"Назад в ГСВГ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » "Германия. ННА ГДР, полиция и простые люди" » О встречах с немецким народом


О встречах с немецким народом

Сообщений 71 страница 80 из 264

71

Газинур

На регулировке много курьезов происходило:
Один раз нас, с Геной Матвеевым, высадили для регулировки около магдебургского полигона.
Колонна прошла, а последняя машина батальонного хозсброда мимо с песнями, даже ручкой помахали. :D

Так и простояли на дороге, пока немцы в комендатуру не отзвонили, а там особисты подъехали и с п....ми нас на станцию погрузки доставили...

Другой раз в Эрфурте, выставили нас в черных комбезах и белых порупеях.

Прапор объяснил, пойдет колонна, поднимай жезл вверх и на перекресток. Так и сделали, но немцы народ дисциплинированый,все остановились разом , в результате пробка... :flag:

Правда полицейские мотоциклисты подъехали, нас в сторону и мигом эту пробку  раскидали.

А был случай в Готе, я часов 14 на перекрестке стоял, почти без воды, и ест...но без еды.

Так немцы ехавшие утром на дачу видели меня часов в 5 утра, а к ночи возвращались,а там все я стою...
Честно угостили меня дачными припасами!!! :flag:

72

Газинур написал(а):

Сам пару раз поподал в жилом секторе-так тоже немцы подкармливали сами -выносили бутерброды и горячий кофе.

Дааа... Интересно у вас на регулировках было!

73

Тимербулатов написал(а):

Дааа... Интересно у вас на регулировках было!

Пришлось стоять в Магдебурге на перекрёстке,так там прапорские пацанята как они выразились жевачкой угощали.

ЯРОСЛАВЕЦ написал(а):

Прапор объяснил, пойдет колонна, поднимай жезл вверх и на перекресток. Так и сделали, но немцы народ дисциплинированый,все остановились разом , в результате пробка...

И как нас учили,не в коем случае не опускай жезл пока не уйдёшь с проезжей части,сразу начинают движение.

74

Александр Уханов написал(а):

И как нас учили,не в коем случае не опускай жезл пока не уйдёшь с проезжей части,сразу начинают движение.

Волею судьбы, 4 мср, кот. я командовал в Гримме, была внештатной ротой регулирования 20 МСД. Выходов на регулирование было "выше крыши". Рассказывать об этом - отдельная тема. Учавствовала в "мероприятиях" только пехота: экипажи БМП практически никогда не привлекались. Регулировщик, стоящий посреди перекрестка с опущенным жезлом (руки по швам) - это тоже сигнал: можно двигаться с правого и левого бока регулировщика, со стороны груди и спины - нельзя. Поднятый на вытянутой руке жезл - сигнал "ВНИМАНИЕ".

Отредактировано Тимербулатов (2012-05-12 23:09:40)

75

Завсегдатаи ресторана в Wandlitzsee.
Спустя полгода после прибытия в Германию, на первом году «вольняжной» жизни в ГСВГ,  я  и двое моих друзей из Екатеринбурга, прошлись по  гасштеттам  поселка Wandlitzsee. Красивый поселок,  курортное место и главное к русским нормально относятся, потому как кроме дачи советского посольства, ни чего русского нет.
Почти случайно забрели в один из ресторанчиков.  Небольшой гасштетт,  на 6 столиков.  С хозяином разговорились, он  со своею женой заведовал на  ту пору  заведением.  Сказал, что раньше работал в Берлине в ресторане «Москва». И, кроме того, ездил в Союз уже 8 раз. География поездок различная Байкал, Сочи, Москва, Ленинград, Киев, Шушенское. Сказал, что в ресторане русских не бывает.  Стали мы туда ходить раза два в месяц. Ибо ресторан от нашего места проживания находился километрах в 8-10.  Вели, мы себя, в этом ресторанчики точно так же местное население, в смысле манеры  потребления  алкоголя.  То есть, в этом  гасштетте не злоупотребляли.  Через некоторое время приняли нас в  разряд  Stammgaste (завсегдатаев), и мы получили право сидеть за «Stammtisch» (за столом завсегдатаев).   Народ за этим столом собирался разный,  от простых лесничих, учителей и до работников министерств  и  членов ЦК СЕПГ.  Почти все, они бывали в Союзе, кто учился,  а кто  туристами. Но по-русски  ни один из них не говорил. Пока однажды не случился  какой то большой праздник. Выпили изрядно вот тогда языки и развязались. Оказалось многие по-русски довольно прилично говорили. Стали и мы замечать, что когда мы (совграждане) меж собою общаемся  некоторые немцы прислушиваются.
  Как-то раз пили пиво, сидел с нами  один немец,  по-нашему, будь-то  бы,  не хрена не понимает.  Изрядно загрузившись пивом,  собрался он уходить. Говорит:  «Поеду домой, завтра рано на работу». А жил он в Берлине. Я его спрашиваю: « На поезде поедешь? (S –Bahn овской станции в Wandlitzsee нет, до станции Karow можно было доехать на поезде).  А он в ответ, ехидно так: « На вертолёте полечу».  Шутит, однако.  Ну и я пошутил, говорю ему по-русски: «Так вот зачем я зенитку купил». И тут же получил шутейный подзатыльник от собеседника.   
    Ещё один из завсегдатаев того ресторана это местный участковый,  лейтенант полиции по имени Детлеф.  Славный мужик. Жил он неподалёку от ресторана в двухэтажном  домике, мы у него несколько раз в гостях были. На день рождения, как-то он нас пригласил. Приехали мы, втроем.  Оказалось, что день рождения был вчера, но специально для нас устроили день рождения дубль два.  Именинник и жена его Сильвия радушно встретили нас и препроводили в комнату за накрытый стол.  Стол ломился от выпивки.  Пива,   бутылок  20  (все по 0,5 литра),  бутылка «Корна» 07,  бутылка ликера «Кирш мит виски»07,  бутылка «Гольдбранта)07.  Стаканы и разного вида стопочки (дупельки),  как  экипажи танков перед атакой, стояли  у каждой тарелки. Вилки и ножи сияли серебром.  Тканевые  салфетки,  как  шатры  кочевников белели на  столе. И в дополнение ко всему,  перед каждым из гостей лежала пачка сигарет и зажигалка.  А в центре пиршественного стола на огромном круглом подносе  виделись бутерброды,  числом около двух десятков.  И всё …Неожиданное решение сервировки, во всяком случае, для нас неожиданное.  Да ладно, ну не жрать же  мы пришли.  А погуляли хорошо. Возвращаясь, домой,  высказал я  мысль, пришедшую в голову: »Вернусь в Союз, друзей соберу на день рождения, так же стол накрою». На что мне сосед  Алексей Иванович парировал: «Ага, собери, ежели не боишься. У нас за такое угощение могут и в морду дать, после того как весь алкоголь  выпьют». 
     Однажды один из вольняг  пришел к нам комнату  и  достал  из  кармана позолоченные часы - кулон на цепочке, предложил: «Мужики  вы  с  немцами  в  гасштете  общаетесь,  может толканете часики  марок за 120.  100 марок мне,  остальное ваше. А то на заводе немцы уже и за 60 марок не берут». Ни чего не пообещали мы этому мужичку, но часы взяли с собою. Сидим с  соседом в гасштетте пьем пиво.  Собрались, было уже в общагу  ехать, а Детлеф пригласил к себе, в гости. Ну дык,  мы не против. Пришли к нему домой, Сильвия жена его пива из холодильника, водочки  на стол ставит. Стаканы и стопарики.  Сидим, разговариваем, она и говорит – что через два дня они с Делефом едут в отпуск как раз в её день рождения.  Тут  мы с Лексей  Иванычем и презентовали ей по случаю будущего  дня рождения  часики - кулон.  Сильвия обрадовалась, а Детлеф  начал репу чесать, теперь то и ему подарок для жены не хуже нашего нужно было делать.  Ну а мужичку, хозяину  часов, нам пришлось свои  деньги отдать. Хорошо погуляли, на  все сто  марок. За то какой эффект.
   Так вот немецкий участковый друг и русский участковый друг это разные понятия. С тем и другим можно выпить, но когда  дело касается закона для немецкого участкового друзей нет, в отличии от нашего. Убедился в этом дважды.   Пропал у меня велосипед.
Элементарно, оставил  у немецкого магазина непривязанным.  Ну и увели «цыгане» моего «железного коня».  И вроде нашего брата русских там не бывало, а велосипед пропал. Вернулся домой на автобусе. А тут один из моих друзей приехал ночью из Бернау на хорошем велосипеде.
Спрашиваю его - Где взял?
Он в ответ - Да собутыльник подарил. Бери – говорит - мой велосипед, всё быстрее до дому доберёшься. Только больше на нём сюда не езди.
-Кто таков, собутыльник твой?
-А я помню? Вроде  вольняга,  может и прапор, а с какой части я и не спрашивал.  В гасштетте «Zur Panke» пиво пили.
Решили, что велик ворованный. И возвращать его, неизвестно кому. Короче тот велик у товарища, я купил.  Разобрал,  газосваркой  заварил  номер  и выбил новый.   Покрасил в малярке ярко жёлтым  цветом.   Собрал и поехал в Wandlitzsee. Увидели друзья немцы велосипед желтого цвета и ехидничают – О-о, американское такси, «еллоу кар».
-Нет – говорю – не американское такси, а  ворованный  фарад  (велосипед). 
Участковый тот час под сидение заглянул, начал заводской номер смотреть.
-А чего, его номер-то смотреть. Я уже другой там выбил.  Полицейский помрачнел и произнёс по-русски: » Это нехорошо.  Нельзя так».
Чего нельзя?  Велики воровать?  Так и у меня украли. Или номер перебивать?
А полицейский  насупился и со мною разговаривать не хочет.
И уже когда уходил, обращаясь ко мне,  опять сказал
- Так нельзя. Это нехорошо.
   Две недели со мной не разговаривал.
Второй случай, когда полицейский проявил свою профессиональную предназначенность, произошел при моём  возвращении восвояси  из одного из ресторанчиков Wandlitzsee.
Изрядно употребив горячительных напитков был предупрежден официантками о том, что на перекрёстке полицейский. Идём пешком ведём велики рядом, глядь на дороге друг Детлеф. Остановились, поздоровались. А он и говорит: «Ездить пьяному ферботен (запрешено). Пешком (или как он говорил «на пехота») пожалуйста».  Вот вам подтверждение русской пословицы «дружба дружбой, а служба службой».
     Со временем,  посещение  этого ресторана стало у нас более регулярным. Стали  ездить туда каждую неделю, особенно в четверг.  Ибо в этот день собиралось самое большее число завсегдатаев. Разумеется  и в другие дни бывало наезжали мы туда, но четверг стал обязательным для посещения. Так вот однажды в один из четвергов июля  разразилась гроза сильнейшая,  дождь, начавшийся после обеда,  усиливался  и усиливался, порывы ветра  крепчали. К 18.00,  к тому времени,  когда по  обыкновению  выезжали мы по направлению к гасштетту,  с неба на землю спускался сплошной водный поток. Из окна общежития не видно было даже бетонный  забор,  стоящий метрах  в 50ти.  Но, несмотря ни на какие препятствия решили ехать.   Я надел камуфляж-сеточку, а сосед мой поехал в спортивном  костюме.  Промокли тот час,  едва выйдя на улицу.   Как бы то ни было, до ресторана доехали. Поставили велосипеды, вошли во внутрь, а ни кого из завсегдатаев нет. Пустой ресторан. Вода стекала с нас ручьями.  Хозяйка, увидев нас, аж вскрикнула, вышел с кухни хозяин.  А сосед мой с серьёзным выражением  лица произнёс: »Четверг есть четверг». Хозяин отправил нас в подсобку отжимать одежду, а потом сушить её около плиты на кухне. Минут  через 20,  в компании хозяина и хозяйки, сидели  мы за столом и пили пиво, с сыроватой ещё одежды шел пар. Мы с Лексей Иванычем, правда в  начале да-бы  простуду не подхватить по два дупелька  водки  замахнули. Дождь в тот вечер прекратился только около 22-23 часов. Кроме нас, посетителей в ресторане, в тот день  не было. За то в следующий четверг завсегдатаи приносили нам свои извинения за отсутствие на «чеверге»,  поздравляли нас с «героическим» преодолением водной стихии и каждый в качестве «компенсации»  спешил  угостить водкой либо ликером.   
             В те годы телевизоры были громоздки, и потому не было такого распостранения  телевидения  в ресторанах, как сейчас. Но за то, во многих гасштеттах  были хорошие радиоприёмники. Не исключение и тот,  о котором я рассказываю. Как правило, музыка звучала негромко, так что бы люди за столиками могли спокойно разговаривать.  А когда начинался чемпионат по футболу, будь то среди команд ГДР, ФРГ,  Европы или мира, то приемник вещал только комментаторским голосом с футбольных матчей. Количество мужиков в  ресторане увеличивалось,  курили, пили пиво, разговаривали и болели за свои команды. Дома же не поболеешь как следует, а  спорт-баров  тогда  мы ещё не знали. 
         Завсегдатай,  приходя в ресторан,  садился за «Stammtisch» выкладывал из кармана пачку сигарет и зажигалку  клал  на стол перед собой и заказывал по стакану пива для всех сидящих за столом. Был смысл приходить пораньше. Но когда долго ни кто вновь не приходит, то заказывает пиво рядом сидящий. И так по кругу… 
      Один из завсегдатаев лесничий Борхардт  когда собирался закурить то предлагал всем сигареты из своей пачки. Все благодарили и вежливо отказывались. А я,  человек некурящий, на  его предложение  закурить отвечал: «Спасибо, не курю. Когда я был маленький, то мой дед сказал мне – Лучше 100 граммов выпей, но не кури».  Фразу эту я произносил по-русски, ведь и так понятно, народ по-нашему понимает.  Прошло два года.
Однажды на очередное предложение Борхардта,  закурить, я ответил « Я не курю. Лучше 100 граммов  выпить».  Лесничий  шутки не понял и начал со мною словестную перепалку. «Ты 100 граммов выпьешь?  Да слабо тебе. Этого ни кто не сможет». А я уже сказал ранее, что в этом ресторане мы придерживались немецкой традиции употребления алкоголя,  медленно и в меру, ни каких излишеств.  Я ему: »Ах, так, спорим».
      Условия спора  диктовал он, что естественно. Я должен выпить 100 граммов крепкого (не  менее 36 градусного)  напитка и не дольше чем за три минуты. Если выпиваю, то платит он. А если проиграю, то плачу за эту выпивку сам.  Нормальные условия.  Все замолкли.
Спрашиваю хозяина, что в его ассортименте самое  дорогое из крепких. Оказалось, что коньяк  французской.  Борхарт начал смеяться: «Так это же дорого. Без штанов отсюда пойдешь».   Хозяин тоже посмеивался, он то за 8 поездок в Союз видел, сколько способен выпить  русский человек.  Торжественно вынес стакан для сока, отмерил в него 100 граммов, того самого  французского коньяку. В зале тишина – как в цирке перед «смертельным» номером.  Я картинно округлил глаза, чем вызвал очередной смех Борхардта.  Открыл рот и выплеснул содержимое стакана внутрь. Ощутив ароматную жидкость, подержал мгновение  и проглотил.   Говорю хозяину:» Три минуты не прошло наливай ещё». Теперь у Борхардта  глаза полезли из орбит, кричит: »Хватит, хватит». Нервно достал кошелек и подал деньги хозяину. Сунул кошелек обратно в карман, посмотрел на меня весьма недобро и сказал: »Дорого обошлось мне твоё  некурение». С тех пор прекратил предлагать  мне сигареты,  лишь грозил пальцем в мою сторону,  ворча вполголоса «Бандит».  Я же в свою очередь обзывал его «Хитрый кот», было, что-то  кошачье в его облике.  Обзывал опять же по-русски, а он прикидывался непонимающим.
  Когда последний раз собирались в ноябре перед моим отъездом в Союз, он хлопнув мeня по плечу сказал: « Как ты говоришь обо мне – Хитрый кот?». И засмеялся.
      Лесничий  Пауль,  худощавый прямой, с белоснежной шевелюрой,  лет около 40-46, ни когда не садился за стол. Всегда выпивал стоя,   приходил,  закуривал сигару и потихонечку пил,  в зависимости от  настроения менялся и ассортимент потребляемых напитков.  Иногда только пиво, другой раз пиво и ликер, а то и пиво и водка. Короче, как душа попросит.  Любимой его шуткой было угостить  завсегдатая  какого ни будь, дупельком  алкоголя, уже после того, как этот человек рассчитается с хозяином и собирается уходить. Перепадало и мне несколько раз. Но и я пару раз угощал его в тот момент, когда он  уложил кошелёк в карман. Пауль в ответ давал мне сигару, а мои слова
-«Да я не курю», просто игнорировал.   Был он ветераном погранвойск ГДР. И, наверное,  нештатным сотрудником «штази». 
       После третьего или четвертого нашего посещения ресторана, хозяин поинтересовался, имеем ли мы возможность привезти ему из Союза черной икры. Он, по его словам,  сам привозил, бывая у нас в турпоездках.  Мы ответили, что икры в наших Уральских  и Зауральских  магазинах не водится, во всяком случае, не видно было и что таможня в Бресте не зря хлеб ест. Больше он икорный  вопрос не поднимал. За то появился  однажды «вопрос хлебный».   Попросил он нас принести  ему «русского хлеба», долго не могли понять о чём речь. Наконец догадались, это тот,  каким солдат кормили.  Заказали мы солдатам хлеба (по-честному, купили у них), по булке белого и чёрного.  Привезли  хозяину, отдали.  На его вопрос – Сколько стоит? -  ответили, что это  вроде угощения «хлеб-соль», а за угощение денег не берут.  Он всё понял и угостил нас виски. Сам  унеся хлеб на кухню отрезал изрядный кусок и выглядывая в дверь, жевал тот кусок, высоко подняв большой  палец  вверх. Надо полагать, понравилось весьма.  Завсегдатаи заседавшие в тот вечер тоже начали просить хлеба.  Мы полагали, что он их тоже угостит.
Не угадали.  Не угостил….  Завсегдатаи решили, что такой хлеб продаётся в нашем военторговском магазине  и просили и им тоже  привезти. Пришлось объяснить, что мы, как и они едим хлеб из немецкого магазина. А этот из армейской пекарни и мы  вольняги  к  продснабжению  войсковому  отношения не имеем. Видимо поняли, больше не спрашивали.
    Что ж,  решили мы немцев и с прочими кулинарными изысками русской кухни ознакомить. Заварили  литровую банку нашей горчицы, переложили часть её в баночку из под  местной  и  отвезли в ресторан. Объяснили  хозяину, что это такое, он попробовал, намазав чуток горчички  на котлетку отбивную, коих вкусно готовила хозяйка Моника.
Сказал:  «Это не горчица,  а средство для пыток».  И ещё добавил,  а  может  и средство, для разогрева изнури замерзшего человека, ибо у него уже вся спина мокрая.  Стал он нашей горчицей завсегдатаев угощать,  но предупреждал,  что кушанье сие изготовлено по русскому рецепту, русскими же людьми и что это ни в коей мере не отрава, он сам пробовал и до сих пор жив.  Некоторые  из завсегдатаев  хорохорились перед дегустацией, а после требовали, что б мы сами на их глазах  вкусили хоть малую толику, того чем их угощают.  Горчицу в той баночке  долго съесть не могли. Кабы не мы, так и до сих пор бы стояла в холодильнике ресторана.
     После  горчицы решили мы их приобщить к нашей  табачной продукции.  Взяли у одного  из наших прапорщиков по паре пачек сигарет  «Охотничьих»,  «Гуцульских» и «Северных».
В очередной раз, приехав в ресторан отдали сигареты хозяину для угощения завсегдатаев. Один из немцев,  выкурив пол сигареты,  вслух размышлял, что не сигареты  это, а средство против геморроя  и он уже чувствует, как тот собирается сбежать прочь из  давно обжитого  пространства.  Но  и среди немцев есть крепкие люди. Так вот, тот, который мою шутку про зенитное орудие понял, покурил  наших сигарет и забрал все. Признаюсь не на халяву забрал,  по паре дупельков «Корна»  выставил. В то время я не задумывался  кто таков тот человек, а сейчас думаю так это же Путин переодетый. И как я его не узнал?

Отредактировано Botuk (2012-05-29 04:50:30)

76

Очень подробно описано. Не могу похвалиться столь продолжительным опытом посещения гаштетов, будучи на срочной службе, однако об одном расскажу.
После отбоя, пошли вечером в окрестностях г Борна в такое заведение попить пива. Четыре - пять столиков, сидят завсегдатаи немцы  и входим мы. Подходим к стойке.
Просим бира. Тут за спиной голос - Русиш швайне. Слова не нуждающиеся в переводе. Первое желание было наказать задиру. Но старший из нас разрядил обстановку.
- Не обращайте внимания, он сказал - Маленькие поросята. Вроде не так обидно. Мы сели. Пьём потихоньку. Потом, тот старший, звали его Вася Капралов, пошел на хитрость.
Подозвал хозяина и попросил его принести за стол нашего обидчика дюпелёк корна. Тому ни чего не оставалось, как сделать алаверды нам по дюпельку. Потом мы сели вместе и
часа полтора на пальцах разговаривали за жизнь. 
Один раз мне случилось быть в доме офицеров в Дрездене. Там в подвале находилось то ли столовая, то ли кафе. Заказал какую то закуску и две бутылки пива.  Сижу пью.
Подсели офицеры. Ощущение было необычное. Но никто ничего не сказал по этому поводу.

77

О завсегдатаях ресторана в Wandlitzsee. часть 2я.
Летом, в выходные дни особенно, когда народу в гасштетт  приходило очень много, при хорошей погоде  на улицу перед входом выставлялись столики. Все посетители сидели на улице, делалось это для того, что б не перегреть  зал  ресторана  внутри, в то время кондиционеров еще не ставили, как сейчас.  На улице тоже хорошо, но который раз не хватало места под зонтиками и приходилось сидеть на  солнце. Но если  прийти в ресторан не к открытию 10.00, а в 9.00 то можно было зайти внутрь и  усесться  за  «Stammtisch»  для завсегдатаев это было возможным.  Сидим однажды внутри пьём пиво,  смотрим  из окна на улицу, на идущий с озера народ. Площадка  возле ресторана полна  людей, за столиками все места заняты. Выходной.  На улице жарища, а внутри ещё прохладно, красота.  К хозяну  подходят двое немцев,  одетых для похода на пляж.  Спрашивают можно ли зайти внутрь. Он им отвечает, что все стулья вынесены на улицу.
Немцы кивают на нас с Алексей Иванычем и вновь, что то говорят.   Хозяин, поворачиваясь к нам, говорит им: «Так они на скамейках сидят».  Немцы просят посадить их на скамейку к нам  за стол.  Хозяин отвечает им, что он не вправе садить гостей за  «Stammtisch»  без разрешения Stammgaste (завсегдатаев). Спрашивает у нас разрешения.  Мы  киваем головой в знак согласия.  Немцы присаживаются рядом, здороваются.  Услышав ответное приветствие не на чистом немецком, а с русским  выговором,  спрашивают нас: «Так вы, что русские?».    Отвечаем: «Да русские».   Ответ их явно удивил. «Русские?  И (Stammgaste) завсегдатаи? Удивительно».   Потом заказали себе пиво, закурили.   Мы с соседом  вполголоса беседовали , прихдёбывая пивко.  Немцы тоже о чем то поговорили, потом замолкли.  После того стал говорить один а второй слушать.  И вдруг Лексей  Иваныч, ткнув меня в бок, заявляет:  «Слышь  Зёма, тот фраер жёваный,   который сбоку к столу припал по-нашему петрит.  Другому в ухо дует, о чем здесь мы 3,14 здим».   Дальше мы с соседом  разговариваем только  на чисто народном наречии, где литературные слова встречаются также редко, как  алмазы в навозной куче.  Немцы   не стали нас понимать.  За то обращаются к нам с расспросами,  кто мы, откуда,  почему здесь сидим.   Получилось так, что я беседую с одним а Лешка с другим.  Один из немцев громко  заявляет,   ему не нравится  то, что русские ведут себя здесь, как дома.   Отвечаю ему: - А я и чувствую себя здесь как дома.
Ох как его это разозлило:- Вы должны уйти отсюда.
Лешка говорит ему: - Так ты заплати по счету хозяину, мы и пойдём.
-Не из ресторана, вы должны вывести войска из Германии - немец гундит. 
- А я тебе, министр обороны что ли?  3,14здюк ты  хренов. Пускай и амеры и анголосаксы домой валят,  тогда и наши войска выведут. Я что ли войну в 41ом начал?  Вы эту войну начали и проиграли. Получили по полной. Ещё захотел?
   Немцы повысили голос,  Лексей  Иваныч,  рассказал им  что напрасно они так на него кричат, ибо они ему родственники, он  их  маму очень близко знал. Рассказал им про  дорогу дальнюю, туда  куда он их посылает и пожелания на дорожку высказал. 
   На  шум в зал вышел хозяин, стал урезонивать немцев.  Мы же решили рассчитаться и отправились  домой. Не зря на Востоке говорят, что из двух спорящих мудрее тот, кто прекращает спорить раньше. Мы решили быть мудрее. Через  4  дня  придя на очередной четверг,  нам пришлось  выслушать  извинения   завсегдатаев  за скандальное поведение  своих соотечественников.
   Итог подвел один из завсегдатаев полковник ННА ГДР  член ЦК СЕПГ «Мы приносим вам свои извинения за их поведение. Но вы  тоже виноваты.  Просто не нужно приглашать за этот стол незнакомых людей, неважно какой они национальности.  За этим столом сидят только уважающие друг друга люди, а незнакомцам тут не место».  Так мы на тех- то немцев и не обиделись, мы же всё им сказали. А если б они всё сказанное нами ещё и поняли, то обиделись бы они на нас.
   Кстати о должностях и званиях завсегдатаев.  Однажды мы привели с собой одного нашего коллегу, он, в процессе поглощения пива и прочего, он стал интересоваться,  кто есть кто.   Стали потихоньку   рассказывать, вдруг один из завсегдатаев говорит: «Не нужно  рассказывать о нас, кто мы по профессии и на какой должности. Здесь собрались друзья и только».
      Однажды воскресным июльским днём  сидели мы в компании завсегдатаев за столом.
Уже рассчитались и собирались идти на автобусную остановку, домой ехать. И  вдруг  в отрывшуюся дверь ресторана зашли две молоденькие девушки, лет 17.  Все мужики, взор которых был обращен к  двери, стали сразу втягивать животы, распрямлять плечи. Хозяин увидев такое преображение, засмеялся. Обращаясь к самому пожилому,  сказал: »Ты то чего старый пень хорохоришся? Они на тебя и не посмотрят».    Пожилой, а  звали его  Эвальд, и  было ему тогда  79 лет,  обиделся.   «Они то, да,  на меня не посмотрят. А я на них посмотрю.  Я же мужик. Красоты только слепой не видит. А я вижу, у меня глаза есть».
Обиделся  Эвальд,  рассчитался и вышел вместе снами.  Идет и ворчит, явно в адрес хозяина: «Старый пень»,  я  вот посмотрю на тебя через 40 лет, какой ты будешь? Они не посмотрят, а я то не слепой».  Предложил нам посидеть ещё в каком ни будь ресторанчике. Залить обиду алкоголем. Что мы и сделали. Пошли в «Seekrug»  да и посидели там, пока автобус не пришел.
     Несколько слов об Эвальде.   Из нашей компании он был старше всех.  Рассказал о том, воевал,  призвали в 42ом, а в 43ем он попал в плен. До 46го  работал на шахте в Копейске.
А я ему говорю: «Так отец мой, начинал свой трудовой путь шахтёром в Копейске  с 1948го года «.  Он в ответ мне по-русски: « О-О земляк». После  всё время звал меня  «Земляк».  Я же его звал  «Деда».  Эвальд вспоминал: «Когда пленные на шахте перевыполняли норму, то им за это дополнительную пайку выдавали.  А вот  вашему гражданскому населению, которое работало на шахте ни кто, ни чего не выдавал. Русские питались хуже пленных. Я уважаю Ваш народ. Вы не злопамятные».  Большая часть пленных немцев  работала в Союзе кажется  до 1949 года,  последние  были отправлены домой аж 1956 году. 
В 1947 году у нас в области, мне мать рассказывала, с голоду умерло не меньше народу, чем за всю войну.  Случился неурожай и еды не хватало.  Пленных же кормили.  Конечно мы не злопамятные. Это только пиндосовская  пропаганда нас такими представляет.
          Частенько  в ресторане  бывали и работники других ресторанов посёлка. Удивлялись, увидев нас за столом завсегдатаев. В их то заведениях мы такой чести не удостоились.  В один из летних дней   часа за  два  до закрытия, в ресторане кончилось пиво. Не повезли вовремя свежее. Хозяин извинился перед гостями за неудобства и сказал, что есть ещё бочонок, но пиво не очень хорошее.  Тогда один из гостей, сам бармен соседнего ресторана, попросил  присоединить кран с бочонком.  Так и сделали. Налил  «новый бармен»  пива в стакан  на  2/3, попробовал и попросил хозяина принести бутылку белого полусладкого итальянского вина.   Принесли вино.   Бармен долил вина в стакан  с пивом.  Оригинальный  вкус  получился. Несколько бутылок вина  было влито в немецкое пиво, а точнее в желудки русско-немецких  гостей ресторана.   
       Через полгода,  уже я отметился в роли составителя подобного коктейля в ресторане
Strandbad.  Замешивали в фужерах  немецкое пиво и «Советское шампанское».  Один из моих  собутыльников майор ННА ГДР зампотылу полицейского гарнизона в Басдорфе, жаловался после, что  тяжело после таких посиделок. Говорил, что дома  разуться и раздеться не смог. Одетый, заснул в прихожей   сидя на кресле.

Отредактировано Botuk (2012-06-13 15:02:17)

78

Сергей Лобанов написал(а):

Это наши немецкие друзья пригласили нас к ним в музей.


Первый слева - Паша Жуков, а второй не командир зрв на "Стрела-10" Степанов?

79

Botuk написал(а):

Эвальд вспоминал: «Когда пленные на шахте перевыполняли норму, то им за это дополнительную пайку выдавали.  А вот  вашему гражданскому населению, которое работало на шахте ни кто, ни чего не выдавал. Русские питались хуже пленных. Я уважаю Ваш народ. Вы не злопамятные».

в Оренбурге также работали немецкие (и японские) пленные, читаем:

количество продуктов в месяц для немецкого военнопленного. Однако, меню гитлеровского вояки, оказавшегося на стройке, заводе «Орлес», подсобных работах в Оренбурге, стало выглядеть удивительно актуально, когда попытался сравнить век нынешний и век минувший. Совместить графы и провести сравнительный анализ, чтобы понять, насколько лучше питаются сегодня россияне. И здесь начинаются «открытия». Оказывается, что пленные тогда получали в месяц картофеля и хлебопродуктов, рыбы и мяса в день даже больше, чем сейчас заложено в потребительскую корзину оренбуржца.

Ситуация, согласитесь, уникальная. Страна, напрягающая силы на фронте и в тылу, стремилась достойно кормить людей, еще вчера воевавших против нашего народа. Что за сбой произошел сегодня и на каком уровне: генетическом, социальном, экономическом, политическом? Почему дети и внуки поколения победителей должны жить на нищенскую пайку, именуемую потребительской корзиной? Если сравнить с потребительской корзиной Европы, государств, входящих в первую десятку, то там она выглядит «объемистее» как минимум на порядок. Даже в бывших прибалтийских республиках ее стоимость значительно выше.

Теперь о «вместительности» потребительской корзины.

далее можно прочесть здесь: http://www.oren.ru/news/2600690/

80

dx написал(а):

далее можно прочесть здесь: http://www.oren.ru/news/2600690/

у нас тоже в столовой 113-го артполка рацион солдата висел. Но даже старикам не доставалось всё, что там написано. А молодые просто ходили на офицерскую свалку поискать съедобных объедков. Потому что за крошки чёрного хлеба в карманах незамедлительно следовал наряд или два после отбоя.


Вы здесь » "Назад в ГСВГ" » "Германия. ННА ГДР, полиция и простые люди" » О встречах с немецким народом