"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Танки Победы - Слава и Забвение. » Интересное и неожиданное о танках -2


Интересное и неожиданное о танках -2

Сообщений 221 страница 230 из 253

221

Серж-Пейзаж написал(а):

Фото мое лично этого Т-205/Маус. Я был в музее в 2008 осенью, все за день переснимал практически, благо разрешали...

Тот собран из двух. Отметины на лбу, башне и бортах это уже в Кубинке стреляли. Надо отдать должное, сколько новых технических решений на то время. Мы тогда здорово отставали,-это надо признать. Да и признали. Электромоторы Мауса до сих пор исправны (сопротивление изоляции). пушка 128 имитатор. Люлька и маска её однако. сохранили всё что могли... там спарка с 75 подразумевалась. 1942й насекундочку

222

История фронтовых приключений «Музыкальной шкатулки»

Вряд ли будет преувеличением утверждать, что один из самых известных и кровавых примеров использования танков в годы Первой мировой войны — это рейд английского танка «Музыкальная шкатулка», имевший место 8 августа 1918 года в первый день битвы под Амьеном – так называемый «Черный день немецкой армии».
Тогда танк «Уиппет» под командованием Кавалера Британской империи лейтенанта Арнольда проник в тыл немецких позиций и находился там в течение десяти часов, нанося неприятелю большой урон и внося хаос и деморализацию в его ряды. История эта примечательная, и ее давно уже пора рассказать.

Танк «Музыкальная шкатулка» «Уиппет» принадлежал к роте Б, 6-го батальона. В состав экипажа, кроме самого Арнольда, входили еще двое: пулеметчик Риббанс и водитель Карни – то есть стандартный экипаж этой машины, считавшейся в британской армии «скоростным танком». Конструкция его была примитивной. Планировалось поставить на танк вращающуюся башню с пулеметом, но что-то с ней не вышло, и танк получил рубку, из которой во все стороны торчали четыре пулемета «Гочкис».

История «Музыкальная шкатулка» началась в 4.20 утра, час «Х», 8 августа 1918 года, когда началось наступление британских войск и она двинулась сторону Виллерс-Бретонне. Лейтенант Арнольд потом вспоминал: «Мы пересекли железную дорогу и прошли через австралийскую пехоту, двигавшуюся под прикрытием наших тяжелых танков (Марка V.)»

Однако дальше Арнольду и его товарищам не повезло. «После 2000 ярдов я остался один, другие наши танки были отброшены. Я видел танки Мк V, за которыми следовала австралийская пехота. Тут я попал под прямой огонь немецкой четырехорудийной полевой батареи». То, что это означает, может понять только тот, кто знает, что тогдашняя полевой пушка могла стрелять со скоростью от десяти до двадцати выстрелов в минуту, то есть выпустить сорок снарядов за всего лишь одну суетную минуту. Стрельба батареи была настолько точной, что выбила два танка Мк V, двигавшихся рядом с «Музыкальной шкатулкой».

Арнольд отреагировал поворотом влево и, развив максимальную скорость, двинулся по диагонали вдоль фронта батареи на расстоянии 600 ярдов, маневрируя таким образом, чтобы стрелять по цели сразу из двух пулеметов. Затем Арнольд достиг группы деревьев и стал неуязвим от артиллерийского огня. Затем он выдвинулся на одну линию с батареей, повернул вправо и атаковал ее сзади.

Немцы не успели развернуть свои пушки, как пулеметчик Риббанс и Арнольд прикончили их огнем своих пулеметов. Уничтожение немецкой батареи немедленно отразилось и на пехоте. «Австралийцы также продвинулись вперед и укрылись за дорогой в 400 ярдов перед покинутой батареей».

Тут Арнольд позволил себе немного передохнуть: «Я вышел из танка и спросил австралийского лейтенанта, хочет ли он помощи, и во время нашего разговора он был поражен пулей в плечо». Ничего не оставалось, как садиться обратно в танк и ехать на нем дальше. Куда? На восток, конечно. Туда, где раздавались выстрелы и явно шел бой, потому что здесь уже все было кончено.

«Двигаясь дальше на восток, я подошел к узкой лощине, отмеченной на моей карте как «склад боеприпасов». Когда я подошел, там было много людей и много ящиков, и когда я открыл по людям огонь, они стали разбегаться и прятаться. Я объехал лощину, а затем Риббанс вышел и посчитал убитых, которых оказалось около шестидесяти».

Потом Арнольд повернул налево от железной дороги и совершил «кругосветное путешествие» по линии фронта, вдоль траншей вражеской пехоты. «Мы стреляли в них с расстояния от 200 до 600 ярдов. По мере того, как наш круиз продолжался, потери противника росли».
А потом его танк и вовсе оказался в тылу у немцев. «Я не видел больше наших войск или машин после ухода нашего кавалерийского патруля, но решил продолжить движение».

Танк непрерывно обстреливался винтовочным огнем. Пули щелкали по броне, но пробить ее им не удавалось. Плохо было другое. На танк снаружи были навешаны дополнительные канистры с бензином. Пули, естественно, их пробивали и бензин, вытекая и испаряясь, делал пребывание в танке просто невыносимым. Танкистам поэтому пришлось надеть противогазы, срок действия которых составлял около 10 часов.

Тем не менее, несмотря на все эти трудности, танк продолжал движение. «Примерно в два вечера я снова двинулся на восток и оказался на большом аэродроме, где обстрелял находившиеся там транспортные средства и сбил воздушный шар с двумя наблюдателями, которые упали с большой высоты и, конечно, разбились».

Затем танк Арнольда расстрелял движущийся по дороге грузовик и вышел к железной дороге. «Железная дорога была совсем близко, и я видел, как множество солдат идут на посадку на дальностях от 400 до 500 ярдов. Я начал в них стрелять и нанес им большой урон. Оставив их в панике, «Музыкальная шкатулка» двинулась дальше, ведя последовательно огонь по отступавшим колоннам германских войск, а также по моторному и конному транспорту с расстояния 600 – 800 ярдов. »

Здесь танк подвергся ожесточенному обстрелу, причем у него была повреждена шаровая установка одного из пулеметов. Арнольд извлек из нее пулемет и закрыл отверстие. Для девятичасового пребывания под огнем это было минимальное повреждение, однако судьбу не следует испытывать так долго, а лейтенант об этом забыл. Бензин, обильно вытекавший из пробитых канистр, в это время вспыхнул. Водитель Карни попытался развернуться, но тут их танк получил сразу два снарядных попадания.

«Карни и Риббанс открыли дверь и рухнули на землю. Мне тоже удалось вывалиться на землю, и я смог оттащить их обоих подальше, так как пылающий бензин бежал к нам по земле. Свежий воздух оживил нас, мы все встали и сделали короткую перебежку, чтобы уйти от горящего бензина… В этот момент Карни был застрелен в живот и погиб».

«Тут я видел, как враги приближаются ко мне со всех сторон. Первый подбежал ко мне с винтовкой и штыком. Я схватил ее, и передняя часть штыка вошла мне в предплечье. Второй человек ударил меня по голове прикладом. Когда я пришел в себя, вокруг меня были уже десятки германских солдат, и все, кто мог до меня добраться, старались нанести мне удары». Далее он пишет, что поскольку одежда, пропитанная бензином, на нем все еще тлела, то… эти удары, в общем-то, были даже полезны, потому что сбили пламя с него окончательно.

«В конце концов мы отправились в землянку. Позже мы прошли мимо полевой кухни, где я знаками показал, что хочу есть. У нас не было ничего из еды с 8.30 утра, так что неудивительно, что я проголодался. Затем меня отвезли к старшему офицеру и допросили. Когда я отвечал: «Я не знаю», он сказал: «Вы имеете в виду, что не знаете, или вы не скажете мне? «Я ответил: «Как хотите, так и понимайте!», после чего он ударил меня в лицо и ушел». Только после этого Арнольда накормили, перевязали раны и вновь отправили на допрос.

«Во второй раз, когда меня допрашивали, я получил пять дней одиночного заключения в комнате без окна – на этот раз мне, правда, дали немного супа с хлебом.» Тут Арнольд пригрозил сообщить о поведении допрашивавшего его офицера старшим по званию, и эта угроза произвела на немца просто ужасное впечатление. Его тут же отправили в лагерь военнопленных во Фрайбурге, где он… встретил своего брата, взятого в плен незадолго до этого! А затем в лагере под Кентербери, в январе 1919 года, через который братья проходили репатриацию, они встретили живого пулеметчика Риббанса.

В целом рейд танка «Музыкальная шкатулка» продолжался с 4-20 до 15-30. Потери, нанесенные им неприятелю, англичане оценивали как примерно такие, какие в тех же условиях могла бы ему нанести пехотная бригада ценой… выхода из строя половины своего состава.

Из книги «Боевые танки – рассказ о Королевском танковом корпусе в действии 1916-1919», опубликованной в 1929 году под редакцией Г. Мюррея Уилсона.

P.S. Когда лейтенант Арнольд вернулся в Англию в 1919 году, его наградили орденом «За выдающиеся заслуги», который обычно присваивали в чине от майора и выше, и только в исключительных случаях младшим офицерам. Командование посчитало, что это как раз такой случай!

© Weaponscollection

http://s8.uploads.ru/t/j0OZf.jpg
http://sf.uploads.ru/t/bMv4w.jpg

223

Андрей Михайлов написал(а):

История фронтовых приключений «Музыкальной шкатулки»

Вряд ли будет преувеличением утверждать, что один из самых известных и кровавых примеров использования танков в годы Первой мировой войны — это рейд английского танка «Музыкальная шкатулка», имевший место 8 августа 1918 года в первый день битвы под Амьеном – так называемый «Черный день немецкой армии».
Тогда танк «Уиппет» под командованием Кавалера Британской империи лейтенанта Арнольда проник в тыл немецких позиций и находился там в течение десяти часов, нанося неприятелю большой урон и внося хаос и деморализацию в его ряды. История эта примечательная, и ее давно уже пора рассказать.

Танк «Музыкальная шкатулка» «Уиппет» принадлежал к роте Б, 6-го батальона. В состав экипажа, кроме самого Арнольда, входили еще двое: пулеметчик Риббанс и водитель Карни – то есть стандартный экипаж этой машины, считавшейся в британской армии «скоростным танком». Конструкция его была примитивной. Планировалось поставить на танк вращающуюся башню с пулеметом, но что-то с ней не вышло, и танк получил рубку, из которой во все стороны торчали четыре пулемета «Гочкис».

История «Музыкальная шкатулка» началась в 4.20 утра, час «Х», 8 августа 1918 года, когда началось наступление британских войск и она двинулась сторону Виллерс-Бретонне. Лейтенант Арнольд потом вспоминал: «Мы пересекли железную дорогу и прошли через австралийскую пехоту, двигавшуюся под прикрытием наших тяжелых танков (Марка V.)»

Однако дальше Арнольду и его товарищам не повезло. «После 2000 ярдов я остался один, другие наши танки были отброшены. Я видел танки Мк V, за которыми следовала австралийская пехота. Тут я попал под прямой огонь немецкой четырехорудийной полевой батареи». То, что это означает, может понять только тот, кто знает, что тогдашняя полевой пушка могла стрелять со скоростью от десяти до двадцати выстрелов в минуту, то есть выпустить сорок снарядов за всего лишь одну суетную минуту. Стрельба батареи была настолько точной, что выбила два танка Мк V, двигавшихся рядом с «Музыкальной шкатулкой».

Арнольд отреагировал поворотом влево и, развив максимальную скорость, двинулся по диагонали вдоль фронта батареи на расстоянии 600 ярдов, маневрируя таким образом, чтобы стрелять по цели сразу из двух пулеметов. Затем Арнольд достиг группы деревьев и стал неуязвим от артиллерийского огня. Затем он выдвинулся на одну линию с батареей, повернул вправо и атаковал ее сзади.

Немцы не успели развернуть свои пушки, как пулеметчик Риббанс и Арнольд прикончили их огнем своих пулеметов. Уничтожение немецкой батареи немедленно отразилось и на пехоте. «Австралийцы также продвинулись вперед и укрылись за дорогой в 400 ярдов перед покинутой батареей».

Тут Арнольд позволил себе немного передохнуть: «Я вышел из танка и спросил австралийского лейтенанта, хочет ли он помощи, и во время нашего разговора он был поражен пулей в плечо». Ничего не оставалось, как садиться обратно в танк и ехать на нем дальше. Куда? На восток, конечно. Туда, где раздавались выстрелы и явно шел бой, потому что здесь уже все было кончено.

«Двигаясь дальше на восток, я подошел к узкой лощине, отмеченной на моей карте как «склад боеприпасов». Когда я подошел, там было много людей и много ящиков, и когда я открыл по людям огонь, они стали разбегаться и прятаться. Я объехал лощину, а затем Риббанс вышел и посчитал убитых, которых оказалось около шестидесяти».

Потом Арнольд повернул налево от железной дороги и совершил «кругосветное путешествие» по линии фронта, вдоль траншей вражеской пехоты. «Мы стреляли в них с расстояния от 200 до 600 ярдов. По мере того, как наш круиз продолжался, потери противника росли».
А потом его танк и вовсе оказался в тылу у немцев. «Я не видел больше наших войск или машин после ухода нашего кавалерийского патруля, но решил продолжить движение».

Танк непрерывно обстреливался винтовочным огнем. Пули щелкали по броне, но пробить ее им не удавалось. Плохо было другое. На танк снаружи были навешаны дополнительные канистры с бензином. Пули, естественно, их пробивали и бензин, вытекая и испаряясь, делал пребывание в танке просто невыносимым. Танкистам поэтому пришлось надеть противогазы, срок действия которых составлял около 10 часов.

Тем не менее, несмотря на все эти трудности, танк продолжал движение. «Примерно в два вечера я снова двинулся на восток и оказался на большом аэродроме, где обстрелял находившиеся там транспортные средства и сбил воздушный шар с двумя наблюдателями, которые упали с большой высоты и, конечно, разбились».

Затем танк Арнольда расстрелял движущийся по дороге грузовик и вышел к железной дороге. «Железная дорога была совсем близко, и я видел, как множество солдат идут на посадку на дальностях от 400 до 500 ярдов. Я начал в них стрелять и нанес им большой урон. Оставив их в панике, «Музыкальная шкатулка» двинулась дальше, ведя последовательно огонь по отступавшим колоннам германских войск, а также по моторному и конному транспорту с расстояния 600 – 800 ярдов. »

Здесь танк подвергся ожесточенному обстрелу, причем у него была повреждена шаровая установка одного из пулеметов. Арнольд извлек из нее пулемет и закрыл отверстие. Для девятичасового пребывания под огнем это было минимальное повреждение, однако судьбу не следует испытывать так долго, а лейтенант об этом забыл. Бензин, обильно вытекавший из пробитых канистр, в это время вспыхнул. Водитель Карни попытался развернуться, но тут их танк получил сразу два снарядных попадания.

«Карни и Риббанс открыли дверь и рухнули на землю. Мне тоже удалось вывалиться на землю, и я смог оттащить их обоих подальше, так как пылающий бензин бежал к нам по земле. Свежий воздух оживил нас, мы все встали и сделали короткую перебежку, чтобы уйти от горящего бензина… В этот момент Карни был застрелен в живот и погиб».

«Тут я видел, как враги приближаются ко мне со всех сторон. Первый подбежал ко мне с винтовкой и штыком. Я схватил ее, и передняя часть штыка вошла мне в предплечье. Второй человек ударил меня по голове прикладом. Когда я пришел в себя, вокруг меня были уже десятки германских солдат, и все, кто мог до меня добраться, старались нанести мне удары». Далее он пишет, что поскольку одежда, пропитанная бензином, на нем все еще тлела, то… эти удары, в общем-то, были даже полезны, потому что сбили пламя с него окончательно.

«В конце концов мы отправились в землянку. Позже мы прошли мимо полевой кухни, где я знаками показал, что хочу есть. У нас не было ничего из еды с 8.30 утра, так что неудивительно, что я проголодался. Затем меня отвезли к старшему офицеру и допросили. Когда я отвечал: «Я не знаю», он сказал: «Вы имеете в виду, что не знаете, или вы не скажете мне? «Я ответил: «Как хотите, так и понимайте!», после чего он ударил меня в лицо и ушел». Только после этого Арнольда накормили, перевязали раны и вновь отправили на допрос.

«Во второй раз, когда меня допрашивали, я получил пять дней одиночного заключения в комнате без окна – на этот раз мне, правда, дали немного супа с хлебом.» Тут Арнольд пригрозил сообщить о поведении допрашивавшего его офицера старшим по званию, и эта угроза произвела на немца просто ужасное впечатление. Его тут же отправили в лагерь военнопленных во Фрайбурге, где он… встретил своего брата, взятого в плен незадолго до этого! А затем в лагере под Кентербери, в январе 1919 года, через который братья проходили репатриацию, они встретили живого пулеметчика Риббанса.

В целом рейд танка «Музыкальная шкатулка» продолжался с 4-20 до 15-30. Потери, нанесенные им неприятелю, англичане оценивали как примерно такие, какие в тех же условиях могла бы ему нанести пехотная бригада ценой… выхода из строя половины своего состава.

Из книги «Боевые танки – рассказ о Королевском танковом корпусе в действии 1916-1919», опубликованной в 1929 году под редакцией Г. Мюррея Уилсона.

P.S. Когда лейтенант Арнольд вернулся в Англию в 1919 году, его наградили орденом «За выдающиеся заслуги», который обычно присваивали в чине от майора и выше, и только в исключительных случаях младшим офицерам. Командование посчитало, что это как раз такой случай!

© Weaponscollection

Как тяжко читать, даже не хочиться...

224

Андрей Михайлов написал(а):

История фронтовых приключений

Издай монографию...ну там "личностный аспект"....
Про "приключения" не надо... :no:
А так ...поработать месяцок другой, глядишь и книжонка получится...за три месяца нет!
В некотором уважаемом журнале (в розницу не продаётся) мои статьи (косвенно касаемые темы форума) были изданы через пол года! Гонорар... :crazyfun:
Материал уже есть!,-дерзай!

225

Синицкий Александр Никола написал(а):

были изданы через пол года! Гонорар... 
Материал уже есть!,-дерзай!

Для гонорара поди жене пришлось мешок шить :D  и машину для перевозки нанимать... :O
А что, тут на Форуме столько прикладных материалов от Спецов, что точно, была у меня мысль выбрать тематические воспоминания о прошлом ГСВГ и издать, с акцентом в первую очередь на Людях и их службе там.

226

Серж-Пейзаж написал(а):

А что, тут на Форуме столько прикладных материалов от Спецов, что точно, была у меня мысль выбрать тематические воспоминания о прошлом ГСВГ и издать, с акцентом в первую очередь на Людях и их службе там.

За чем же дело стало?
Уверен, что мысль которая была не выбирая тематику просто писать! А там уже родится...
У нас в институте сейчас повально все пишут за ворота ни разу не выходя (от лейтенанта живого до полковника в отставке-запас пройден).
Для них дико на Зил 131 поставить двигатель Урал 375 (у меня пол ПАРМ-3...все МРС (4шт)  с МТО-АТ и МТО-4ОС ними были).
Переднеприводной УРАЛ...??? карданы на зад сдохли....Раздатка на переднем мосту позволяла ехать.
Воспоминания пишут и удивляются,-как!?
Сергей, давай их умоем :rofl:

227

Серж-Пейзаж написал(а):

Для гонорара поди жене пришлось мешок шить

Младший научный сотрудник 7400 тех самых рублей. Смеяться Будем?

228

Синицкий Александр Никола написал(а):

Младший научный сотрудник 7400 тех самых рублей. Смеяться Будем?

Это плакать надо... :(   Но сейчас о другом... Все знают что танки плавающие бывают, скажем известный ПТ-76... а вот что есть речные бронекатера с башней от танка 34-76, это я сам только узнал... привожу ниже заметку Волгоградской печати  :writing:
На Волге подняли речной танк времен Сталинградской битвы 
Как сообщили «РГ» в пресс-службе администрации области, поднятое судно Волжской военной флотилии считалось пропавшим с октября 1942 года. Два года назад в районе речного порта его случайно обнаружили дайверы. Исследователи истории речного флота установили, что это бронекатер БК-31. Благодаря архивным документам удалось установить точную дату гибели судна 9 октября 1942 года и имя его командира — 23-летнего уроженца Саратова Павла Никитина. Вместе с ним погибли старшины Колегов и Аникеенко и краснофлотец Черных. Ранено было пять человек.
В документах говорится, что БК-31 получил пробоины в районе кормы, рубки и машинного отделения. Он сел на отмели острова Голодного, и из-за сильного артиллерийского обстрела не было возможности его снять. По словам руководителя предприятия, производившего подъемные работы, Дмитрия Кабелькова, поднятый бронекатер оказался уникальным судном проекта С-40, таких было построено всего несколько штук. До наших дней они не сохранились. Поскольку на катер устанавливались башни танка Т-34−76, то они получили прозвище речных танков.
Длина поднятого катера составляет 20 метров, ширина 3,5 метра, высота палубы 1,5 метра. Кроме того, его корпус сильно поврежден снарядами. Судя по положению танковой башни с орудием, развернутой в сторону сталинградского берега, занятого немцами, погибшие моряки вели огонь до последней минуты.
На катере также обнаружены каски, пробитые осколками снарядов, зенитные пулеметы, патроны и много другого снаряжения.
За 75 лет после окончания Сталинградской битвы бронекатер полностью занесло тоннами речного песка. С помощью специального судна было расчищено около 150 тонн песка и речного ила. Чтобы не повредить бронекатер при проведении операции, его поднимали краном на специально изготовленных стропах с предварительным расчетом нагрузки. Теперь речной танк планируют транспортировать на барже на судоремонтный завод.
Справка «РГ».
Затонувшее судно в Волгограде судно принадлежит к проекту С-40 — артиллерийский бронированный пограничный катер со стальным корпусом. Подобные суда задумывались для патрулирования крупных приграничных рек. Они строились до войны в Ленинграде, оснащались башней от танка Т-34−76, двумя пулеметами калибра 7,62 мм. Ход обеспечивал бензиновый двигатель «Паккард» мощностью 1200 л.с. Катера имели водоизмещение 26,5 т, длину корпуса чуть более 20 метров, ширину около 4 метров. Развивали скорость до 15 узлов.

229

Серж-Пейзаж написал(а):

Все знают что танки плавающие бывают, скажем известный ПТ-76... а вот что есть речные бронекатера с башней от танка 34-76, это я сам только узнал... привожу ниже заметку

Видимо, просто не интересовался. А с исследованием Кузнецова "Большой десант", где подробно расписаны все плавсредства, применяемые нашим "тюлькиным флотом", что обеспечивал этот десант ( и на которое я не раз давал ссылку) познакомиться не удосужился. Были такие бронекатера и было их на Волге довольно много. Неплохо показали себя на Волге в период Сталинградской битвы, перевозя подкрепления и снабжение на островки обороны прижатых к берегу наших войск. Строились на волжских верфях. Башни были "пирожки" сталинградских танков. После уцелевшие были перевезены на Азовское море, где приняли участие в обеспечении Керченско-Эльтигенского десанта поздней осени 43-го.
Там они показали себя очень плохо, ибо, если на Волге у них не было плавающего противника, то на неспокойном Азовском море и в Керченском проливе пришлось иногда вести бои с немецкими и румынскими  артиллерийскими катерами и десантными баржами, блокирующими снабжение десанта. Их вооружение в танковых башнях оказалось полностью бесполезным в условиях хотя бы небольшого волнения. На нем невозможно было хоть чтой-то поймать в маленькую дырочку прицела с узким полем зрения, а темп стрельбы пушки  для короткого  боестолкновения (особенно, в условиях плохой видимости осенней непогоды не выдерживал никакой критики). Да и почти все эти боестолкновения были в ночное время, когда из башни и, вообще, мало что видно. Все же немецкие раумботы (арт. катера), шнельботы (торпедные катера) и БДБ имели зенитные автоматы 20 мм  и 37 мм с высоким темпом огня, и снаряды которых навылет  прошивали или рвали ОФ снарядиками тонкие  скорлупки их корпусов (броня-то у этих "бронекатеров" была лишь на башнях).

Отредактировано сержант-1 (2017-11-07 09:24:00)

230

сержант-1 написал(а):

с высоким темпом огня

темп стрельбы, боевая скорострельность, и  масса секундного залпа
В ГСВГ был флот!!!! Ну поднимите тему :flag: И авиация, -откуда и термин "по секунде"
Танкам и так тяжело....без обид.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Танки Победы - Слава и Забвение. » Интересное и неожиданное о танках -2