узлов (до 33 км/ч). Корабль был построен в Норвегии в Осло на верфи Akers буквально за несколько дней до вторжения. Спуск судна на воду состоялся 4 апреля 1940 года, а уже 9 апреля на территорию Норвегии вторглись германские войска. После оккупации страны немцы реквизировали новый сухогруз. В годы войны он достаточно долгое время использовался ими в качестве условной мишени для подготовки экипажей немецких подводных лодок, пока в 1944 году не был переоборудован в военный транспорт, корабль был вооружен несколькими зенитными орудиями.
В 1945 году корабль принял участие в крупной морской операции «Ганнибал», которая была организована нацистским командованием. Это была операция по эвакуации с территории Восточной Пруссии немецкого населения и войск, ввиду наступления Красной Армии, которое продолжалось с 13 января по 25 апреля 1945 года. Операция была разработана по инициативе командующего ВМС нацистской Германии гросс-адмирала Карла Дёница и началась 21 января 1945 года. Считается, что в рамках данной операции в течение четырех месяцев в западные районы Германии были эвакуированы Балтийским морем более двух миллионов человек. По количеству перевезенного населения и войск операция «Ганнибал» считается крупнейшей в мире эвакуацией морем.
К середине апреля 1945 года транспорт «Гойя» успел принять участие уже в четырех походах, эвакуировав из Восточной Пруссии 19 785 человек. В среднем корабль перевозил по 5 тысяч человек, однако в свой пятых поход он взял на борт гораздо больше людей. Корабль встал на якорь в Данцигской бухте у Готенхафена (сегодня Гдыня) в апреле 1945 года, считается, что на борт бывшего сухогруза могло погрузиться более 7 тысяч человек, которые бежали из Восточной Пруссии. В сложившейся обстановке никто не вел точный подсчет принятых на борт людей. Немецкие части еле удерживали свои позиции, всю территорию Восточной Пруссии вот-вот должны были занять советские войска. Ходили слухи о том, что «Гойя» будет последним крупным кораблем, участвующим в эвакуации, поэтому на его борт хотело попасть как можно больше людей, что только усиливало эффект паники при погрузке.

http://forumuploads.ru/uploads/0009/6c/04/1429/t681845.jpg

                                      Транспорт «Гойя» в камуфляжной раскраске.

Кроме гражданского населения и раненых военнослужащих на борту корабля находилось 200 солдат из состава 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии вермахта, всего более 7 тысяч человек. При этом военный транспорт «Гойя» был одним из самых неприспособленных для эвакуации людей судов, сказывалось его прошлое, корабль был построен как сухогруз и предназначался исключительно для перевозки морем различных грузов. Требования к безопасности и непотопляемости у него были гораздо ниже, чем у пассажирских судов, которые также массово применялись для эвакуации, всего в операции «Ганнибал» принимало участие около 1000 различных кораблей.
Людей на борту было так много, что они занимали буквальной каждый метр свободной площади, они сидели в коридорах и на лестницах. Более тысячи человек, которым не нашлось места во внутренних помещениях транспорта, толпились на его верхней палубе под холодным дождем. На каждой свободной койке размещалось по 2-3 человека. Даже капитан корабля вынужден был уступить свою каюту беженцам. Раненые помещались в основном в трюмах, которые никак не были приспособлены для экстренной эвакуации. При этом на борту не хватало лекарств, питья, еды и перевязочных материалов. Спасательного снаряжения также хватало далеко не для всех.
Через четыре часа после выхода из порта у южной оконечности полуострова Хель «Гойя» была атакована советской авиацией. Во время бомбардировки в корабль попала как минимум одна бомба, она пробила палубу и разорвалась в носовой части, ранив несколько матросов из расчета зенитного орудия. Разрушения при этом были минимальными и серьезных повреждений корабль не получил. При этом транспорт «Гойя» шел в составе конвоя, в который входили также два небольших теплохода «Кроненфельс» и «Эгир», а также два минных тральщика «M-256» и «M-328».
Уже в сумерках 16 апреля 1945 года данный конвой обнаружил капитан советской подводной лодки Л-3 «Фрунзовец» Владимир Коновалов. Лодка вошла в состав Балтийского флота еще до войны – 5 ноября 1933 года. Это была советская дизель-электрическая минно-торпедная подводная лодка, третий корабль серии II типа «Ленинец». В годы Великой Отечественной войны лодка совершила 8 походов (7 боевых), произвела 16 торпедных атак и сделала до 12 минных постановок. В результате торпедных атак было достоверно уничтожено два корабля, результаты еще двух атак нуждаются в уточнении. В то же время на выставленных лодкой минных заграждениях было потоплено 9 кораблей и повреждено как минимум еще одно судно.

http://forumuploads.ru/uploads/0009/6c/04/1429/t464837.jpg

К 16 апреля Л-3 уже четверо суток патрулировала выход из Данцигской бухты, ожидая встретить здесь немецкие транспорты. Лодка обнаружила конвой противника в составе трех транспортов и двух кораблей охранения севернее маяка Риксгафт. Целью атаки Владимир Коновалов выбрал самый крупный корабль противника. Для атаки корабля подводной лодке пришлось всплыть на поверхность, так как преследовать конвой в подводном положении лодка не могла, скорость хода тогда была бы недостаточной. Хотя конвой также двигался достаточно медленно, выдерживая скорость около 9 узлов, что соответствовало скорости самого тихоходного судна – теплохода «Кроненфельс». При этом конвой соблюдал светомаскировку и был затемнен.
Атаку упростил тот факт, что в 22:30 теплоход «Кроненфельс» встал в дрейф из-за поломки в машинном отделении, все корабли конвоя вынуждены были остановиться. Команда теплохода лихорадочно работала над исправлением поломки, в это время два тральщика кружили рядом с неисправным судном. Конвой двинулся дальше только через час, он начал движение в 23:30. За это время Владимир Коновалов совершил все необходимые маневры и вывел свою лодку Л-3 на атаку самой главной цели в составе обнаруженного им конвоя.
Он выпустил по кораблю две или четыре торпеды (информация на этот счет разнится). Достоверно известно, что в транспорт попало две торпеды. Немцы зафиксировали взрывы в 23:52. Одна торпеда попала в машинное отделение «Гойи», вторая взорвалась в носовой части. Взрывы были такой силы, что мачты корабля обрушились на палубу, в небо поднялись столбы огня и дыма. Через несколько минут – уже к полуночи – корабль полностью затонул, разломившись до этого на две части. После атаки корабли охранения некоторое время преследовали советскую подлодку, но Владимиру Коновалову удалось уйти от погони.
Корабли конвоя смогли спасти живыми только 185 человек, из них 9 погибли после спасения от полученных травм и переохлаждения. Остальным спастись не удалось, судно затонуло слишком быстро, так как изначально не могло обеспечить того уровня безопасности и плавучести, который был характерен для пассажирских и военных кораблей, да и полученные повреждения оказались слишком серьезными. При этом вода в это время года была еще очень холодной, особенно ночью. Оставшиеся на воде люди достаточно быстро замерзали и лишались сил. Большинство из них было одето достаточно легко, так как на судне, особенно во внутренних помещениях стояла страшная духота, корабль был переполнен людьми. Около 7 тысяч человек ушли на дно вместе с судном. До конца войны оставались считанные недели.

http://forumuploads.ru/uploads/0009/6c/04/1429/t563364.jpg

Капитан 3-го ранга Коновалов возле своей лодки. Снимок лета 1945 года.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования, личное мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии капитану 3-го ранга Коновалову Владимиру Константиновичу было присвоено высокое звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Во многом это награждение было связано и с успешной атакой на транспорт «Гойя» в самом конце войны.
Подводная лодка Л-3 «Фрунзенец» оставалась на службе вплоть до 1953 года, в 1971 году ее разобрали. При этом рубка лодки Л-3 вместе с 45-мм орудием с нее в настоящее время находится в Москве, она установлена в парке Победы на Поклонной горе и входит в экспозицию Центрального музея Великой Отечественной войны.

Источник Ссылка

684

Капля веселого милитаризма

Непринуждённая атмосфера, царящая в центральном посту одного из американских подводных атомоходов, погружающегося в морскую пучину с 29 градусами дифферента на нос.


https://t.me/newsfrontnotes/5796

На наших лодках тоже так погружение проходит???

685

Владимир Белорус написал(а):

Гибель немецкого транспорта «Гойя»

Ровно 75 лет тому назад, в ночь с 16 на 17 апреля 1945 года советская подводная лодка Л-3 "Фрунзевец" утопила немецкий теплоход "Гойя".

Когда говорят о крупнейших морских катастрофах, все сразу же вспоминают знаменитый «Титаник». Катастрофа этого пассажирского лайнера открыла XX век, унеся жизни 1496 пассажиров и членов экипажа. Однако самые крупные морские катастрофы произошли в годы Второй мировой войны и были связаны с боевыми действиями на море.
Так 7 ноября 1941 года немецкой авиацией недалеко от побережья Крыма был потоплен советский теплоход «Армения». В результате данной катастрофы погибло, по разным оценкам, от 5 до 10 тысяч человек (по современным данным). Спастись удалось лишь 8, теплоход затонул практически моментально всего за четыре минуты. Спустя практически четыре года, бумеранг возмездия вернулся назад в Германию. Война, которая была развязана нацистской Германией, теперь собирала свой кровавый урожай у немецких портов в Балтийском море.
Советские подводники потопили целый ряд немецких транспортов, количество жертв при этом, как и в случае с «Арменией», было огромным. Наиболее известна атака Александра Маринеско командира подводной лодки С-13, который 30 января 1945 года потопил нацистский 10-палубный пассажирский лайнер «Вильгельм Густлофф», в годы войны четыре года служивший плавучей казармой для школы подводников кригсмарине. Вместе с транспортом погибло от 5 до 9 тысяч человек. 9 февраля Маринеско потопил еще один крупный лайнер «Генерал Штойбен», переоборудованный в годы войны в госпитальное судно. Вместе с кораблем погибло около 3600 человек, при этом сам Маринеско во время атаки считал, что торпедирует немецкий легкий крейсер «Эмден», о том, что это не так, он узнал лишь вернувшись из похода.
Именно атака Маринеско на «Вильгельм Густлофф» считается самой известной, однако по количеству жертв с ней могла бы поспорить другая атака советских подводников. Так в ночь на 16 апреля 1945 года советская подводная лодка Л-3 потопила в Балтийском море немецкий транспортный корабль «Гойя». На борту данного судна погибло около 7 тысяч человек, что также выводит эту катастрофу в число самых крупных морских катастроф в мировой истории. В связи с царившим в Германии хаосом и начавшимся наступлением советских войск на Берлин, данная катастрофа прошла практически незамеченной, не вызвав никакого резонанса. При этом, как и в случае с советским теплоходом «Армения» и немецким лайнером «Вильгельм Густлофф», потопленным в январе 1945 года, точное количество жертв этих катастроф установить не представляется возможным.
«Гойя» представляла собой достаточно крупный сухогруз, длина – 146 метров, ширина – 17,4 метра, водоизмещение – 7200 тонн, он мог развивать максимальную скорость в 18 узлов (до 33 км/ч). Корабль был построен в Норвегии в Осло на верфи Akers буквально за несколько дней до вторжения. Спуск судна на воду состоялся 4 апреля 1940 года, а уже 9 апреля на территорию Норвегии вторглись германские войска. После оккупации страны немцы реквизировали новый сухогруз. В годы войны он достаточно долгое время использовался ими в качестве условной мишени для подготовки экипажей немецких подводных лодок, пока в 1944 году не был переоборудован в военный транспорт, корабль был вооружен несколькими зенитными орудиями.
В 1945 году корабль принял участие в крупной морской операции «Ганнибал», которая была организована нацистским командованием. Это была операция по эвакуации с территории Восточной Пруссии немецкого населения и войск, ввиду наступления Красной Армии, которое продолжалось с 13 января по 25 апреля 1945 года. Операция была разработана по инициативе командующего ВМС нацистской Германии гросс-адмирала Карла Дёница и началась 21 января 1945 года. Считается, что в рамках данной операции в течение четырех месяцев в западные районы Германии были эвакуированы Балтийским морем более двух миллионов человек. По количеству перевезенного населения и войск операция «Ганнибал» считается крупнейшей в мире эвакуацией морем.
К середине апреля 1945 года транспорт «Гойя» успел принять участие уже в четырех походах, эвакуировав из Восточной Пруссии 19 785 человек. В среднем корабль перевозил по 5 тысяч человек, однако в свой пятых поход он взял на борт гораздо больше людей. Корабль встал на якорь в Данцигской бухте у Готенхафена (сегодня Гдыня) в апреле 1945 года, считается, что на борт бывшего сухогруза могло погрузиться более 7 тысяч человек, которые бежали из Восточной Пруссии. В сложившейся обстановке никто не вел точный подсчет принятых на борт людей. Немецкие части еле удерживали свои позиции, всю территорию Восточной Пруссии вот-вот должны были занять советские войска. Ходили слухи о том, что «Гойя» будет последним крупным кораблем, участвующим в эвакуации, поэтому на его борт хотело попасть как можно больше людей, что только усиливало эффект паники при погрузке.

                                      Транспорт «Гойя» в камуфляжной раскраске.

Кроме гражданского населения и раненых военнослужащих на борту корабля находилось 200 солдат из состава 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии вермахта, всего более 7 тысяч человек. При этом военный транспорт «Гойя» был одним из самых неприспособленных для эвакуации людей судов, сказывалось его прошлое, корабль был построен как сухогруз и предназначался исключительно для перевозки морем различных грузов. Требования к безопасности и непотопляемости у него были гораздо ниже, чем у пассажирских судов, которые также массово применялись для эвакуации, всего в операции «Ганнибал» принимало участие около 1000 различных кораблей.
Людей на борту было так много, что они занимали буквальной каждый метр свободной площади, они сидели в коридорах и на лестницах. Более тысячи человек, которым не нашлось места во внутренних помещениях транспорта, толпились на его верхней палубе под холодным дождем. На каждой свободной койке размещалось по 2-3 человека. Даже капитан корабля вынужден был уступить свою каюту беженцам. Раненые помещались в основном в трюмах, которые никак не были приспособлены для экстренной эвакуации. При этом на борту не хватало лекарств, питья, еды и перевязочных материалов. Спасательного снаряжения также хватало далеко не для всех.
Через четыре часа после выхода из порта у южной оконечности полуострова Хель «Гойя» была атакована советской авиацией. Во время бомбардировки в корабль попала как минимум одна бомба, она пробила палубу и разорвалась в носовой части, ранив несколько матросов из расчета зенитного орудия. Разрушения при этом были минимальными и серьезных повреждений корабль не получил. При этом транспорт «Гойя» шел в составе конвоя, в который входили также два небольших теплохода «Кроненфельс» и «Эгир», а также два минных тральщика «M-256» и «M-328».
Уже в сумерках 16 апреля 1945 года данный конвой обнаружил капитан советской подводной лодки Л-3 «Фрунзовец» Владимир Коновалов. Лодка вошла в состав Балтийского флота еще до войны – 5 ноября 1933 года. Это была советская дизель-электрическая минно-торпедная подводная лодка, третий корабль серии II типа «Ленинец». В годы Великой Отечественной войны лодка совершила 8 походов (7 боевых), произвела 16 торпедных атак и сделала до 12 минных постановок. В результате торпедных атак было достоверно уничтожено два корабля, результаты еще двух атак нуждаются в уточнении. В то же время на выставленных лодкой минных заграждениях было потоплено 9 кораблей и повреждено как минимум еще одно судно.

К 16 апреля Л-3 уже четверо суток патрулировала выход из Данцигской бухты, ожидая встретить здесь немецкие транспорты. Лодка обнаружила конвой противника в составе трех транспортов и двух кораблей охранения севернее маяка Риксгафт. Целью атаки Владимир Коновалов выбрал самый крупный корабль противника. Для атаки корабля подводной лодке пришлось всплыть на поверхность, так как преследовать конвой в подводном положении лодка не могла, скорость хода тогда была бы недостаточной. Хотя конвой также двигался достаточно медленно, выдерживая скорость около 9 узлов, что соответствовало скорости самого тихоходного судна – теплохода «Кроненфельс». При этом конвой соблюдал светомаскировку и был затемнен.
Атаку упростил тот факт, что в 22:30 теплоход «Кроненфельс» встал в дрейф из-за поломки в машинном отделении, все корабли конвоя вынуждены были остановиться. Команда теплохода лихорадочно работала над исправлением поломки, в это время два тральщика кружили рядом с неисправным судном. Конвой двинулся дальше только через час, он начал движение в 23:30. За это время Владимир Коновалов совершил все необходимые маневры и вывел свою лодку Л-3 на атаку самой главной цели в составе обнаруженного им конвоя.
Он выпустил по кораблю две или четыре торпеды (информация на этот счет разнится). Достоверно известно, что в транспорт попало две торпеды. Немцы зафиксировали взрывы в 23:52. Одна торпеда попала в машинное отделение «Гойи», вторая взорвалась в носовой части. Взрывы были такой силы, что мачты корабля обрушились на палубу, в небо поднялись столбы огня и дыма. Через несколько минут – уже к полуночи – корабль полностью затонул, разломившись до этого на две части. После атаки корабли охранения некоторое время преследовали советскую подлодку, но Владимиру Коновалову удалось уйти от погони.
Корабли конвоя смогли спасти живыми только 185 человек, из них 9 погибли после спасения от полученных травм и переохлаждения. Остальным спастись не удалось, судно затонуло слишком быстро, так как изначально не могло обеспечить того уровня безопасности и плавучести, который был характерен для пассажирских и военных кораблей, да и полученные повреждения оказались слишком серьезными. При этом вода в это время года была еще очень холодной, особенно ночью. Оставшиеся на воде люди достаточно быстро замерзали и лишались сил. Большинство из них было одето достаточно легко, так как на судне, особенно во внутренних помещениях стояла страшная духота, корабль был переполнен людьми. Около 7 тысяч человек ушли на дно вместе с судном. До конца войны оставались считанные недели.

Капитан 3-го ранга Коновалов возле своей лодки. Снимок лета 1945 года.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования, личное мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии капитану 3-го ранга Коновалову Владимиру Константиновичу было присвоено высокое звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Во многом это награждение было связано и с успешной атакой на транспорт «Гойя» в самом конце войны.
Подводная лодка Л-3 «Фрунзенец» оставалась на службе вплоть до 1953 года, в 1971 году ее разобрали. При этом рубка лодки Л-3 вместе с 45-мм орудием с нее в настоящее время находится в Москве, она установлена в парке Победы на Поклонной горе и входит в экспозицию Центрального музея Великой Отечественной войны.

Источник Ссылка

В подобных статьях пытаются постоянно притянуть за уши СССР к Германии и уверенно поставить знак равенства между ними.
В начале Великой Отечественной войны на Одесском судоремонтном заводе теплоход "Армения" переоборудован в санитарно-транспортное судно. На него были нанесены красные кресты и поднят флаг международного Красного Креста. К 10 августа 1941 года работы были завершены. 8 августа вошёл в состав Черноморского флота.
В ходе обороны и эвакуации Одессы Армения совершила 15 рейсов из Одессы в порты Кавказа, эвакуировав за это время более 16 000 человек.
На большинстве театров и на Чёрном море, в частности, немецкая авиация атаковала госпитальные суда. Такие действия по конвенции квалифицируются как военные преступления.

Гаагская конференция 1899 года в III конвенции и 2-я Гаагская конференция 1907 года в X конвенции признали распространение Женевской конвенции на морскую войну, причём все державы, подписавшие конвенцию 1907 года, обязывались следовать Женевской конвенции, если даже они раньше и не присоединились к ней. Германия подписала конвенцию, в 1909 году Россия ратифицировала конвенции, РСФСР в 1918 году объявило о своем соблюдении Женевской конвенции 1864 года, а также конвенций, одобренных Россией, относительно Красного Креста.

В июле 1941 года были атакованы и получили повреждения санитарные транспорты «Котовский» и «Антон Чехов». Систершип «Аджария» попал под сильную бомбёжку. В результате начавшегося пожара и продолжавшихся обстрелов теплоход был уничтожен. В августе затонул пароход «Кубань».

Первый параграф X Конвенции закреплял право нейтралитета для госпиталей и перевязочных пунктов на войне (с 1907 года и для плавучих госпиталей) до тех пор, пока в них находятся больные и раненые, и пока они не состоят под охраной военной силы одной из воюющих сторон.

Фактически люфтваффе в большинстве случаев на восточном фронте не соблюдало статус санитарных судов.

Александр Марине́ско был реабилитирован по факту потопления транспорта с беженцами «Вильгельм Густлофф», поскольку он также перевозил вооружённых военнослужащих.

Все затопленные госпитальные суда СССР были под Красным Крестом и без сопровождения военным конвоем.

Отредактировано Вершина (2020-04-24 14:14:19)

686

Андрей Михайлов написал(а):

Капля веселого милитаризма

Непринуждённая атмосфера, царящая в центральном посту одного из американских подводных атомоходов, погружающегося в морскую пучину с 29 градусами дифферента на нос.

https://t.me/newsfrontnotes/5796

На наших лодках тоже так погружение проходит???

Честно говоря, только один раз было что мы дифферентовались близко к 30-35 гр на нос. В северной Атлантике во время сильного шторма подвсплывали на перескопную глубину для сеанса связи и оределения места и в этот момент впадина между волн прошла по ракетной палубе и мы приклеились ракетной палубой к поверхности и волна нас с таким дифферентом тянула метров 300-400. У нас считалось шиком плавное почти с не заметным дифферентом погружение и всплытие. А вот когда был на практике в Западной Лице на многоцелевых 671 РТ и 671 РТМ проектах там погружались и всплывали с очень заметным дифферентом.

687

Вершина написал(а):

В подобных статьях пытаются постоянно притянуть за уши СССР к Германии и уверенно поставить знак равенства между ними.

На самом деле, Юрий Анатольевич,  знак равенства ставить можно уверенно, ибо никто на войне и не пытался соблюдать эти конвенции....
Да и даже формально ни под какие конвенции эти транспорты не попадали.
Та же "Армения" как и все, без исключения, транспорты Черноморского пароходства,  была, с еще с началом мобмероприятий начала войны  вооружена 4-мя (если память не подводит) 45-мм зенитными пушками 21-К. А в том злополучном походе она шла в охранении двух сторожевых катеров типа МО, а с воздуха была прикрыта двумя барражирующими над этим ордером истребителями И-153.
Не исключено, что именно этот воздушный "зонтик" и привлек с большого расстояния этого торпедоносца Хе-111 из 1-й, эскадрильи (первой авиагруппы) 27-й бомбардировочной эскадры, позволив ему издалека прицелиться, летя на бреющем полете без всякой предварительной доразведки цели. Зачем, скажите, экипажу было разглядывать еще какую опознаваловку на её корпусе, рискуя быть сбитым этими истребителями или зенитным огнем катеров и самого транспорта? Этому экипажу ведь, как и тому же Маринеско, и так было ясно, что раз есть такая охрана, то это какой-то войсковой транспорт с важными грузами, а наличие на переходе такого охранения и вооружения на палубе однозначно выводило его из всяких конвенций даже чисто формально.

Интересная история, в этой связи, случилась с транспортом "Фабрициус" снабжавшим наш Крымфронт после высадки его в Керчи и Феодосии. Туда наши транспорты и боевые корабли  возили войска и грузы, а обратно, понятно, вывозили раненых, будучи формально (да и по факту) "госпитальными".
Так вот 2-го марта 42-го он был  атакован между Анапой и Новороссийском  торпедоносцем Хе-111, который так же попал в него одной торпедой. Но транспорт, загруженный, помимо войск, и "непотопляемым" сеном для лошадей, не затонул, а был отбуксирован к берегу и посажен на мель в 150 м от берега,  пока не дойдут руки до временной заделки пробоины и буксировки  его в ремонт. События на этом ТВД складывались так, что аж до мая 43-го было не до этого, побережье в этом р-не было захвачено немцами, а шторма нанесли ему дополнительные повреждения, еще более плотно посадив  на камни.
Но вот 16-го мая 43-го командир нашей ПЛ М-111 Хомяков М.И., несмотря на всю эту сохранившуюся на нем опознаваловку, беспощадно всадил в него две торпеды, заявив по возвращению в базу о "потоплении крупного немецкого транспорта".  Не знаю только точно, чем он был за это награжден.
Такая вот показательная картина с соблюдением этих дурацких конвенций.... Сперва его торпедировал немецкий самолет, а потом добил наш же подводник. Останки этого "Фабрициуса"  и по сей день разбросаны на глубине от 4-х до 18-ти  метров около мыса М.Уртриш.

Отредактировано сержант-1 (2020-04-24 15:30:16)

688

сержант-1 написал(а):

На самом деле, Юрий Анатольевич,  знак равенства ставить можно уверенно, ибо никто на войне и не пытался соблюдать эти конвенции....
Да и даже формально ни под какие конвенции эти транспорты не попадали.
Та же "Армения" как и все, без исключения, транспорты Черноморского пароходства,  была, с еще с началом мобмероприятий начала войны  вооружена 4-мя (если память не подводит) 45-мм зенитными пушками 21-К. А в том злополучном походе она шла в охранении двух сторожевых катеров типа МО, а с воздуха была прикрыта двумя барражирующими над этим ордером истребителями И-153.
Не исключено, что именно этот воздушный "зонтик" и привлек с большого расстояния этого торпедоносца Хе-111 из 1-й, эскадрильи (первой авиагруппы) 27-й бомбардировочной эскадры, позволив ему издалека прицелиться, летя на бреющем полете без всякой предварительной доразведки цели. Зачем, скажите, экипажу было разглядывать еще какую опознаваловку на её корпусе, рискуя быть сбитым этими истребителями или зенитным огнем катеров и самого транспорта? Этому экипажу ведь, как и тому же Маринеско, и так было ясно, что раз есть такая охрана, то это какой-то войсковой транспорт с важными грузами, а наличие на переходе такого охранения и вооружения на палубе однозначно выводило его из всяких конвенций даже чисто формально.

Интересная история, в этой связи, случилась с транспортом "Фабрициус" снабжавшим наш Крымфронт после высадки его в Керчи и Феодосии. Туда наши транспорты и боевые корабли  возили войска и грузы, а обратно, понятно, вывозили раненых, будучи формально (да и по факту) "госпитальными".
Так вот 2-го марта 42-го он был  атакован между Анапой и Новороссийском  торпедоносцем Хе-111, который так же попал в него одной торпедой. Но транспорт, загруженный, помимо войск, и "непотопляемым" сеном для лошадей, не затонул, а был отбуксирован к берегу и посажен на мель в 150 м от берега,  пока не дойдут руки до временной заделки пробоины и буксировки  его в ремонт. События на этом ТВД складывались так, что аж до мая 43-го было не до этого, побережье в этом р-не было захвачено немцами, а шторма нанесли ему дополнительные повреждения, еще более плотно посадив  на камни.
Но вот 16-го мая 43-го командир нашей ПЛ М-111 Хомяков М.И., несмотря на всю эту сохранившуюся на нем опознаваловку, беспощадно всадил в него две торпеды, заявив по возвращению в базу о "потоплении крупного немецкого транспорта".  Не знаю только точно, чем он был за это награжден.
Такая вот показательная картина с соблюдением этих дурацких конвенций.... Сперва его торпедировал немецкий самолет, а потом добил наш же подводник. Останки этого "Фабрициуса"  и по сей день разбросаны на глубине от 4-х до 18-ти  метров около мыса М.Уртриш.

Отредактировано сержант-1 (Сегодня 15:30:16)

Да, согласен с Вами что рыцарьства во время 2-й мировой не было. Но вот с постановкой знака равенства я не согласен. Не мы начали бомбить в 4 утра города Германии в июне 41-го.  И как Вы правильно сказали 4 45-ти мм пушки установили на "Армении" в середине августа после того как немцы уничтожили госпитальные суда того же проекта что и "Армения" до этого не было ни вооружения ни сопровождения.

689

Вершина написал(а):

4 45-ти мм пушки установили на "Армении" в середине августа после того как немцы уничтожили госпитальные суда того же проекта что и "Армения" до этого не было ни вооружения ни сопровождения.

Не могу пока сказать точно, какого числа была вооружена именно "Армения", но на первые 59 судов Черноморского пароходства, в которых числилась и "Армения" (из 119 транспортов Черноморского пароходства) приказ наркома ВМФ установить 149 орудий 45-мм и двух зенитных орудий 76-мм калибра был отдан еще 3-го июля, когда еще не было ни одной атаки на наши суда немецких или румынских бомбардировщиков на этом ТВД. Этим же приказом выделялось по одному комендору на каждое из судов для обучения расчетов этих орудий из команд вооружаемых судов, а также выделялось по сто выстрелов на каждый из этих стволов.

690

сержант-1 написал(а):

Не могу пока сказать точно, какого числа была вооружена именно "Армения", но на первые 59 судов Черноморского пароходства, в которых числилась и "Армения" (из 119 транспортов Черноморского пароходства) приказ наркома ВМФ установить 149 орудий 45-мм и двух зенитных орудий 76-мм калибра был отдан еще 3-го июля, когда еще не было ни одной атаки на наши суда немецких или румынских бомбардировщиков на этом ТВД. Этим же приказом выделялось по одному комендору на каждое из судов для обучения расчетов этих орудий из команд вооружаемых судов, а также выделялось по сто выстрелов на каждый из этих стволов.

Я сейчас тоже не скажу точного числа. Читал что в середине августа "Армению" вооружили после гибели именно госпитальных и санитарных судов которые как и "Армения" были с Красными Крестами на бортах и палубе и под флагом Красного Креста. А приказ касался транспортных судов и рыбаков.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Лодки » подлодки России и СССР