"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Первым делом,первым делом самолеты.. » История авиации в фотографиях и документах.


История авиации в фотографиях и документах.

Сообщений 491 страница 495 из 495

491

«Пристрелят они тебя, Толя, как собаку»

http://s3.uploads.ru/t/LHcC4.jpg

Пирогов (слева) и Барсов (справа) на пресс-конференции для западных СМИ вскоре после приземления

Петр Афанасьевич Пирогов родился 23 декабря 1920 года в селе Коптево, что в Тамбовской губернии. Будучи летчиком, во время войны совершал разведывательные полеты. Причем часто проворачивал это в глубоком тылу противника. По официальным данным, он провел разведку более шестидесяти городов, более сотни железнодорожных узлов, порядка сорока аэродромов. Победу встретил в звании гвардии лейтенанта, удостоившись Ордена Красной Звезды, Ордена Отечественной войны II степени и медалями. После войны продолжил службу в шестьдесят третьем бомбардировочном авиационном полку, являлся кандидатом в члены ВКП (б).
Второй перебежчик — Анатолий Порфирьевич Барсов (его настоящая фамилия Борзов) — родился 24 апреля 1917 года в селе Старо-Альметьево Казанской губернии. Во время войны он совершал не только разведывательные полеты, но сбрасывал агитационные материалы на оккупированных территориях, а также участвовал в бомбардировке вражеских объектов. Причем часто Анатолию Порфирьевичу приходилось выполнять поставленные задачи в сложных метеоусловиях, на малой высоте и под огнем противника. Особенно сильно летчику удалось проявить свое мастерство в Прибалтике. Он удостоился Ордена Красного Знамени и стал членом ВКП (б).

На крыльях к свободе

Инициатором побега в США являлся Петр Афанасьевич. В своих мемуарах он подробно описал причины, из-за которых решил покинуть родину. Главная — Пирогов разочаровался в советском режиме. Гнетущая атмосфера страха, террора, которая царила в армии, выливалась в пьянство, неуставные отношения, нарушение воинской дисциплины, классовая пропасть в армейской среде. Например, сотрудники органов госбезопасности, у которых была и новая форма, и импортные сигареты, и различные дефицитные продукты. Еще сильнее он переживал за бывших военнопленных граждан СССР, которые, сбежав от немцев и вернувшись в свои части, тут же арестовывались. Также Пирогов считал, победа в войне была украдена у народа, а присвоила ее себе «партия Ленина-Сталина».
Видя все это, Петр Афанасьевич начал разрабатывать план побега. Но одиночку провернуть это было практически нереально. И в марте 1947 года он познакомился с Барсовым, который из-за упрямого и требовавшего справедливости характера, вечно конфликтовал с начальством. А уже в июле их полк вывели из Германии, передислоцировав его в Галичину. Рядом уже находилась Австрия с американской базой. Пирогов изначально планировал перебраться в США, поскольку эта страна волновала и манила его. Дело в том, что во время войны советским солдатам твердили, что американцы — друзья и главные союзники. После поражения Германии тон изменился. Началась кампания антиамериканизма. На политзанятиях рассказывали о «загнивающем капитализме», «угнетенном рабочем классе» и так далее. Причем, как вспоминал Пирогов, сами лекторы в это не верили. Поэтому многие солдаты тайно слушали «Голос Америки» и мечтали перебраться за океан. Барсов поддержал идею товарища. Они даже придумали условный сигнал, обозначающий готовность к побегу: «На курсе!» — «На глиссаде!».
9 октября 1948 году Ту-2 ВВС СССР, взлетевший с авиабазы «Коломыя», приземлился на аэродроме «Кэмп-Маккоули» американской авиабазы «Фоглер», которая находилась в пригороде Линца. Оказавшись на чужой земле, Пирогов крикнул: «I is Russian pilot! Where is Lintz?». Вскоре к летчикам прибыл представитель Верховного комиссара в Австрии от СССР. Он предложил им одуматься и добровольно вернуться. Кстати, кроме Пирогова и Барсова в самолете находился еще один человек — бортовой стрелок. Он не знал о конечном пункте полета, а когда встретился представителем Верховного комиссара, заявил о желании вернуться. К сожалению, не осталось сведений ни о его имени, ни о его дальнейшей судьбе. Человека как будто и не было вовсе. А Пирогов с Барсовым, конечно, отказались. Американцы тут же предоставили им политическое убежище.

                                                                        В США.

http://s9.uploads.ru/t/r7GMR.jpg

Только спустя четыре месяца летчики прибыли в США. Здесь им предоставили вид на жительство, а также организовали нужный информационный шум. С ними встретились журналисты из «Лайфа». Во время беседы, летчики признались, что мечтали побывать в Виргинии. И им устроили экскурсионную поездку по штату. Во время путешествия они пили «колу», играли в пинбол, общались с местными жителями и русскими эмигрантами. Разговаривал в основном Пирогов, который старательно изучал английский. А вот Барсов почти всегда молчал и много курил. Вообще, Петр Афанасьевич всеми силами старался влиться в новое для себя общество. А Анатолий Порфирьевич сильно переживал и вскоре начал злоупотреблять алкоголем. Однажды Пирогов даже сказал: «Ты что? И впрямь думаешь, что мы улетели ради того, чтобы пьянствовать и чтобы иностранцы за рубежом считали, что все русские сплошь одна пьянь?». Но должного эффекта это не произвело, Барсов явно не вписался в новый поворот своей жизни. Однако американское правительство сквозь пальцы смотрело на это, поэтому им обоим в феврале 1949 года был предоставлен вид на жительство.
Сотрудники советского посольства то и дело пытались встретиться с перебежчиками. Пирогов напрочь отказывался от любых контактов, а вот Барсов был не столь категоричен. И однажды чрезвычайный и полномочный посол СССР в США пообещал ему полную амнистию, если тот уговорит Пирогова вернуться на родину. Если же Барсов захочет вернуться один, максимум пару лет тюремного заключения. И Анатолий Порфирьевич согласился. Пирогов, конечно, затею товарища не поддержал, заявив: «Пристрелят они тебя, Толя, как собаку».

http://s8.uploads.ru/t/1C8VI.jpg

Пирогов оказался прав. Спустя полгода после возвращения, Барсов был расстрелян. И хотя эта информация тщательно скрывалась, о ней все равно стало известно.
А Петр Афанасьевич продолжал осваиваться. В 1950 году в США вышла книга с его воспоминаниями на английском языке. Затем ее опубликовали в Англии. Вскоре она была переведена на другие языки и разошлась по всему миру. А Пирогов сменил несколько профессий (приходилось поработать и маляром, и таксистом), получил высшее образование и стал писать тексты для радио «Освобождение», которое вещало в странах соцлагеря. Его даже наградили почетной медалью памяти Вашингтона от неправительственной организации Фонд Свободы. Вскоре он обзавелся семьей (жена — дочь русских эмигрантов, сбежавших из России перед началом революции).

                                         Пирогов должен вернуться.

Спустя несколько лет советская сторона вновь активизировалась. Начались попытки уговорить Пирогова вернуться. Шли разговоры, что в стране все изменилось (ведь Сталин умер), Барсов жив и ждет с ним встречи. А в качестве доказательства посол передал Пирогову письмо от Анатолия Порфирьевича. Но провести Петра Афанасьевича не удалось. Он заявил, что письмо фальшивое, мол, написано слишком «красиво» и без ошибок (Барсов являлся малограмотным). И главное, в конце стояла подпись «Барсов». Но сам Анатолий Порфирьевич никогда так не подписывался, он использовал свою настоящую фамилию — Борзов. Из-за поддельных документов Госдеп США попросил дипломата, агитирующего Пирогова, покинуть страну.
А в мае 1957 года в Центральном доме журналиста в Москве была проведена пресс-конференция, на которой выступил… Анатолий Барсов. Он рассказал, что пять лет находился в тюрьме, а теперь его освободили. Также этот человек заявил, что в США ужасная безработица, унижение человеческого достоинства и «загнивание капитализма». За океаном это посчитали пропагандой и местью за высылку дипломата. А Барсова «записали» в подставные лица. Пирогов отнесся к «воскресшему» другу скептически, заявив, что в Доме журналиста выступал двойник.
В 1963 году Петр Афанасьевич окончил Джорджтаунский университет по специальности «лингвистика» и стал там же преподавать. На пенсию он вышел в 1986 году, после чего переехал в Стаффорд, штат Виргиния. Спустя год Пирогова не стало. В США у него осталась жена и три дочери.

Источник Ссылка

492

Бомба в руках неудачника. Самый крупный теракт в советской истории.

18 мая 1973 года на борту лайнера Ту-104А прогремел мощный взрыв. В результате авиакатастрофы погиб 81 человек. С самых первых минут после сообщения о взрыве следственные органы уже знали – в небе над Читинской областью произошел террористический акт. Незадолго до взрыва о попытке захвата судна на землю сообщил его экипаж.
18 мая 1973 года лайнер Ту-104А с регистрационным номером СССР-42379 следовал по маршруту «Москва – Челябинск – Новосибирск – Иркутск – Чита». На борту воздушного судна находились 72 пассажира и 9 членов экипажа. В 03:36 по московскому времени командовавший лайнером Николай Ободянский передал сообщение на землю, что один из пассажиров требует изменить курс. Кроме того, пилот подал кодированный сигнал опасности. Лайнер находился на высоте 6600 метров. Спустя еще две минуты после сообщения Ободянского связь с экипажем судна прервалась, а отметка самолета на экране радара распалась на несколько частей и пропала. Лишь в 10:55 по местному времени обломки самолета были обнаружены разбросанными на достаточно большой площади в 10 гектаров.
Как оказалось, молодой человек, требовавший изменить маршрут движения лайнера, угрожал взорвать самолет. На борту самолета находился сопровождавший рейс младший сержант милиции Владимир Ежиков, которому был всего 21 год. Он открыл по террористу огонь на поражение. Уже позже в пистолете Ежикова, который нашли на месте крушения самолета, не досчитались двух патронов. Как раз одним из них младший сержант смертельно ранил террориста. Но последний, как оказалось, не блефовал – перед смертью он все же успел взорвать бомбу, что привело к уничтожению самолета и гибели всех его пассажиров и членов экипажа.

http://s7.uploads.ru/t/wGyb1.jpg

Только в 1970-х годах в СССР произошло около тридцати попыток угона пассажирских самолетов. Эти преступления были связаны, в первую очередь, с влиянием на отдельных советских граждан новостей о действиях зарубежных террористов, а во-вторых – с растущей популярностью идеи эмиграции из Советского Союза. Как правило, к угону самолетов прибегали амбициозные неудачники, которые верили в то, что именно за пределами советской страны они начнут новую, «настоящую» жизнь. Судя по всему, таким человеком был и террорист, взорвавший самолет над Читинской областью. Но все равно было необходимо проверить все версии, в том числе и принадлежность террориста к какой-либо террористической организации.
Генеральная прокуратура СССР немедленно занялась расследованием страшного теракта в небе над Читинской областью. Изучение повреждений самолета позволило установить, что взрыв тротила весом в 5,5-6 килограммов произошел в районе правого аварийного люка первого салона.
Но следователей интересовал даже не столько характер повреждений, поскольку было и так ясно, что это – террористический акт, а личность террориста. Ведь нельзя было исключать возможность наличия у него сообщников, которые могли провести другие террористические акты на территории Советского Союза. Поэтому особое внимание следователи и оперативники, работавшие на месте трагедии, уделили изучению останков пассажиров. Искали тело с наиболее характерными для взрыва повреждениями, которое могло бы принадлежать потенциальному террористу.
Уже 19 мая при осмотре места падения самолета было обнаружено тело мужчины примерно 30-35-летнего возраста, у которого отсутствовали кисти рук. На теле было два пулевых отверстия. Вскоре нашли и пистолет младшего сержанта Ежикова, летевшего на лайнере. В нем как раз отсутствовали два патрона. Таким образом, была установлена картина событий, развернувшихся на лайнере. Было очевидно, что милиционер Ежиков все же успел застрелить террориста, но последнему удалось взорвать бомбу. Теперь оставалось установить личность террориста.
На выполнение этой задачи были брошены сотни оперативных сотрудников и экспертов со всего Советского Союза. Личные дела всех пассажиров злополучного рейса тщательно изучались, расспрашивались родственники и знакомые пассажиров, сотрудники аэропорта. Поскольку голова предполагаемого террориста была изуродована во время взрыва, специалистам пришлось буквально собрать ее по частям, соединяя кости черепа и сшивая куски кожи.
В конце концов, террориста удалось идентифицировать. До сих пор неизвестно, каким именно образом сотрудники КГБ СССР установили личность человека, повинного в гибели 80 советских граждан. Скорее всего, имел место целый комплекс мероприятий, включавший в себя и проверки списков пассажиров, и опознание «мертвой головы» преступника. Вскоре из Грузинской ССР поступила информация о том, что там проживал, а затем пропал в неизвестном направлении молодой мужчина, который подходил под описания террориста и чьи фамилия и имя совпадали с фамилией и именем одного из пассажиров злополучного рейса.
Террористом оказался некий Тенгиз Рзаев – уроженец Кировабада (Гянджи), проживавший в Грузии. Это был молодой 32-летний мужчина с обычной для советского человека биографией. Чингис (Тенгиз) Юнус-оглы Рзаев родился в 1941 году, проходил срочную службу в инженерно-саперном подразделении Советской Армии, что позволило ему изучить взрывчатые вещества и способы их применения.
После армии амбициозный молодой человек задумал поступить в Московский государственный институт международных отношений (МГИМО), но не прошел по конкурсу. Впрочем, в этом не было ничего удивительного – Тенгиз Рзаев не только не владел ни одним иностранным языком, но и еле говорил по-русски.
Свои возможности Рзаев трезво не оценил – он еще несколько раз предпринимал попытки поступить в МГИМО и каждый раз его «заворачивала» приемная комиссия. В результате молодой человек затаил сильную обиду, почувствовав себя оскорбленным, и решил, что должен непременно добиться своей цели – стать дипломатом, если не в Советском Союзе, то в любой другой стране. Почему-то он решил, что такой страной может стать Китай. Видимо, Китай, в те годы находившийся в плохих отношениях с Советским Союзом, привлекал Рзаева как раз своей антисоветской позицией.
Одно время Рзаев работал в дорожно-строительном управлении. В это время из ДРСУ пропали несколько килограмм взрывчатки. Уже затем, после трагедии, в квартире Рзаева был проведен обыск. У неудавшегося дипломата – сапера нашли компоненты взрывного устройства и чертежи. Опросили и приятелей Рзаева – оказалось, что он неоднократно заявлял о своих планах перебраться в Китай. Бомбу Рзаев соорудил в виде пояса, который был начинен взрывчаткой.

Судя по всему, и угон самолета Рзаев пытался совершить именно с этой целью. Он был типичным террористом – одиночкой, который действовал исключительно в собственных интересах и не придерживался какой-то внятной политической идеологии. За день до рейса он приехал в Иркутск, переночевал в одной из гостиниц и купил билет до Читы, рассчитывая реализовать задуманный план – захватить самолет и вылететь в Китай.
Судя по всему, события на борту лайнера в тот злополучный день развивались следующим образом. Сначала Тенгиз Рзаев позвал стюардессу и потребовал сообщить, что самолет захвачен и сейчас будет изменен его курс. Он собрался зайти в кабину самолета, чтобы лично сообщить пилоту подробности маршрута. Но когда Рзаев направился в кабину, экипаж заблокировал ее дверь. В этот момент милиционер Ежиков выстрелил в Рзаева и смертельно ранил его. К несчастью, Рзаеву удалось активировать взрывное устройство.
Террористический акт в небе над Читинской областью стал крупнейшим по количеству жертв террористическим актом в Советском Союзе. Сразу после теракта органы безопасности приступили к тщательному изучению и пересмотру различных аспектов безопасности советских аэропортов.
Во-первых, была введена практика обязательного досмотра пассажиров и их багажа перед посадкой на рейс. До 1973 года такой досмотр вообще не проводился, что и сделало возможным совершение террористического акта. После теракта пассажиров в аэропортах Советского Союза стали тщательно досматривать сотрудники милиции.
Во-вторых, руководство КГБ сочло потенциально опасным сопровождение рейсов милиционерами в штатском, которые могли открыть стрельбу по террористам, собственно как это и произошло в небе над Читой. Ведь если бы Ежиков тогда не выстрелил в Рзаева, может быть последний и не стал бы приводить в действие взрывное устройство. Кстати, могилу милиционера Ежикова впоследствии даже оскверняли какие-то люди – не исключено, что родственники погибших, которые считали, что именно выстрел Ежикова привел к взрыву.

http://s3.uploads.ru/t/F8uvg.jpg

С другой стороны, родственники Ежикова и иркутские милиционеры считают, что молодой младший сержант до конца исполнял свой долг и погиб, пытаясь защитить самолет от угона, а экипаж и пассажиров – от распоясавшегося террориста. Интересно, что в биографии милиционера Ежикова и террориста Рзаева были общие моменты. Володя Ежиков, уроженец села Икей Тулунского района, окончив школу, пытался поступить в Иркутский государственный университет на отделение журналистики филологического факультета, но не прошел по конкурсу. Володю забрали в армию, а поскольку он хорошо рисовал, он служил в Чехословакии – картографом. После армии Ежиков пошел работать художником на авиационный завод, а оттуда его пригласили на работу в отдел милиции в аэропорту. В тот день 18 мая 1973 года Владимир Ежиков находился в резерве и лететь не должен был. Но поскольку его напарник задерживался, пришлось лететь Ежикову. Кстати, вскоре Ежикову должны были присвоить звание младшего лейтенанта милиции.
Если до теракта 1973 года нахождение вооруженной охраны на борту самолета ставило главной целью недопущение вылета самолета за пределы Советского Союза, то теперь руководство КГБ все же решило убрать вооруженную охрану, беспокоясь о жизни пассажиров и экипажа самолета.
другой стороны, родственники Ежикова и иркутские милиционеры считают, что молодой младший сержант до конца исполнял свой долг и погиб, пытаясь защитить самолет от угона, а экипаж и пассажиров – от распоясавшегося террориста. Интересно, что в биографии милиционера Ежикова и террориста Рзаева были общие моменты. Володя Ежиков, уроженец села Икей Тулунского района, окончив школу, пытался поступить в Иркутский государственный университет на отделение журналистики филологического факультета, но не прошел по конкурсу. Володю забрали в армию, а поскольку он хорошо рисовал, он служил в Чехословакии – картографом. После армии Ежиков пошел работать художником на авиационный завод, а оттуда его пригласили на работу в отдел милиции в аэропорту. В тот день 18 мая 1973 года Владимир Ежиков находился в резерве и лететь не должен был. Но поскольку его напарник задерживался, пришлось лететь Ежикову. Кстати, вскоре Ежикову должны были присвоить звание младшего лейтенанта милиции.
Если до теракта 1973 года нахождение вооруженной охраны на борту самолета ставило главной целью недопущение вылета самолета за пределы Советского Союза, то теперь руководство КГБ все же решило убрать вооруженную охрану, беспокоясь о жизни пассажиров и экипажа самолета.
В-третьих, были усовершенствованы дальнейшие меры антитеррористической безопасности. 29 июля 1974 года в составе 5-го Главного управления КГБ СССР, отвечавшего за борьбу с идеологическими диверсиями, была создана особая группа «А» («Альфа»), в число ключевых задач которой была включена борьба с угонами самолетов и освобождение заложников из захваченных самолетов. На самом деле, решение о создании группы «А» принималось еще в 1972 году, после террористических актов на Олимпиаде в Мюнхене, но угоны советских самолетов значительно приблизили момент ее создания. Инициатором создания спецподразделения выступил сам председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов.
Естественно, что сообщения о террористическом акте на самолете в небе над Читинской областью очень жестко цензурировались. Конечно, полностью замолчать трагедию не удалось, но делалось все возможное для того, чтобы широкой общественности стало известно как можно меньше фактов о данной трагедии. И в этом, кстати, тоже был свой смысл – не подавать дурной пример лицам с неустойчивой психикой и экстремистскими взглядами, которые могли счесть воздушный терроризм и угон самолетов прекрасным способом покинуть пределы Советского Союза.

Автор: Илья Полонский

Источник Ссылка

493

Захват советского Ан-24: позднее возмездие

http://s8.uploads.ru/t/BVvEG.jpg

15 октября 1970 года жители Литвы, отец и сын Бразинскасы, захватили самолет Ан-24, убив стюардессу и ранив трех членов экипажа. В истории СССР это был первый случай так называемого воздушного терроризма. Но преступники избежали справедливого наказания: отца и сына, по сути, укрывала сначала Турция, а потом США. Правда, добром это не кончилось.
Помню, наша пионерская дружина в школе носила имя Нади Курченко. Надя — это та самая стюардесса, которая пыталась преградить террористам путь в кабину пилотов, но была убита двумя выстрелами. Советская пропаганда подробно описывала ее подвиг. И это был действительно подвиг — совершенно беззащитная девушка противостояла двум обезумевшим вооруженным бандитам.
В 1970 году 19-летняя Надя Курченко была похоронена в центре Сухуми. Через три месяца она собиралась выйти замуж… Спустя 20 лет (в связи с беспорядками в Сухуми) ее могила (по требованию матери) перенесена на городское кладбище города Глазова, где Надя заканчивала школу. Отметим, что имя Надежды Курченко присвоено одному из пиков Гиссарского хребта, танкеру российского флота и астероиду. Стоит напомнить, что после капитального ремонта борт номер 46256 с фотографией Нади Курченко в салоне еще долгое время летал в Узбекистане.
Итак, 15 октября 1970 года был обычный рейс Сухуми — Батуми (далее на Краснодар). На борту 46 пассажиров (в их числе 17 женщин и 4-летний ребенок) и 5 членов экипажа. Время полета — полчаса. Говорят, граждане побогаче, особенно из категории отдыхающих, летали между Сухуми и Батуми просто так, сравнить вкус мороженного в кафе разных южных городков. 15 октября на южном берегу Черного моря — по сути, бархатный сезон. И большинство пассажиров были как раз курортниками. Ну, а "борцы за свободу Литвы против советских оккупантов" летели на другой "курорт".
Спустя 10 минут после взлета двое мужчин подозвали бортпроводницу Курченко и, показав ей оружие, приказали передать записку пилотам с требованием лететь в Турцию. Курченко попыталась предупредить экипаж о вооруженных людях — и тут же была убита. Преступниками оказались Пранас и Альгирдас Бразинскасы. Бывший завмаг 46-летний Пранас был ранее судим в Вильнюсе за хищения, а его сыну было всего 15 лет. Они были вооружены пистолетами и охотничьим ружьем, на груди отца висела граната.
Пранас Стасио Бразинскас в 1955 году был осуждён за злоупотребление служебным положением и приговорён к одному году исправительных работ, а спустя десять лет, работая заведующим магазином, был осуждён на пять лет за расхищение имущества. После освобождения по амнистии поселился в городе Коканде Узбекской ССР, зарабатывал спекуляцией. Вскоре вступил в брак и сменил фамилию на Корейво. Вот таким был старший из убийц-угонщиков. Личность, прямо скажем, пренеприятнейшая. Сын удался в отца, чуть позже вы поймете, почему.
Итак, первые пули попали в Надю Курченко. Затем в результате беспорядочного огня (всего было произведено 24 выстрела) тяжелые ранения получили командир самолета Георгий Чахракия и штурман Валерий Фадеев, пулю в грудь получил бортмеханик Оганес Бабаян, уцелел лишь второй пилот Сулико Шавидзе. Израненный экипаж сумел посадить самолет в турецком городе Трабзон, только туда хватило горючего долететь. Пилоты попытались обмануть террористов и посадить Ан-24 на военном аэродроме в Кобулети. Но угонщик еще раз предупредил, что взорвет машину.
И дальше началось совершенно непонятное с точки зрения международного права. Точнее, современного международного права. Тогда, в 1970-м году, законодательные нормы при захвате воздушных судов были настолько "размыты", что у турецкой стороны были все возможности для того, чтобы как бы "поиздеваться" над СССР с выдачей преступников. Представьте себе — лишь за день(!) до захвата самолета АН-24 Бразинскасами в Гааге был принят проект международной конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. То есть полностью в силу конвенция еще не вступила, у турок были полностью "развязаны руки".
Пассажиров и самолет Турция вернула, а вот преступников выдать отказалась. Старший Бразинскас во всеуслышание объявил себя участником "литовского сопротивления", которому грозит в СССР смертная казнь. На суде он уверял, что в воздухе был вынужден вступить в перестрелку с двумя агентами КГБ, которых они с сыном убили. Ну как тут такого "страдальца" — и обратно в СССР вернуть?
На самом деле никаких агентов КГБ в самолете не было, и все 24 выстрела были произведены самими Бразинскасами. "Гуманный" турецкий суд оказался снисходителен к убийцам, определив отцу наказание в 8 лет тюрьмы, а сыну — всего лишь два года как несовершеннолетнему. Через четыре года по амнистии вышел на свободу отец. Бразинскасы перебрались из Турции в Южную Америку, а оттуда — в США, где их взяла под опеку местная литовская диаспора. Они сменили имена: младший стал Альбертом Виктором Уайтом, а старший называл себя Фрэнком. В 1983 году они получили американское гражданство. Они подрабатывали малярными работами, подторговывали оружием, занимались всякой мелкой торговлей.
Советские власти пытались вернуть бандитов на родину, но, увы, безуспешно. Так, в 1982 году государственный департамент США объявил, что просьба отца и сына Бразинскасов о предоставлении им политического убежища была отклонена и они выдворены из США. Однако на запрос советских властей, куда и когда они были выдворены, американская федеральная служба иммиграции и натурализации ответа так и не дала.
На самом деле Пранас Бразинскас с сыном получили документы на новые имена и поселились в калифорнийском городе Санта-Моника. Воздушные бандиты так и остались жить в США.
Закончилась эта история также трагически, как и начиналась. 5 февраля 2002 года сын убил престарелого 77-летнего отца после очередной ссоры. Погибший симпатий не вызывал, даже адвокат на судебном процессе называл его настоящим террористом. Их дом был полон оружия. И не только из-за страха возмездия со стороны советских спецслужб — до последних дней он все боялся неких тайных советских агентов. Его нервы были на пределе всю жизнь. Он, бывало, гонялся с оружием за соседскими ребятишками, угрожал убить соседей, а в свой последний день направил пистолет на сына. Тот в ответ ударил его восемь раз гантелью по голове. Все было кончено…
В итоге за преднамеренное убийство ему дали 16 лет. Теперь уже без всякой жалости, по весьма суровым американских законам. По статье, по которой осужден Бразинскас-младший, американские законы амнистии не предусматривают.
Стоит напомнить, что в советской истории был еще более "громкий" угон самолета — 8 марта 1988 года самолет Ту-154 пыталась угнать знаменитая тогда семья музыкантов Овечкиных. Но это уже совсем другая история.

Источник Ссылка

494

http://s7.uploads.ru/t/Uw4Er.jpg
http://s9.uploads.ru/t/vBKUx.jpg

Сталинская трасса" - полковая стенгазета перегоночного авиаполка Героя Советского Союза майора Власова. Алсиб, 22 марта 1944 год.

http://s8.uploads.ru/t/0286z.jpg

"Аляска-Сибирь". Перегоночный авиаполк, изучение матчасти. 1943-1944 годы

http://s5.uploads.ru/t/jfk5t.jpg

Личный состав перегоночного авиаполка. Алсиб, 1943 год

495

Авиакатастрофа, Котбус, ГДР, 14 января 1975 года.

14 января 1975 года, майор тридцатитрехлетний майор ВВС ГДР Peter Makowicka, совершал тренировочный полет на МиГ–21, бортовой номер "849". Во время подхода к военно–воздушной базе Котбус, происходит отрыв люка, не прикрученного должным образом техником, на компрессорной секции двигателя. Двигатель выключается. Peter Makowicka получает приказ покинуть самолет.

Makovicka до последнего пытается увести самолет от текстильного комбината Котбус с тысячами рабочих.

В жилом районе позади территории завода, самолет задевает крышу жилого дома и в 10:15 пробивает стену 5–этажного крупнопанельного здания.

Mackovicka и пять женщин, находившихся в здании погибли на месте.

Самолет врезался во второй этаж жилого дома. При ударе около 800 литров топлива разлилось внутри здания. Здание горело от подвала до четвертого этажа. Принято решение тушить огонь снаружи здания. Одновременно происходит поиск и эвакуация пострадавших. К 11:30 огонь, по большому счету, потушен.

В целом, в ликвидации катастрофы принимают участие 300 пожарных, полицейских, медиков и военнослужащих.

Шестнадцать жителей получили серьезные травмы(многие из них выпрыгивали из окон в панике). Одна женщина умирает в больнице, в результате число погибших возрастает до семи.
Район катастрофы был оцеплен. Надо отдать должное немецким строителям. Два дня спустя, только свежая отделка стены напоминала о катастрофе.

Майор Makowicka, вероятно, единственный в армии ГДР офицер когда–либо ослушавшийся приказа, посмертно награжден боевым орденом “За заслуги перед народом и Отечеством” в золоте и другими наградами.
http://sg.uploads.ru/t/QEuDr.jpg


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » Первым делом,первым делом самолеты.. » История авиации в фотографиях и документах.